Semantics: The Conweb Of Words

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Коридоры


Коридоры

Сообщений 31 страница 60 из 232

31

Габриэль посмотрела вслед уходящей Джинни и оглянулась. Привидение соскользнув с статуи полетело в неизвестном направлении.
Странное оно какое-то мелькнула мысль, но девушка без задней мысли пошла в ту же сторону. Тут что-то брякнуло и небольшая баночка с прозрачной жидкостью разбилась около нее. Сначала Габи вздрогнула от неожиданности, но потом, когда появился отвратительный запах у ДеЛакур началась истерика.
- Какого х`гена? возмутилась она. Девушка сделала несколько шагов, стремительно покидая комнату. Это отв`гатительно. Хоть по Габи то и не попало, но ей мерещилось что это запах. Теперь совятня отпадала - ей нужно было отмыться от этого запаха, как же иначе? Плюс мисс ДеЛакур предстояло еще выбрать костюм, собраться, сделать прическу - тоесть никуда она уже не успевала. Быстрым шагом Габи преодолела все расстояние до подземелий, стараясь никому не попадаться на глаза.
Что за сволочь вообще это сделала?
Что ну что за день сегодня??
на балл самой идти первый раз.. хотя маскарад..
но ведь у все теоретически есть пара...

Габри убрала с лица грустную мину и спустилась в подземелья

===> Комната Тины, Джес и Габи

0

32

Наступило утро. Гермиона проснулась очень рано. Первые солнечные лучи не успели еще пробиться сквозь шторы в ее комнате. Выспаться не удалось. Полночи она боролась со слезами, не желающими высыхать на ее щеках. Предательские мысли кружились в ее голове, обвиняя девушку во всех смертных грехах. Она с ними заснула и с ними же проснулась. Лежать просто так в кровати или находиться в комнате она не могла. Слишком тяжелые раздумья посещали ее.
Мне нужно развеяться, подумала она и решила пройтись по коридорам.
Все, что со мной произошло, явно, не спроста. Я не узнаю себя. Конечно, Гарри нравился мне и раньше… Нравился не просто как друг… но вот Снейп… Это уже что-то совершенно немыслимое. И я все еще хочу его видеть. Почему это странное чувство, которое я испытываю к нему, до сих пор не прошло? Может он был прав насчет зелья? Надо бы поговорить с ним. Ведь он тоже изменился… Причем это произошло с ним после моего поцелуя…Может я просто придумываю? Но не мог же он влюбиться в меня?! Или мог? Я скоро свихнусь от этих мыслей…
Ее внимание привлекла девушка, сидящая на ступеньках, сложив голову на грудь.
Кому-то кажется плохо…
Побежав поближе, Гермиона узнала профессора Картер, преподавательницу прорицаний. И не смотря на то что этот предмет никогда ей не давался, с профессором у Гермионы были вполне дружеские отношения.
Мисс Картер! Вам плохо? Мисс Картер!
Гермиона попыталась растолкать ее руками, но тело преподавательницы было почти бесчувственно. Но она начала шевелиться, что-то мыча себе под нос. От нее пахло спиртным.
Пьяна? Не мое дело, но помочь надо.
Пойдемте, я отведу вас в вашу комнату.
Подхватив ее за талию, Гермиона медленно повела Картер в ее комнату. Недалекий путь показался настоящим олимпийским марафоном.
Оставив профессора на ее кровати в ее покоях, Гермиона поспешила к себе в комнату, чтобы переодеться и пойти на бал.
>>>Бал-маскарад

0

33

Тихо, тихо.. Слышно лишь стук сердца и внутренний оркестр, которые вот уже на протяжении 16 лет не покидал Касс. Отдаленная грусть, смешанная с радостью. Музыка никогда не повторялась. Вот и сейчас играла новую мелодию, подходящую под настроение Беллвуд. Такая завораживающая и живая.  Вдох - выдох...
- Почему на бал не пошла?... Глупая.
- Глупая.. Не отрицаю. Только не потому что на бал не пошла. А потому что пробираясь сквозь безразличную толпу я ищу в бесконечном месиве людских тел одни - единственные, такие родные и такие недосягаемые, такие любимые и такие же далекие, давно знакомые и такие чужие, Его глаза... Глупо жить мечтой о встрече. Глупо кричать во сне, что без него ты никто. Глупо просыпаться с лицом, насквозь пропитанным солоноватым вкусом слез. Закусывать угол подушки, чтобы не разбудить сожителей. И глупо утром, встречаясь с ним глазами искать в них любовь, симпатию. Глупо...
- Нет, не глупо, Сань...

И тишина. Такая тишина вокруг, что звенит в ушах. Мерлин. Как же хочется сейчас упасть, провалится. Вниз.  Доползти до кровати и забыть этот день.
Взгляд в окно. Сумерки, вечер. Снег, такой манящий и обманчивый. Такой теплый, но вместе с этим с большой долей холода. Это глупо, верить ему... Шаг. Еще. Спустится по лестнице и оказаться дома. В своем воздушном замке. С Элис. Улыбка. Так приятно вспоминать, что где - то ниже есть существо, полностью зависимое от тебя. Но любящее и ласковое. И теплое...
Грустно.
>.Комната Пэнси, Касс и Алекса.<
{c} Маленькая часть мылей взята из журнала

Отредактировано Кассандра Беллвуд (2008-04-13 16:58:53)

0

34

>>Гостиная Слизерина>>

Подземелья Хогвартса. Здесь всегда пахнет сыростью, а под ногами то и дело что-то хлюпает, заставляя морщиться от брезгливости. Здесь всегда темно. И лишь кое-где тусклый огонь на конце факела освещает эти длинные запутанные коридоры неясным желтоватым свечением. Здесь опасно - сделал один неверный шаг и все. Провалился в какую-нибудь яму-ловушку, вырытую столетия назад. Именно за это Делия Чейз и ненавидела подземелья. Она бы действительно отдала все, что угодно, лишь бы гостиная ее факультета оказалась в какой-нибудь башне. В общем, она уже давно точит свои коготки на того, кто запихнул покои Слизерина в эти промозглые коридоры.
И вот наконец-то где-то в конце забрезжил свет. Выход. Наконец-то. В два прыжка преодолев расстояние до высокой винтовой лестницы, девушка сощурила глаза от непривычно яркого света. Огоньки тысячи свечей били в глаза, заставляя жмуриться. Но даже это было лучше, чем кромешная тьма подземелий.
Ступенька. Еще одна. И вот Чейз уже стоит в огромном холле. Из Большого Зала слышен чей-то смех. Значит, она ошиблась, и бал еще не закончился. Оно и к лучшему. Значит и в коридорах никого не будет.
Шаг. Другой. Третий.
Лестница. Поворот.
Коридор. Коридор. Коридор. Сколько же их здесь. Дел никогда об этом не задумывалась. Ведь их было ровно столько, сколько было ей нужно для того, чтобы убежать от них от всех. От суеты, от проблем. Ведь только этих свинцово-серым стенам ничего от тебя не нужно. Ни понимания, ни поддержки, ни даже едких замечаний. Им не нужно НИ-ЧЕ-ГО. Они лишь дают спокойствие, тишину. Они помогают расставить все мысли на свои полочки. Ты просто идешь вперед, анализируя свои поступки, желания, свою жизнь. Ты просто идешь и слышишь, как твои шаги отдаются гулким рикошетом от холодных каменных стен, порой обращая своё внимания на плиты с написанными на них нонпарелью непонятными символами. Это даже не руны, какой-то древний язык, словам которого уже больше никогда не прозвучать вслух.
И вот все как обычно. Шаг за шагом. Вперед. Не оглядываясь. Тихо. И лишь изредка какой-нибудь одинокий портрет заметит, что не гоже девушке в столь поздний час бродить здесь одной.
Она идет и вдруг понимает, что мир окончательно сошел с ума. И не классически перевернулся с ног на голову, как бывает не единожды за короткий промежуток времени в двадцать четыре часа, а, кувыркнувшись в причудливом сальто, вновь принял привычное положение, лишь встряхнув опоры, на которых держался, заставив их треснуть. Все слишком привычное, слишком приевшееся не только потеряло смысл, но и просто-напросто исчезло. Показалось, что жить, не запирая истину за железными дверями – намного легче и приятнее. По-другому смотришь на происходящее, на окружающих тебя людей, можешь, в конце концов, посмотреть на себя самого со стороны и понять, - насколько глупо на самом деле все выглядело. Всплыло даже сравнение с теми, кого она так терпеть не может, - слизеринками. Те же холодность, равнодушие, наигранность и фальшь в каждом движении, в каждом слове. Можно всю жизнь прожить с закрытыми глазами, так и не осознав роковых ошибок, но в будущем, когда уже ни о чем и не вспомнишь, твои поступки обязательно вернуться к тебе с лихвой. А можно вовремя одуматься, оглянуться, не боясь всмотреться в пустые зеницы прошлого и, остановившись, сделать шаг назад. Говорит, что прошлого не воротить лишь тот, кто никогда не осмелиться этого сделать и не решиться взглянуть в глаза самому себе. Не через зеркало, отражающее лишь сущность физического тела, а через слова и отношение другого человека. Ведь бывает и так, что жалкого, гнусного человека может полюбить кто-то с чистой и светлой душой. И, не исправься первый, он утянет за собою в пропасть, уготованную лишь ему, того или даже тех, кому он дорог. Так и теряются жизни тех, кто этого никоим образом не заслуживает.
Холодный коридор, луч света из окна, наледь на стекле, мысли никак не хотят складываться в один рисунок. Она вдруг понимает, что заблудилась окончательно. Она здесь никогда не была. Коридор длинный, тянется так далеко, что не видно конца. Но не это привлекает ее внимание. Нет. Взгляд останавливается на огромном гобелене во всю стену. Чейз подходит ближе, садясь на подоконник, все так же, не отрывая взгляда от единственной сентенции на полотне у огромного рисунка то ли дракона, то ли грифона. "Иногда люди спят" - гласит она. И почему-то именно эта фраза заставляет Слизеринку сидеть вот так, неподвижно, разглядывая витиеватые буквы.
Странно...

+1

35

Кристианна молча приближалась к огромному строению, наверное, уже тысячи лет именуемому школой чародейства и волшебства Хогвартс. Волшебство… Иногда казалось, что каждая частичка этого великолепного замка, каждая башенка, каждая таинственная комната, имеет свою жизнь и свою историю… Подняв взгляд к небу, Тина улыбнулась месяцу, который игриво перемигивался со звездами… Зачарованно глядя куда-то вверх, девушка не заметила как уже стояла на пороге школы. С силой толкнув тяжелую дверь, она вошла внутрь… Суета, шум, яркий свет – все это ударило по органам слизеринки, воспринимающим окружающий мир… Чертыхнувшись, Лекс оттолкнула какого-то нерадивого второкурсника, наступившего ей на ногу. Юный гриффиндорец хотел было возмутится, но увидев холодные от равнодушия и сверкающие от ярости глаза Крис, решил промолчать.
Вот и славно… Твое счастье, что мы в школе… Так бы и запустила авадой между глаз…
Нет, Тина не была пустышкой, гордящейся эмблемой Слизерина на груди. Просто она не любила детей… Конечно, они цветы жизни… Их либо в землю, либо в воду… Про себя усмехнувшись, Лекс оглядела холл. Из Большого Зала доносились мужские голоса и пробивающийся сквозь них девчачий смех… Присоединятся к группе пьяных гриффиндорцев не хотелось… Хотя почему именно гриффиндорцев? Вполне возможно, что там были и слизеринцы… Но не более трезвые, чем ученики красно-золотого факультета. А в таком состоянии они все почему-то дружили… И это очень сильно злило Кристианну… Хотя и бывало редко – все таки алкоголь в Хогвартсе запрещен… Но это никогда не было большой проблемой… Оторвав взгляд от входа в большой зал, Тина посмотрела на небольшой темный проход, ведущий в подземелья, а соответственно в гостиную Слизерина. Там наверняка сейчас были практически все… То есть снова шум, гам, воспоминая о прошедшем бале… Нет… Этого не хотелось… Взгляд заскользил дальше и уткнулся в лестницы, ведущие наверх. Гостиная Гриффиндора, учебные классы… Это тоже мало привлекало слизеринку. И вот, наконец, повернувшись направо, она увидела то, куда стоило пойти в поисках уединения – коридоры. Бесконечные, холодные, равнодушные… Им не было дела до мыслей девушки – они жили своей, каменной жизнью.   Ноги сами повели Тину туда, навстречу безразличию… Шаг… Еще один… С каждым шагом, с каждым стуком каблука по камню, Кристианна все дальше погружалась во тьму. Но вот и окно… Месяц неярко светит сквозь потускневшее от времени стекло и его холодные лучи играют с поднявшимися пылинками… Невольно остановившись, Лекс засмотрелась на эти маленькие, беззащитные частички… Почему-то они ассоциировались у девушки с людьми – некоторые суетились, хаотично передвигаясь в воздухе, другие же лениво передвигались. Но все они время от времени сталкивались и либо разлетались в разные стороны, либо соединялись и оставались вместе… Но все равно, все они кружились и образовывали собой единый хоровод - хоровод жизни, такой простой, и одновременно такой сложный. Жить всегда было легко… Сложно было выживать… Вздохнув, Тина сделала пару шагов вперед и оказалась прямо посреди жизненного хоровода… Возмущенные таким наглым поведением девушки, пылинки разлетелись во все стороны, покидая освещенное место и забиваясь в углы…
Вот так всегда… Стоит появится кому-то более большому и сильному – как все… Тебе приходится уйти в сторону… Это как дорога… Ты один – идешь по середине… Навстречу люди – кто-то должен отойти… На середине остается более сильный… Или более упрямый… А вот если навстречу едет машина… Ты либо заканчиваешь свою жизненную дорогу, либо отходишь в сторону. В тень…
Размышляя даже не о пылинках, и не о дороге, а о жизни в целом, Кристианна Лекс продолжала продвигаться по коридорам замка, уже не замечая, куда она идет. Подняв глаза, она увидела большой гобелен, занимающий всю стену – от пола до потолка. Почему-то он приковал внимание девушки, и она пару минут просто стояла, рассматривая ткань с нанесенными на нее красками… Только спустя какое-то вемя слизеринка обратила внимание на девушку, сидящую на подоконнике, прямо рядом с гобеленом. Приглядевшись, она сумела различить знакомые очертания.
Да это же Делия! Черт, со своими размышлениями совсем все пропущу!
Хотя не только Тина не заметила присутствия в коридорах кого-то еще… Делия видимо тоже не обратила внимания на подошедшую девушку… А может и заметила, но не подавала виду… Сделав несколько шагов навстречу подруге, Кристианна оперлась на край подоконника. На губах слизеринки играла легкая улыбка – она всегда была рада видеть Чейз.
- Привет! Чего это мы тут сидим, скучаем? Почему не на балу?
Вопрос был глупый – она прекрасно знала, что Делия, как и сама Кристианна любила посидеть где-нибудь и просто подумать… Ни о чем и в то же время обо всем… А пустота коридоров как раз навевала философские мысли…

Отредактировано Кристианна Лекс (2008-04-14 18:16:27)

0

36

Давящая атмосфера Большого Зала исчезала, стоило только выйти за его порог и снова оказаться в коридорах. Впрочем "исчезала", было не совсем верным понятием для данного явления. Странное и непонятное волнение заполонило всё уже пространство и теперь въелось в каждый квадратный сантиметр школы. Но по сравнению, с Большим Залом, концентрация данного, весьма неприятного "факта" по остальной школьной территории, была ничтожна мала. И всё же она была...
И, пожалуй, именно эти стены спасали. Они придавали уверенности. Они давали настолько необходимую ей тишину. Давили собой тревогу.
Чейз всегда была самодостаточной. Ей не нужно было чье-то общество для того, чтобы чувствовать себя комфортно. Да и зачем кому-то это вообще нужно? Чтобы заполнять пустоту ничего не значащими фразами, чтобы не чувствовать себя одиноким. Но так Чейз и в огромной компании однокурсников не ощущала чьего-то присутствия в своей жизни. Никому нет дела ни до кого. У каждого свои проблемы, каждый считает свои заботы главными, самыми значимыми.
Хотя, может быть, это только для Делии атмосфера на балу была давящей. Все же веселились. Глупцы. Или это она единственный глупец на этом празднике жизни? Может и так. Салазар теперь его разберет. Но зато Дел не врала. Она не надевала платьев, не разукрашивалась как клоун в цирке. Ведь это все обман. Это делает нас красивее. Перед кем? Перед другими людьми? Нет, нет конечно. Перед нами самими. Мы пытаемся самоутвердиться, сделать себя привлекательнее. А в конце оказывается, что это не делает нас лучше. Что это обычный дежурный самообман.
Где-то неподалеку раздались то ли какие-то шорохи, то ли шаги. Скорее всего, чья-нибудь кошка отправилась на охоту за мышами или портреты опять вспоминают свою бурную акварельную жизнь.
Чейз даже не обернулась. Ей было все равно. Все внимание было приковано к огромному полотну. "Иногда люди спят". Что художник хотел этим сказать? Не то ли, что люди иногда просто отказываются замечать того, что творится вокруг. Лжи, предательств, подлости. Они закрывают глаза, считая, что так и должно быть, так надо, так правильно. А ведь все наоборот. Каждый день мы втягиваем себя все глубже и глубже в трясину непонимания. Мы отказываемся быть честными с другими, с собой. А затем задаемся одним вопросом - почему мы одни в этом мире. Глупо, просто глупо и неправильно.
Неожиданно чей-то до боли знакомый голос привел Чейз в чувство, заставив оторвать взор от полотна. Тина. Не иначе. Только её голос Чейз всегда узнавала безошибочно. И только ее присутствие никогда не раздражало Делию. Кристианна никогда не была лишней.
Дежурное "привет". Второй вопрос оказался просто до обиды глупым. Ненужным. А вот третий.. Нет, конечно, ответ был прост, да и сама Тина явно не ожидала ответа, но...
- Ложь, украшенная сказкой... Это все, что я могу сказать об этом мероприятие, - прищурив глаза, отозвалась Дел. - Знаешь, по-моему, ложь всегда красива и не нуждается в сказках, скорее в реальной жизни нет места чудесам. - Пространственно выразилась слизеринка и, в очередной раз подивившись глупости своих однокурсников, вспоминая сборы на бал и сопровождающий всю эту бессмыслицу радостный смех. Верх бессмыслицы!
Кто-то, наверное, счел бы слова Чейз просто пустой фразой. Но она действительно так думала. Слизеринка не понимала, зачем люди разряжаются в глупые и откровенные наряды. Порой, даже слишком откровенные. Пиршество разврата, не иначе. Наверное, здесь бы кто-то обвинит Делию в излишней предвзятости, но это было лишь ее личное мнение. Она никому ничего не навязывала.
Неожиданный треск заставил Дел повернуть голову. Огромная створка окна распахнулась, запуская в коридор ледяной ветер и ворох белоснежных снежинок.
Снег. Лед. Он пронзает душу. Словно убивает одним движением. Ты ничего не можешь поделать, так как просто медленно замерзаешь, и твой последний вздох тебя покидает. Он улетает куда-то далеко, и нет сил вернуть его, вернуть свою жизнь, душу. Но лед можно любить, несмотря на то, что он кажется безжизненным. В нём есть жизнь, просто она спрятана слишком глубоко и достать её очень трудно. Но, так или иначе, лед имеет свойство таять, а это означает, что даже замерзшее сердце можно вернуть к жизни...
Делия давно привыкла ко льду в сердце. С детства. Её так учили. Так надо. Аристократка это приговор. Приговор на отсутствие чувств. Почему? Потому что так указывает несуществующий кодекс чести. И именно это было главным сходством маггловской аристократии и волшебной. Одни правила игры.

Отредактировано Delia Chase (2008-04-14 21:13:03)

0

37

Кристианна сама не до конца понимала, зачем задала вопрос, ответ на который был элементарен. По крайней мере ответ Делии и для Тины. Зачем вообще люди задают вопросы? Зачем интересуются, хотят знать чужие проблемы? Им своих, что ли, мало? Нет не мало… Но человек по натуре своей существо любопытное, но до жути эгоистичное… В ком-то этот природный эгоизм проявляется с большей силой, а в ком-то с меньшей… А может кто-то подавляет его в себе, стараясь стать лучше… Даже нет, не стать. Казаться. Выглядеть хорошим в глазах людей, но таковым не являться…
- Но ведь если мы не будем стараться казаться лучше, мы не будем совершенствоваться…
- Люди не бывают совершенны…
- Правильно, именно поэтому нам есть куда стремиться…
- Зачем стремиться к идеалу? К какому-то выдуманному, нереальному образу? Чтобы стать куклой? Игрушкой в руках других, более «плохих» людей? А ты будешь хорошей… Хорошей куколкой на ниточках, за которые будет дергать плохой кукловод…
- А лучше быть кукловодом? И играть жизнями других людей?
- Лучше быть самой собой… Не прятаться за глупыми масками, не играть чью-то роль… В этой пьесе, с простым названием «Жизнь», тебе подойдет только одна единственная роль. Твоя. А все остальные будут выглядеть ненатурально, не естественно… Хочешь этого? Играй… Если будешь хорошо стараться, сможешь стать кем-то еще… Только зачем? Зачем становиться кем-то? Разве так плохо быть тем, кем ты являешься по желанию природы? Она сделала тебя таким. Кто ты такой чтобы перечить ей?
- Каждый человек может исправить ошибки природы…
- Может… Конечно может… Люди могут все. Могут ломать. Природа строит – мы ломаем. Мы рушим то, что она создавала огромными усилиями… Имеем мы на это право? Нет.
- Почему нет? Каждый имеет право менять свою жизнь так, как ему хочется.
- Нет… Мы меняем мир, мы пытаемся изменить окружающих… Зачем? Затем чтобы, как ты выразилась, «исправить ошибки природы». Мы видим малейший изъян в окружающих, во всем что вокруг нас, и не понимаем, что, возможно, главный изъян – мы сами…

Разговоры с самой собой… Шизофрения? Наврятли… Просто Тина любила рассмотреть проблему со всех сторон, проанализировать любой вариант. Пусть даже самый бессмысленный. Да и к тому же, внутренний голос часто выступал в роли совести девушки, но так же часто бывал послан. Крис воспитывала свою совесть. Не спрашивают – пусть не лезет. 
Тина взглянула на гобелен, который с большим интересом рассматривала Делия до ее прихода. В углу красовалась витиеватая надпись, гласившая любому читающему – «Иногда люди спят». Мысль, о том, что же хотел сказать автор, пришла немедленно и повлекла за собой очередные рассуждения. Ведь если задуматься, мы часто спим… Причем не просто спим закрыв глаза, а спим по жизни… Мы не видим главного, упускаем суть. А потом ссылаемся на других, пытаясь обвинить их в чем-то… Снова эгоизм… Мы часто спим не замечая окружающих, не замечая проблем, чувств… А просыпаясь понимаем, что уже поздно… Уже поздно что-то менять, стараться что-то исправить… Время ушло… Время… Еще один вечный повод для размышления. Почему его никогда не хватает? Почему оно убегает, утекает, улетает, не давая нам ни малейшего шанса остановить его, или хотя бы придержать?…
Из всех этих, возможно глупых, раздумий Тину вывел голос подруги. Точно, она ведь задала вопрос… «Ложь, украшенная сказкой... Это все, что я могу сказать об этом мероприятие. Знаешь, по-моему, ложь всегда красива и не нуждается в сказках, скорее в реальной жизни нет места чудесам.» довольно философски, в общем в своем духе, ответила Дел.
- Ложь, это красивые, ничего не значащие слова и действия, которые греют нас своей теплотой. А потом неожиданно подкрадываются и окатывают холодной и часто ядовитой правдой… С этим ничего не поделаешь, такова жизнь. Да я если честно и сама там почти не была… Общество полуголых гриффиндорок меня почему-то не очень радует… Да хотя и наши тоже хороши…
Сама Кристианна для этого бала приготовила красивое платье до пола… Но так почему-то его и не одела… Может потому что не особо туда собиралась? Видеть эти полуголые, пьяные тела, которые пытаются танцевать под непонятную, странную по существу своему музыку, а потом идут и обнимаются всю ночь с унитазом… Крис слегка поморщилась. Она никогда не была против выпить в хорошей компании, но напиваться, да еще и в школе… Нет уж, спасибо. Сразу же вспомнился прошлый год – тогда Тине и еще кому-то, не важно кому, но тоже слизеринцу, пришлось тащить гриффиндорку, которая не стояла на ногах, до гостиной ее факультета. Черт, зачем пить с теми кто потом тебя вот так бросит? Опять же ложь… Мнимые «друзья»…
Мысли быстро бежали в голове девушки, перетекая из одной проблемы в другую… Но это были всего лишь мысли, тонкие, не осязаемые нити, которые постоянно, вот даже как сейчас, прерывались какими то более сильными факторами. На этот раз, фактором стало открывшееся окно. Стекло больше не было преградой для снега и ветра. Холодные порывы ворвались внутрь и, обогнув девушек, унеслись дальше по коридору. Выглянув в окно, Крис с удивлением обнаружила, что уже начинает светать.
Чееерт… Сегодня же первый день каникул… Ааа… Я даже не знаю куда поеду… Домой… Не хочеться… Интересно, куда подастся Чейз?
Не долго думая, Лекс решила выяснить мучавший ее вопрос, просто задав его подруге.
- Дел, сегодня ведь первый день рождественских каникул… Ты куда поедешь? Или тут останешься?
Холодный ветер продолжал потихоньку пробираться в коридоры замка, пробегая по коже девушек и оставляя на ней мурашки. С каждой секундой он захватывал все большие территории, выселяя теплый воздух помещения на улицу. Снежинки, верные его спутницы, тоже залетали внутрь, но жизнь их была не долгой – падая на подоконник и каменный пол, они сразу же таяли…
Любой лед когда-нибудь растает… Всегда найдется огонь, готовый растопить его…

Отредактировано Кристианна Лекс (2008-04-15 16:03:32)

+1

38

Наверное, стоило достать палочку и закрыть столь нагло распахнувшееся окно. Но не было никакого желания.
Холодный, настоящий зимний ветер принес с собой не только ворох снежинок, которые, казалось, проспали ночную метель и теперь радостно кружились по пустому коридору, ярко контрастирую с темными серыми стенами. Но в этих ледяных порывах еще отчетливо чувствовались первые лучи предрассветного солнца. Они скакали по стенам, окрашивая их в какой-то ненастоящий призрачно-золотой цвет, и убегали куда-то вдаль, даже не успев закончить свой странный рисунок из переплетающихся длинных линий.
Слова Тины доносились до слуха Дел, словно через какую-то дымку. Но при этом ее голос будто бы выталкивал из головы Чейз ненужные мысли, оставляя лишь какие-то конкретные зарисовки, на которых она пыталась сосредоточить внимание.
Ложь - какое одновременно емкое и однозначное слово, чувство, поступок - называйте, как хотите. Она вмещает в себя такую бурю эмоций - отвращение, неприязнь, презрение, раздражение. И в то же время это все можно описать одним словом - зло. Настоящее, неискоренимое, хранимое веками. Ведь не зря же именно ложь может быть для человека святой, так же как и порой излишне жестокая правда. Она спасает. Она дает надежду на будущее. Хотя разве существует ложь "во спасения". Наверняка, многие ответят да. А вот Делия считала иначе. Это липкое тягучее, как горячая карамель, чувство, которые с каждой новой маленькой ложью затягивает тебя все глубже и глубже в свою пучину, из который мало кто выбирался. А люди просто боятся. Им это свойственно. Вот только чего боятся?  А того, что есть ложь, на которой люди, как на огромных, похожих на сахарную вату, крыльях, поднимаются к небу, забывая обо всем и с упоением наслаждаясь каждым мгновением этой исковерканной правды, а есть истина, холодная, горькая, которая приковывает человека к земле свинцовыми цепями. Люди боятся цепей. Боятся стать заключенными собственных мыслей и поступков. Боятся правды.
Голос Кристианны вдруг разнес в прах размышления слизеринки, отдаваясь приглушенным эхом где-то в конце, казалось бы, бесконечного коридора. Первый. Первый день. Значит, вчера был последний. И вот опять. Потеря за потерей. Мы так быстро теряем дни, часы, минуты секунды. А ведь никто даже не задумывается, во сколько нам это потом обойдется. Нет, мы просто живем. Или все-таки выживаем?
- Ты куда поедешь? Или тут останешься? - эта фраза заставила Чейз тяжело вздохнуть.
Она не знала, что ответить. Она просто стояла, просчитывая возможные варианты. Кажется, Дэвис собиралась справлять какую-то вечеринку. Да зачем оно все нужно? Как будто бы они здесь, в Хогвартсе, друг другу не успели надоесть.
Был еще один вариант. Дом. Хотя разве можно было назвать родовое поместье Чейз домом? Наверное, нет. Но Делия все равно упорно повторяла про себя это слово, словно стараясь поверить в него. Дом, дом, дом... Монотонно. Медленно. Чтобы запомнилось. Навсегда. По-другому ведь никак.
Почему именно это место? Потому что другого не было.
Холодные стены родного дома никогда не были её неприступной крепостью. Сколько Делия себя помнила, она бежала отсюда. Всегда. В родовом поместье всегда царил непреступный холод. Даже жарким летом. Там было пусто. И лишь невидимые фантомы ушедших дней порой, словно бы это был ветер, листали своими прозрачными ненастоящими руками пожелтевшие страницы старинных книг. 
Под конец учебного года она всегда становилась непривычно тревожной и нервной, жадно цеплялась за каждое мгновение, проведенное в Хогвартсе, старалась все больше и больше времени проводить с по-настоящему дорогими людьми. Осознание того, что все равно ей придется вновь толкнуть эту тяжелую дверь, втащить за собой неподъемный чемодан и встретиться взглядом с той, что имела наглость называть себя матерью было невыносимым. Хотя если подумать хорошо, Делия любила свою маму. Любила ту, что целовала её в щеку перед сном, рассказывая очередную историю. Ту, что провожала её в школу, украдкой вытирая слезы. Ту, что писала ей столь нежные и теплые письма, находясь вдали. Ту, что не имела ничего общего с безразличной ко всему женщиной по имени Марлен Чейз, и к сожалению ту, что никогда не существовала. А отец.. А что отец. Она его-то и видела всего лишь несколько раз в жизни. И то на каких-то приемах. Была только няня. Невысокая старушка. Всегда опрятно одетая. С поистине царской осанкой. Дел всегда хотела быть такой же в старости. Строгой, неприступной как крепость, но при этом умеющей дарить свою любовь людям, к которым ты привязана. Но мисс Меррик умерла в прошлом году, оставив на память о себе лишь теплые воспоминания, зарытые где-то глубоко в душе. Но Чейз и этого было достаточно.
А больше возвращаться было не к кому. Да и не зачем. Она вообще уже давно привыкла к одиночеству. Привыкла, что на людей нельзя положиться. Каждый предает. Ты можешь любить его, а потом он вырывает твоё сердце и сжимает его как можно сильнее, что бы насладиться каждым твоим взвизгом, вскриком. Наверное, древние греки были правы, когда сравнивали людей со змеями. Кормишь его, ласкаешь, даришь всю себя без остатка, а она всё равно придает тебя и кусает. Делия привыкла к одиночеству. Привыкла к холоду в сердце и даже привыкла к тому, что останется нелюбима до конца своих дней. Ни собственной семьей, ни кем-то еще. Она считала, что так правильно, так безопасно.  Она привыкла.  Привычка ведь вторая натура.
Оставался один вариант. Тот, что, наверное, был единственным правильным. Школа.
- Знаешь, домой не хочется. Опять маменька будет показывать мне фотографии возможных женишков. Надоело. Наверное, здесь останусь. А ты?

0

39

Маленькая резная снежинка влетела в окно и, сделав небольшой круг, опустилась на плечо слизеринки. Повернув голову, Крис, в течении нескольких секунд, смотрела на этот маленький кусочек льда, стремительно исчезавший на рукаве ее кофты. Нет, он не исчезал бесследно, он оставлял после себя маленькую, малозначимую капельку воды… В принципе, каждый человек подобен капельке. Только в обществе, в окружении себе подобных, в группе, люди-капельки образуют поток, способный на многое.
Общество… Что это вообще такое? Люди окружающие нас? Ложь, которую они неминуемо приносят с собой? Но в тоже время радость от общения, теплота чувств… Любовь? Такое простое слово и такое сложное чувство… Любила ли Тина? Сложно ответить на этот вопрос. Она любила, искренне любила эту девушку, сидящую сейчас перед ней. Крис не могла представить свою жизнь без этого человечка. Без ее, иногда не совсем нормальных, идей, без споров о вечном… За всю свою еще не очень долгую жизнь Кристианна не встретила ни одного человека, который мог бы, хоть отдаленно, сравниться с Делией в умении рассуждать, видеть в обычных вещах что-то другое, новое…
Кого еще любила Крис? Брата… Но он уже закончил Хогварст и работал в Министерстве, поэтому не мог все время быть рядом…
Надо будет ему написать… Интересно, как он?
Кого еще можно было любить? Мать? Эту беспринципную, холодную женщину, которой было всю жизнь наплевать на Тину? Она вспоминала о существовании девушки только тогда, когда ей что-то было нужно… Ну или когда Крис приезжала на летние каникулы домой… Она даже не поздравила дочь с Рождеством!  Хотя и не мудрено… Когда Кристианна уезжала в Хогвартс, они сильно разругались… Для себя девушка сразу же решила, что больше туда не вернется и проведет следующее лето с братом. Плевать, что придется работать, плевать, что они будут жить в маленькой двухкомнатной квартирке. Там ей хотя бы будут рады…
- Черт! Сама ругаюсь на мать, что она не поздравила меня с Рождеством, а я то? Лучше? Брату и строчки не написала…
Решив при первой же удобной возможности написать брату, Крис снова бросила взгляд на распахнутое окно. С каждой секундой солнце поднималось все выше, пропуская огненные стрелы лучиков в коридоры замка. Они ломались о стены, упирались в пол, отражались от стекла и рассыпались миллионами маленьких солнечных зайчиков, которые, прыгая по каменным стенам и полу, убегали все дальше, в глубь коридора, и растворялись там, не оставляя после себя даже следа… От этой завораживающей картины Тину отвлек далекий голос подруги, рассказывающий о проведении предстоящих каникул и спрашивающий куда поедет она.
- Я… Не знаю… Либо к Эрику, либо здесь… Но брат, скорее всего, будет занят… Так что… Остаемся.
Легкая улыбка пробежала по тонким губам девушки. Эти каникулы не должны были быть скучными. Просто не должны. Она этого не допустит.
Время медленно, но верно приближалось к завтраку и желудок, не имевший доступа к еде со вчерашнего обеда, начинал требовать своего…
- Дел… Пошли на завтрак… А то кушать хочется…
При воспоминании о еде в голове возник образ Большого Зала и прошедшего там вчера бал-маскарада. На завтрак, наверняка, не придет и половины старшекурсников. Больная голова не даст им покинуть спальни. Хотя… Возможно жажда выгонит их на завтрак. Долго задумываться над такой пустяковой проблемой не хотелось, легче было просто пойти в Большой Зал, со временем все само выяснится…
Но голова Кристианны никогда не была пустой, она всегда была наполнена мыслями. Некоторые из них были незначительными, их легко было засунуть в отдаленный уголок сознания, и вспомнить о них только тогда, когда другие, более значимые, мысли уйдут… Более значимые… Что вообще значимо для Кристины, да и для людей в общем? Поесть и отдохнуть… Полениться… Нельзя было сказать, что Крис не ленивый человек, но она не понимала тех, кто хотел всего, но не хотел ничего для этого делать… Хотя все живые существа по натуре своей именно такие – жуткие лентяи. Если бы каждому человеку кто-нибудь все приносил, неужели бы он вставал с мягкого кресла? Ну разве только затем, чтобы перелечь на диван. Но ведь так не возможно ничего добиться… Так ведь скучно жить… Жизнь – это постоянное движение вперед, постоянное выяснение чего-то нового, постоянная борьба. Всю свою жизнь человек борется… Находясь в утробе матери ребенок видит весь мир… Когда он рождается, то пытается прокричать, рассказать всем о том, что он видел… Но ему не дают, пытаются заставить его замолчать… И он замолкает… Потому что окружающие сильнее… Чем старше становится человек, тем жестче становится борьба. Борьба с жизнью. И все равно, при любом раскладе она заканчивается поражением… Смертью…

0

40

За окном просыпалось солнце ,которое уже во все освещало коридоры Хогвартса.Снег сверкал и переливался под лучами солнца.Все это нагоняло романтику , но Фреду было одинока в такое момент.Зевая он поднимался в гостиную Гриффендора.В школе было тихо, многие ученики еще спали после бала Спать,спать,спать...как я устал после всего этого ,интересно куда потом улетели Пикси и интересно как там профессор "Жирная голова"?Хорошо что отвезался от этих двох колючек...бррр аш вспоминать не хочеться.
---->Гостиная Гриффиндора

0

41

Кому утро, кому день, а кому еще один испорченный момент в жизни. И вот иногда читаешь сквозь строчки, и не замечаешь, что за поворотом тебя ждет, и ведь видно, видно всё, как на ладоне...А все равно надеешься на лучшeе, не замечая всего того, что могло бы произойти. И иногда Делию посещали гениальные мысли. Просто мысли. Для кого-то пустые. Для нее лично гениальные. Хотя, наверное, каждому человеку его мысли кажутся гениальными. Этакий мир непонятых великих людей. Или сумасшедших. Таких только в дурдом. Хотя судя по поступкам, поведению девушки, именно место это светило ей как нельзя четко. А сквозь броские и изощренные мысли не раз, по рукам телка рубиновая пустота, сквозь сожаления, потери, лишь бы скорее уйти от сюда, и больше не зацикливаться на прошлом. Господи, ведь как бы ей было легко, если бы её оставил этот холодный ветер, если бы над головой сверкало светило, если бы мир не был столь ненормален, а она так обычна... Обычная для этой ненормальности, признаком лжи и проблем, признаком суеты и страданий... Надоело, все сильно достало, вцепилось в душу и не собиралось отпускать, клочками выдирая из неё волю. А ведь всё могло быть иначе, если бы... Если бы что? Если когда-то она вместо будущего выбрала настоящее и не гналась за мечтой? Если бы понимала, что рано или поздно секунда счастья оборвется и за неё придеться платить? Проще было уйти из жизни, назвав этот уход самым гениальным произведением искусства. Попасть на границу между "адом" и реальностью, и выбрать то, что казалось бы сказкой, местом инвизибл, где никто никогда не найдет твоей закрытой мечты, не начнет метать твою душу как дротик в мишень, чувства, молчать сквозь стены, громко рыдать, терзать...надоело.
Поступать с жизнью так?
Как так?
И почему бы и нет?
Давайте попытаемся ответит на все эти вопросы , учитывая характер мисс Чейз, её нездоровый уклон, и, скажем честно, испорченную психику. Чем была для неё жизнь? Давно ничем, давно лишь игрой, лишь обычной книгой, развернутой и исчерпавшей себя. Пожелтевшие страницы больше не манили к себе и вдыхать аромат уже напечатанного текста было уже давно не то, что она так долго искала. Туман по утру, свет от настольной лампы, игры в прятки- все это постепенно надоедало. Жизнь становилась однотонной, черно-белой и тусклой. Краски блекли, словно со временем они вымылись слезами, порывами ледяного ветра. Книга больше не была наполнена чувствами радужной и Вселенной радости. Порой ложь выглядит куда безболезненнее, ярче, спектральнее...Её дым завораживает своим сладостным привкусом, и в конце концов это становиться привычкой - врать близким, закрывать глаза на правду, и искать ответа лишь в своей фантазии. На самом деле правды давно уже не было, как и того аромата свежего текста в книге жизни мисс Чейз.
Да. Каждый день у кого-то всегда есть свои планы. Но не зависимо от планов в голове всегда крутятся всяких непонятные мысли. Они появляются мнгновенно, за считанные секунды до того, как Дел собирается что-то сказать. И она говорит. Получается, правда, не всегда хорошо, но вполне сносно. Что же поделать, если Чейз такая уж уродилась. Как магнит для стен. Её скоро с таким же успехом можно будет вешать на холодильник. Но все-таки нельзя отрицать того факта, что Делия могла просто стоять и долго думать с открытым ртом. Создавалася примерно тот же эффект, и мниный разговор. Именно в такой думающей позе слизеринку можно было обнаружить на уроках, когда она думала над своими ответами на заданные вопросы.
Остаемся. - Почему-то это слово придает уверенности. Уверенности в том, что все еще может быть будет хорошо. Именно может быть. С тем, что сейчас творилось вне стен школы далеко нельзя было назвать устойчивой почвой под ногами. 
Очередной взгляд за окно. Снежинки все таким же необуданным потоком залетают в приоткрытую створку, опускаясь на подоконник и тут же тая.  Делия никогда не любила зиму. Осень - замечательно, поскольку никаким дождям не скрыть пламенного величия природы в этот прекраснейший из сезонов, весна - чудно, возвращение тепла и толпы влюблённых придурков, за которыми очень забавно наблюдать. О лете вообще не стоит говорить - тёплое море в комплекте с двумя месяцами отдыха позволяют ему всерьёз соперничать с осенью. Но вот зима никогда не казалась светловолосой слизеринке необходимой. Единственная ситуация, в которой девушка была готова восхищаться белоснежными узорами и искрящемся снегом - это когда её от всего этого великолепия отделял толстый слой стекла, а сама она на каникулах с чашкой чего-нибудь тёплого - не важно чая или грога - сидела в хорошо отапливаемом помещении.
Поэтому с наступлением холодов слизеринка старалась минимизировать время, проводимое за стенами замка. Ну, или дома, если она уезжала на каникулы. И минимизация эта включала, в том числе, квиддичные матчи и походы в Хогсмид. То есть на игры своей команды она ходила, а вот остальные с лёгкостью пропускала.
- Дел… Пошли на завтрак… А то кушать хочется… - голос подруги на несколько секунд прервал поток мыслей Делии.
Взгляд на наручные часы - привычка оставшаяся от жизни в маггловском мире - и действительно. Эльфы, наверное, еще ничего не накрыли, но, думается, чего-нибудь им поесть дадут. Хотя, чего-чего, а есть не хотелос совсем. Но вот большая чашка с ароматным кофе всю ночь витала где-то в голове у Чейз.
- Да-да, пойдем. - пустой голос, никаких эмоций, просто слова.
Развернувшись на каблуках, Дел прошествовала вдоль коридора, в надежде, что путь к Большому Залу все же отыщется. А то эти коридоры и не на такое способны.
>>БЗ>>

0

42

<<- Рождественский бал-маскарад ->>
В коридорах гуляли солнечные лучи, "зайчики" весело прыгали по стенам, вскоре исчезая. Эллен достигла той части замка, где начиналась паутина коридоров и продолжила свою "прогулку". Она вслушивалась в каждый звук- скрип, фразы других учеников школы, которым так же захотелось побродить с утра пораньше. Через некоторое время голоса начали смолкать, и теперь в ушах звенела тишина. Девушка шла, опустив голову и рассматривая ноги, которые быстрым шагом несли её по коридорам непонятно куда. Позже, когда голова начала кружится, девушка перевела взгляд на окно, в которое бился отчаяный слабенький луч света.
В лесу родилась ёлочка...
Хардиган остановилась и подошла ближе к окну, что бы насладится прелестями зимнего утра. Ведь зима была её любимым временем года. Временем, когда белоснежный снег, по волшебству и изнеоткуда, падал с неба, блестел под солнцем, или же нёс свет в сумеречный вечер.
Девушка водила пальцем по ледяным рисункам на окне, от чего на подушечках пальцев оставалась вода. Ей вспомнились маггловские песни, которые она слышала по радио, когда направлялась на платформу "9 и 3/4". Это грусные песни о безответной любви, неправоте человечества, тяжести жизни и пр. Гриффиндорка тихонько намурлыкивала себе под нос мотивы этих песен, пытаясь вспомнить слова.

0

43

В коридорах горели факелы, отбрасывая на серые стены танцующие тени. Было безлюдно. Звук шагов гулким эхом отдавался в дали. Странно. Весьма странно. Неужели я опаздала на завтрак? Диди приостановилась, оглядываясь назад, но никого так и не увидела. Кошмар! Как же я найду нужный мне кабинет? Хоть бы кто-нибудь встретился на пути. И вообще, который час интересно знать... Словно услышав ее вопрос, начали бить главные часы Хогвартса. Один... Два... Три... - начала она считать удары. Восемь... Девять... Наступила тишина, в которой Диди услышала шорох пробежавшей вдоль стены мыши. Девять... Точно, я опоздала. Завтрак кончился. Баллы с меня снимут. Хотя почему с меня? С факультета. Девушка растроилась. Она не любила прогуливать уроки. Голова поникла и взгляд потускнел. Желудок все еще злобно урчал. Вот хотя бы ты бы помолчал! На кухню идти нельзя. В большом зале уже давно всю еду убрали. Домовики меня недолюбливают. Пожалуй тогда не стоило мне швырять в них сумкой.  Размышления Диди становились все мрачней. Она медленно плелась по коридору, волоча за собой свою тяжелую сумку, битком набитую учебниками. И чего я так разозлилась на Ботти? Она же просто предложила принести чего-нибудь поесть... Перед глазами вырисовывалась смутная картинка тех недалеких дней. Ах, да... Она пришла совсем не кстати, прервав мой разговор с Михаэлем. Желудок снова свело с такой силой, что девушка согнулась, схватившись свободной рукой за живот. Ой, черт. Как же есть хочется. Надо же так за ночь проголодаться. Она снова остановилась, пытаясь придумать, где бы найти еду, когда взгляд случайно упал на темный коридор, ведущий в спальню ее троюродной тети. Сомневаюсь, что она сейчас у себя, но попробовать стоит. У нее-то всегда найдется что-нибудь вкусненькое.
С трудом выпрямившись и надев на лицо более расслабленную маску, она решительно зашагала по коридору, на ходу придумывая оправдание тому, что она сейчас не на уроке.
>>>Личные покои Виктории де Ланфан

+2

44

В длинных коридорах Хогвартса всегда было прохладно. Каменные стены за многие сотни лет своего молчаливого существования видели и слышали не мало. Никто никогда не стеснялся их, открывая им свои самые сокровенные тайны. Ведь они не могли никому ничего рассказать. Лишь самый внимательный человек мог прочитать их историю по неглубоким трещинкам, незаметным пятнышкам и небольшим шероховатостям, оставленным на них временем. И сейчас они тоже стали единственными свидетелями очередной человеческой слабости.
Девушка медленно шагала по коридору, опустив голову и не глядя перед собой. Если бы кто-то появился, столкновения было бы не избежать, но к счастью, все куда-то исчезли. Даже первокурсников, вечно путающихся в ногах, не было видно. Правда, это было к лучшему.
Поворот. Еще один. Сколько же их здесь во всем Хогвартсе? А ведь я за все семь лет обучения так наверно во всех коридорах и не была. Мысль почему-то прозвучала слишком грустно. Ну вот, еще и с жизнью вздумала прощаться... Это уже точно бред. Максимум, что может случиться - недельное пребывание у мадам Помфри. Червячок волнения ковырялся в глубине души, тревожа совесть, которая и без того разбушевалась не на шутку. "Это уму не постижимо! Староста школы вместо того, чтобы наставлять учеников на путь истинный и следить за дисциплиной сама нарушает все возможные правила! Это безумие! Массовое помешательство! Мир скоро точно рухнет!"- кричала она во всеуслышание. Девушка молчала. Она не знала что ей ответить на это. Ведь совесть была права и возражать ей было бессмысленно. Ярая ненависть к себе и злость на свою глупость, буря чувств и беспокойство за последствия. Замешательство.
Гермиона чувствовала себя хуже некуда. Главные часы пробили двенадцать. Наверно, тренировка по квиддичу уже началась. Вот почему тут так безлюдно. Она никогда не пропускала тренировок гриффиндорской команды. Интересно, кто-нибудь заметит мое отсутствие? Сомневаюсь. Все будут слишком увлечены игрой. Да и некоторые только рады будут. Идти никуда не хотелось. Гермиона облокотилась о подоконник. На глазах наворачивались слезы.  Сдерживать их сил не было. Закрыв лицо ладонями, она заплакала. Горячие слезы потекли по щекам, вынося наружу всю боль.

0

45

Михаэль так и не понял, какая сила его понесла бродить по замку. Вроде бы, так хорошо сидел в собственной спальне... Вирус, обрадованный появлением хозяина (и кто только придумал, что рептилии не умеют чувствовать?!) тут же переполз от камина к нему на колени, обвил своими тугими кольцами торс парня, положил треугольную голову на плечо и замер, лишь изредка высовывая язык по змеиному обычаю. На коленях у парня лежал чехол от ножа, а Шут хищно поблескивал в тонких пальцах. Тяжелое, боевое оружие слушалось бледных рук слизеринца беспрекословно, холодная сталь целовала бледную кожу и, кажется, тоже наслаждалась этими прикосновениями... Провести лезвием по тонкой коже шеи - едва-едва, рискуя пораниться, но все же не повреждая кожу - сверху вниз, потом коснуться губами лезвия. Потом, все-таки не удержавшись, медленно провел лезвием по запястью. Выступившие красные капли собрать языком, потом коснуться им ножа...
Михаэль играл с ножом минут двацать, не замечая, как течет время. Потом, видимо, практически бессонная ночь дала о себе знать, и парень так и задремал в кресле - с ножом в руке, в объятьях дремлющего же удава. И очнулся спустя несколько минут, понимая, что нужно идти... куда-то. Куда - он не знал, но предпочитал подобным сонным предчувствиям подчиняться беспрекословно. Возможно, за это короткое время он успел увидеть какой-то сон: прорицательский дар, как ни старайся, не пропьешь. Или просто блажь зашла... Как бы то ни было, но теперь Михаэль, с забинтованной ладонью и новой царапиной на запястье, одетый в другую рубашку (с пуговицами и почему-то белую), топал по коридору, пытаясь понять, а какого лешего ему в комнате-то не сиделось? Ведь на тренировку по квиддичу он идти не собирался, до обеда было далековато, а на улицу идти совсем не хотелось. Тем более, пальто-то осталось в комнате Грэма! Вместе со шляпой... и ножом... стоп! Как ножом?! Я что, умудрился там забыть Серпо?! А он весь в крови... по-моему, по рукоятку... или, если я его лапал обоими руками, то и вместе с рукояткой... Мерлин, да что ж я такой тормоз!
Увлеченный размышлениями о своей забывчивости, Михаэль брел по коридору в неизвестном направлении, и так бы и блуждать ему до полного прояснения рассудка, если бы его внимание не привлек судорожный всхлип. Резко затормозив, парень огляделся и заметил возле подоконника знакомую фигуру.
Что... как... Гермиона? Плачет? - Михаэль растерялся. - Не может этого быть!
Однако, было. Возле окна стояла и нервно, судорожно, тихо всклипывала "мисс Всезнайка" - всегда уверенная, собранная и серьезная староста школы. Пройти мимо и бросить подругу в таком состоянии Кромм, естественно, не мог. Было как-то странно, что слизеринец дружит с гриффиндоркой, а уж тем более с Гермионой, но Михаэлю было как-то без разницы. За последние пару лет у него появилось столько приятелей с "враждебного" факультета, что он уже перестал придавать этому какое-нибудь значение. Поэтому Кромм мягко подошел к девушке и осторожно обнял ее за плечи.
- Герм, что с тобой?

+1

46

А слезы все текли и текли не прерывным потоком. «Почему все в жизни происходит именно так? Почему нельзя любить одного и оставаться в дружеских отношениях с другими? Почему все не так как нам хочется? Ненавижу! Ненавижу этот мир! Кто вообще придумал все эти правила и предрассудки?!» Ярость, неудержимо рвалась наружу, требуя дать ей волю. Из последних сил Гермиона сдерживалась, чтобы не разразиться на весь Хогвартс диким воплем. На душе было настолько паршиво, что жизнь становилась бесцветной и бессмысленной. Если еще утром она была уверена в своей правоте, то сейчас эта уверенность таинственным образом испарилась, оставив девушку наедине с ее страхами и сомнениями. «Вот не жилось тебе спокойно! Острых ощущений захотелось? Вот и наслаждайся ими!»- нудила совесть, начавшая в последнее время слишком часто давать о себе знать. «И без тебя тошно. Что ты лезешь, куда тебя не просят?!» Этот небольшой диалог лишь усилил ее ярость. «Ничего мне не хотелось! Я не виновата, что какой-то негодяй подлил мне эту гадость… Все началось из-за нее…»
Увлеченная своим внутренним диалогом, Гермиона не слышала шагов позади себя. Легкое прикосновение чье-то руки к плечам заставило ее вздрогнуть.
- Герм, что с тобой?- спросил ее знакомый спокойный голос.
«Ох, кто это так не вовремя?»- пискнул голосок в голове, не желая, чтобы кто-то посторонний видел слезы его хозяйки. Воспринимать действительность сквозь пелену слез было невероятно сложно. Осознание того, что к ней подошел Михаэль, пришло не сразу. Но, кто бы это ни был, она не хотела, чтобы ее видели такой слабой и беззащитной.
Гермиона отчаянно затрясла головой, продолжая прикрывать лицо руками, которые уже начинали затекать от столь неудобной позы.
-Ничего. Все в порядке,- выдавила девушка из себя, как можно сдержаннее. Предатель-голос дрожал и срывался на всхлипывания.
«Может уйдет, оставив меня одну…»- думала она, желая остаться наедине со своими призраками, но одновременно в глубине души боялась этого.

+3

47

-Ничего. Все в порядке, - срывающимся голосом произнесла девушка, не отнимая рук от лица.
Ну да, конечно, нормально, - скептически подумал Михаэль. - А я слепой и глухой. Да еще и безмозглый абсолютно. Ох, Герми... Знала бы ты, насколько хорошо я тебя сейчас понимаю... Гордость. Проклятая, неуничтожимая, жалящая гордость... Насколько же просто и непривычно понимать это со стороны, и насколько же больно все это переживать...
- Разве? - с мягкой, тихой иронией произнес Михаэль. Главное сейчас - не сорваться на две вещи: утешение и излишнее спокойствие. Балансировать нужно где-то между... - А мне вот так не кажется, - все тем же спокойным, доброжелательным тоном возразил он. Я знаю, тебе сейчас очень хочется меня оттолкнуть, убежать... но зачем? Герм, ты же умница, ты же сама понимаешь, что тебе сейчас нужна помощь... и я тебе помогу, даже если ты этого не хочешь. Ведь для чего еще тогда нужны друзья? Я не Грэм, это он отлично умеет успокаивать... во всяком случае, меня у него утихомиривать получалось всегда. Но я честно постараюсь...
- Мисс Грейнджер, а вы в курсе, что если много плакать, то нос превратиться в сливу? - улыбнулся он, отнимая руки девушки от ее лица, чтобы заглянуть в глаза. - Причем без всякой трансфигурации... Вот, краснеть уже начал, скоро посинеет и отвалится... Ну же, Герми, успокойся. Что бы ни случилось, кто бы тебя ни обидел, он точно не стоит твоих слез, - уверенно произнес Кромм. Давай-давай, говори, болтолог-психотерапевт... Язык у тебя хорошо подвешен (отдельное спасибо тому, кто вешал), ну так и примени все это хоть раз для пользы, а не дабы позубоскалить над окружающими...
- Не хочешь рассказать, в чем дело? По собственному опыту знаю, полегчает... Но я не настаиваю! Если не хочешь, ну... твой выбор!
Мерлин Великий, мир сходит с ума... Что должно было случиться, чтобы Гермиона - такая собранная и серьезная девушка, способная держать себя в руках несмотря ни на что, что Михаэля всегда в ней восхищало, и вдруг - плачет. Так отчаянно, горько, навзрыд, с какой-то безнадежностью в темно-карих глазах, обычно лучащихся теплотой и стремлениемпомочь всем..

+3

48

Спокойные интонации действовали успокаивающе. Так мог говорить только один человек - Михаэль. Но как он тут оказался? Почему именно он? Не хватало мне еще и с ним поссориться...
- Разве? А мне вот так не кажется,- сказал он ненавязчивым мягким тоном.
-Все превосходно!- срываясь на повышенные тона прошипела сквозь зубы Гермиона. Только не спрашивай, что случилось. Боюсь, если расскажу, ты перестанешь быть таким дружелюбным.
- Мисс Грейнджер, а вы в курсе, что если много плакать, то нос превратиться в сливу? Причем без всякой трансфигурации...
Возможно при других обстоятельствах, в другое время его вопрос рассмешил бы девушку, но только не сейчас. Хотелось раствориться в воздухе или провалиться под землю. Лишь бы он не видел ее слез. Странно, но она дорожила дружбой с этим не менее странным слизеринцем, так же сильно, как дорожила дружбой с Гарри, Роном или Джинни. Уходи. Прошу тебя уходи. Оставь меня в покои!- взмолилась она мысленно, но не спешила сказать это вслух.
Что-то случилось. Скромная попытка возразить быстро была отброшена. Михаэль отнял ее руки от лица.
-Вот, краснеть уже начал, скоро посинеет и отвалится... Ну же, Герми, успокойся. Что бы ни случилось, кто бы тебя ни обидел, он точно не стоит твоих слез, - уверенно произнес Кромм. Да, да... Традиционные слова утешения. Уловки психологов. Прописная истина, которую они так настойчиво закладывают нам в мозг. Ну покажите мне хоть одного человека, кому это помогло!
Гермиона упрямо прятала глаза, отводя взгляд в сторону, чтобы не смотреть в лицо юноше, который продолжал говорить все тем же возмутительно-спокойным голосом.
- Не хочешь рассказать, в чем дело? По собственному опыту знаю, полегчает... Но я не настаиваю! Если не хочешь, ну... твой выбор!
В этих ничем не приметных словах было что-то магическое, побуждающее задуматься. Наконец, Гермиона решилась посмотреть в глаза друга. Она была снова в замешательстве. Выбор, оставленный  за ней ее ввел в ступор. Никто ничего не требовал, позволяя ей самой выбирать. И от этой ненавязчивости на душе становилось спокойнее. Судорожным движение руки Гермиона стерла с лица слезы. Но покрасневшим глазам уже, конечно, это помочь не могло.
-Хочу,- ответила она тихо, ежесекундно срываясь на всхлипывания.- Очень хочу, но, увы, если я тебе... расскажу все, ты тоже... отвернешься от меня.- Голос по-прежнему дрожал. Полностью взять себя в руки не получалось. -Никто меня не обидел. Я сама во всем виновата. Только я, и никто больше... Поверь... Это не недооценка самой себя... Я не хочу лишиться и твоей дружбы подобно тому как лишилась...
Договорить фразу не дали назойливые слезы, вопреки ее сопротивлению, вновь нахлынувшие на ее глаза. И снова судорожные всхлипывания. И снова рукав мантии вместо носового платка. Гермиона поспешно отвернулась к окну. -Прости.
А все началось из-за этого дурацкого зелья! Это оно во всем виновато. Моя вина только в том, что я не сразу его заметила... И теперь мне придется сражаться одной против Катарины и Ванессы... - думала она с новой вспышкой злости, не заметив, что нечаянно проронила последнюю фразу вслух.

+3

49

- Я не хочу лишиться и твоей дружбы подобно тому как лишилась... Прости! - девушка резко отвернулась к окну. Губы Михаэля изогнулись в несколько ехидной улыбке.
- Герм, ты, конечно, извини, но я, например, не могу придумать только две вещи, из-за которых я бы смог вдруг тебя возненавидеть: ты ушла в ПСы или убила кого-то из близких мне людей. Но я сомневаюсь, что в этом случае ты стояла бы тут, тем более в таком состоянии...
Да уж, вот так плачут не из-за этого... Так плачут только из-за личной жизни, будь она неладна! Несчастная любовь, какая-то глупая и страшная ссора... или, в худшем случае, смерть... Но уж никак не принятие Метки! К тому же... Гермиона с Меткой ПСа это как Дамблдор у Лорда на подхвате! Забавные анекдот, не более того...
- И теперь мне придется сражаться одной против Катарины и Ванессы... - тихо пробормотала Гермиона. Михаэль задумчиво посмотрел на нее. Имеется в виду "партизанская борьба" девушек с погромом в комнате? Хм... Да нет, не думаю, что Герми способна из-за этого так безнадежно плакать... Переживает ссору с девушками? Это уже вероятнее, они же были подругами, а тут, ни с того, ни с сего...
Михаэль, слушай, ну не лезь ты, а? Не твое дело ведь!
Да, и я вот так вот возьму и брошу подругу в таком состоянии?!
Да, а то, что Катарина тоже твой хороший друг, а Ванесса просто замечательный человек, к которому ты тоже очень хорошо относишься?
Вот! Вот и надо прекратить эту дурацкую грызню... причем, я уверен, совершенно беспричинную!
Ты понимаешь, что Катарина тебе этого не простит? Они же сейчас враги!!
Если она дура - то да, не простит. Но почему-то Рина всегда производила впечатление вполне разумного человека!
Она - да! Здесь один идиот - ты... Не лезь, говорят тебе, хуже будет!
Хуже уже некуда!
Нет, все-таки, ты идиот... и никогда не понимал девушек.
Я этого и не отрицаю.
Хана группе... - обреченно вздохнул внутренний колос и заткнулся.
- Я так понимаю, "сражаться" означает никак не "строить друг другу гадости"? - осторожно уточнил Михаэль. - Герм? Что происходит? В конце концов, ну не побегу же я докладывать обо всем учителям или каким-то нашим общим знакомым! Молчать я умею, - он усмехнулся своим мыслям. Да уж, умею... Пожалуй, даже лучше, чем все остальное...

+2

50

- Я так понимаю, "сражаться" означает никак не "строить друг другу гадости"? Герм? Что происходит? В конце концов, ну не побегу же я докладывать обо всем учителям или каким-то нашим общим знакомым! Молчать я умею.
Слова Михаэля буквально выдернули Гермиону из плена тяжелых мыслей. Девушка удивленно взглянула на него. Как? Откуда он это узнал? Легилименция? Нет, не может быть... Неужели я стала настолько рассеяна, что сказала это вслух?
Гермиона недоумевала. Ей хотелось рассказать ему все, излить наконец свою душу, но гордость не позволяла. Она итак уже предстала перед ним в весьма неприглядном виде. Но слова снова не повиновались разуму.
-Я знаю, Михаэль. Знаю, что ты умеешь молчать.- Буря эмоций начинала утихать. - Да, ты прав... "Сражаться" не означает "строить друг другу гадости"...- Каждое слово давалось с трудом. - Наша ссора вылилась в дуэль. И я не отступлюсь. Даже не пытайся меня уговаривать. Пусть я буду одна, но я не позволю считать Катарине и Ванессе, что я трусиха... - Кажется слезы высохли, и Гермиона стерла с лица последние мокрые следы. - Все считают, что я свихнулась. Хотя... они все правы. Я запуталась... так сильно, что осталась в полном одиночестве. Кроме тебя, мне и поговорить-то не с кем. Ни Рон, ни Гарри меня не поймут и... думаю, не простят. Ну вот скажи мне, почему мне нельзя любить Снейпа? Почему... Потому что он учитель или потому что он слизеринец?- Гермиона ужаснулась от того, что призналась в своих чувствах к Северусу. -Почему я должна молча слушать, когда кто-то, а именно человек, которого я считала своей подругой, нелицеприятно отзывается о человеке, которого я люблю? Скажи честно, разве ты промолчал бы? Не думаю.- Гермиона снова замолчала в печальной задумчивости. -Ты можешь меня осуждать или даже презирать, но я пойду на эту дуэль. Я боюсь только одного - что подумает обо мне Севе...- девушка осеклась на полуслове, начиная заливаться краской из-за того, что чуть не назвала его по имени. -...Снейп.

ООС: Прошу прощение за мой бред(

+4

51

- Хм... - глубокомысленно изрек Михаэль, выслушав горячий монолог разом успокоившейся и подобравшейся девушки. Вот, совсем другое дело! Серьезная устремленность, это я понимаю, это Герми подходит как нельзя больше. - Знаю, как тебе ответить, но отвечать начну с конца. Во-первых, про Снейпа. Скажем так, я несколько... ошарашен этим фактом... - о да, ошарашен Михаэль был, и отнюдь не немного! Гермиона, и вдруг влюбилась в Снейпа? Нонсенс, абсурд! Но, с другой стороны, не зря ведь считается, что от ненависти до любви - один шаг! Иногда даже одного взгляда достаточно бывает! - Но ругаться из-за этого с тобой? Глупость какая! Не знаю, чего девчонки взъелись. Ну, профессор... но он же ведь тоже человек, почему его любить-то нельзя? Это вопрос исключительно личного вкуса. По мне, так Снейп вполне забавный мужик, - Михаэль весело улыбнулся. - Во-вторых, про то, что он слизеринец... Ну, не знаю. Мы вот с Грэмом друг друга любим, и как-то чхать хотели на то, что об этом окружающие думают! Хотя, конечно, некоторые окружающие - во всяком случае, слизеринцы, - этим возмущены. А уж тем более если вспомнить, что мы оба - парни... М-да... Что там у нас дальше? Дуэль - это, конечно, некоторый перебор... я бы просто сразу в челюсть съездил, и до дуэли не дотерпел. Но раз такое дело, то почему я должен, опять-таки, тебя осуждать? Да, это не по школьным правилам... но вы же не "Авадами" друг в друга кидаться собрались, правильно! Мне, конечно, по-человечески обидно, что три хороших человека разругались между собой. А уж тем более если вспомнить, что две из них мои хорошие подруги... Но - осуждать? И, тем более, отговаривать? Да я бы в такой ситуации придушил бы человека, попробовавшего бы меня остановить, и вызвал бы еще и его, за компанию, чтоб не лез! Если тебе нужен осуждающий, то это не ко мне. Я, если честно, в восторге, несмотря ни на что... В частности, от твоей выдержки, м-да... И, последнее. Одна ты точно не будешь! И даже не уговаривай, это без вариантов! Одну я тебя не пущу. Маг я боевой хреновый, прямо скажем, - Михаэль смущенно поскреб затылок. - Не тебе чета... Вспонить тех же СОВ... Но компанию составлю. И секундантом побуду. Обидно, конечно, выступать против Катарины, обидится еще... Но, с другой стороны, отпускать тебя одну хочется гораздо меньше! В конце концов, их там действительно двое, а я... ну, хоть морально поддержу! Секундантом побуду, м-да... - он на мгновение задумался, потом расплылся в довольной, но несколько виноватой улыбке. - Мерлин, главное Грэму случайно не проговорится... А то с него станется всех четверых по углам расставить и высказать все, что он о нас думает... Отобрать палочки и запереть, до окончательного примирения, - Кромм хихикнул, представляя эту картину. Но такое развитие событий его совершенно не радовало, поучаствовать в зверском нарушении правил хотелось страшно. Кроме того, зачем лишний раз любимого расстраивать, правильно? Они с Катариной давние друзья, он будет переживать... Это я псих и мне простительно это дурацкое любопытство и азарт! И вообще... кто его знает, вдруг, ругаться начнет... Вспомнился позавчерашний вечер. Бр-р-р, нет уж, спасибо, ругающийся Грэм - зрелище не для моей хрупкой психики! - Так что, где, когда, во сколько? На рассвете в Запретном лесу, не?

+3

52

На душе становилось легче от всего, что говорил Михаэль. Он наверно сейчас был единственным человеком, который понимал ее, или хотя бы пытался понять. Он не осуждал ее, не сыпал язвительными намеками. Да уж. Он скорее всего на себе все это испытал, влюбившись в парня да еще и в гриффиндора. Гермиона печально вздохнула, с благодарностью во взгляде смотря на Михаэля.
Одна ты точно не будешь! И даже не уговаривай, это без вариантов! Одну я тебя не пущу. Маг я боевой хреновый, прямо скажем. Не тебе чета... Вспонить тех же СОВ... Но компанию составлю. И секундантом побуду. Обидно, конечно, выступать против Катарины, обидится еще... Но, с другой стороны, отпускать тебя одну хочется гораздо меньше! В конце концов, их там действительно двое, а я... ну, хоть морально поддержу! Секундантом побуду, м-да...
-Я буду очень рада... Спасибо за понимание и за поддержку.
Этого явно не хватало, чтобы выразить свою признательность, но словарный запас неожиданно оскудел.
- Мерлин, главное Грэму случайно не проговорится... А то с него станется всех четверых по углам расставить и высказать все, что он о нас думает... Отобрать палочки и запереть, до окончательного примирения.
Михаэль хихикнул, заразив Гермиону улыбкой, которая скромно появилась на мгновение на ее губах и тут же исчезла. Этого было достаточно. Девушка поняла, что не все так плохо. Что мир еще вроде стоит на ногах... или уже на голове? В общем, как бы там ни было, он стоит и никуда не делся. А зачит, надо жить дальше.
-Обещаю, я точно не проговорюсь. Но вот только... Как же ваша группа? Михаэль, ты уверен, что хочешь пойти со мной?- И снова печальная задумчивость появилась в темных глазах Гермионы. Она не могла думать только о себе. Тем более, все это происходило именно из-за нее. - Одно дело, что я сама себе разрушила жизнь... Как же громко это сказано! Но никак иначе это не назвать... Но я совсем не хочу, чтобы из-за меня у тебя были неприятности.
Конечно, отговаривать она его не собиралась, как он и просил. Однако, предупредить была обязана.
- Так что, где, когда, во сколько? На рассвете в Запретном лесу, не?- спросил юноша, проигнорировав ее вопрос. Ну что же, будь что будет...
-Нет, завтра после завтрака в выручай-комнате. Если ты передумаешь, я не обижусь...

+3

53

- Но я совсем не хочу, чтобы из-за меня у тебя были неприятности... - грустно и несколько виновато произнесла девушка. Михаэль облокотился спиной о подоконник - просто так стоять было неудобно - и привычным движением растопыренной ладони - от лба к затылку - убрал волосы с лица.
Ну что, влез-таки? А она права! Это ты так легко ко всему относишься, это для тебя все сплошь как игра, вся жизнь - один большой спектакль с заранее известным концом, и ты в меру своих сил и возможностей стараешься развлекаться. Это со стороны все кажется забавным... А они, между прочим, живут! И переживают! И Катарина наверняка на тебя обидится за то, что ты принял сторону Гермионы... И даже будет права в чем-то... И почти наверняка группа распадется... во всяком случае, так же, как раньше, все не будет. И даже если Катарина останется... будет иначе. Она перестанет быть твоим другом... А что ты будешь делать, если вдруг Катарина вам расскажет? Молчать и делать вид, что не знал? Расскажешь все? Как?!
Решив, что на месте разберется, Михаэль задушил мерзкого червя сомненья и, улыбнувшись, произнес.
- Да ну, тоже мне, неприятности... Грэм нас всех помирит в случае чего, я в него верю, - улыбка при мысли о любимом расплылась от уха до уха и приобрела легкий оттенок мечтательности.
Действительно! Чего мне-то по этому поводу думать? Грэм умница, и Катарину он гораздо лучше знает... Я-то на нее в любом случае обижаться не собираюсь, а ее он привести обратно в адекватное состояние поможет!
Таким нехитрым образом разобравшись с насущными моральными проблемами - попросту свалив их на другого человека, - Михаэль полностью успокоился и всерьез заинтересовался предстоящими событиями. Он никак не мог поверить, что из этого получится что-то серьезное. Ну действительно, небольшой отпуск в больничном крыле еще никому сильно не мешал! Не пойдут же девчонки ради какой-то ссоры на убийство, правда! Поэтому Михаэль просто наслаждался предстоящим приключением. Он уже мысленно представлял, как будет вести себя в том или ином случае вечером - при встрече с Грэмом, при встрече с Катариной, или Ванессой... Хотя нет, при встрече с Грэмом он вряд ли будет думать о дуэли: каникулы наконец начались, голова не была занята учебой, и вакантное место благополучно заняли исключительно всякие порочные фантазии и идеи. А уж тем более если учесть, что появилась возможность претворять их в жизнь...
Титаническим волевым усилием согнав с лица выражение абсолютного довольства жизнью, Михаэль ответил на последнее предположение девушки.
- Не передумаю, не переживай. Так... А теперь, поскольку в замке торчать как-то грустновато, предлагаю пойти прогуляться. На худой конец, до поля квиддичного дойти, на тренировку посмотреть! Ох, Мерлин... А мое пальто же в Грэмовской спальне! Вместе со шляпой... М-да... Да и тебе бы не мешало что-нибудь теплое надеть... Так, тогда пошли в сторону ваших общежитий... Хм... - Михаэль запнулся, сообразив, в чем он только что сознался. Старосте школы, м-да... Интересно, убьет или только покалечит? Или, может, баллами ограничится? - промелькнула в голове паническая мысль.

==>> Гриффиндорская Башня.

+2

54

Ал всё еще хихикая влетел в коридоры. Вдруг сзади раздался треск. Кажется Ник не вписался в дверь... Алекс застыл и прислушался. Тут он увидел снежок, с приличной скоростью летящий ему в голову. Александр вытянул руку и поймал снежок. Затем стал его рассматривать. Интересно, а откуда снежок в коридоре, а?  ...Ты долго будешь себе тупые впросы задавать?! ЛОЖИИСЬ!!!... Корвикс, как обычно слушавший бурчанье внутреннего голоса в полуха не внял вовремя предупреждению, и второй снежок влепился в шею Ала, при этом брызнув во все стороны... Алекс уливленно фыркнул, и тут получил контрольный "заряд в лоб".  А я тебе говорил ложись... - вздохнул протрезвевший внутренний голос.
Чуть не кувыркнувшись с метлы Корвикс сгреб останки снежка со лба. И тут наконец до Ала с опозданием наконец дошло, что ему мстят. Увернувшись от еще одного снежка Алекс погнал в глубь коридоров, не забыв на последок проорать:
-Но пасаран!

====> Подземелья.

0

55

=========Коридоры Хогвартса

В кармане остался последний снежок. К этому моменту Хаммер уже обогнал Ала. Ну, не подведи.
ХРЯСЬ!!!
Снежок разлетелся на миллионы составялющих, врезавшись в лоб Алекса.
-Йухуууууууууууу!!! - заорал Николас на весь коридор и тут же виртуозно вписался в поворот, при этом почти лег на бок, но через секунду выровнялся и нырнул куда-то вниз по лестнице.
Студенты испуганно шарахалась и жались к стенкам коридоров от сумасшедших профессоров, решивших устроить догонялки на метлах по коридорам Хогвартса.
-Счет: два-один в пользу немецких мессершмитов! - выкрикнул Ник и чуть не снес какой-то висящий на стене портрет. После того, как Ник пролетел мимо, портре выглянул из-за рамки и облегченно перекрестился, но моментально спрятался снова, стоило пролететь мимо него уже Алексу.
-Я Пииииииииииииииииииииииивз!!!!!!!!!!! - закричал Ник.
Главное, самого Пивза не накликать. Эх, ну зачем я отказывался, когда Уизли предлагали мне навозные бомбы? Та-акая артиллерия пропала...

=========Мрачные подземелья

+1

56

Выскочив в Коридор Ал прислонился к стене, и сжал голову руками...
-Ууух, у меня сейчас таакой вертолет в голове, и такое чувство что на мне попрыгало стадо бегемотов.. Нет, больше не будем курить травку... Покрайней мере дня два точно... - Проговорил Алекс. Затем повернулся к Нику.
-Ты тоже гений еще тот. "Ал, давай ты выыпьешь..." - Корвикс хихикнул, и проверив нету ли кого в коридоре, приобнял Хаммера. Проведя по его волосам он добавил: -То ли я вечно в истории влипаю, то ли ты на меня так действуешь. - Ал хмыкнул. Влияешь, и еще как... В садисты из-за тебя заделался, два раза за день напился, так еще и перед половиной Хога опозорился... Ну и что? Мне это даже нравится. А опозорился? Подумаешь, учитель чуть переутомился...
-Так, ты как хочешь, а я пожалуй к себе пойду. Надо срочно лечить себя от похмелья. А то ко мне уже сушняк подкрался незаметно... - Поцеловав Ника в губы Алекс отстранился, и положив метлу на плечо двинулся по коридору в направллении своей комнаты.
-Тогда еще увидимся. Если что, я у себя.

===Чердачок Эндрю Хаммера.

Отредактировано Алекс Корвикс (2008-06-12 22:45:45)

0

57

Рука Ника скользнула по талии Алекса. Губы Ала на мгновение прикоснулись к губам Хаммера, он попытался продлить этот поцелуй, с последней надеждой проведя языком по губам  Корвикса, но тщетно - Алекс вывернулся и ушёл, а Ник остался, как придурок, с метлой на изготовке посреди коридора. Э-эх, жизнь моя, жестянка... Да ну ее в Хогвартское озеро... Алекс, Алекс... Врешь ты. не любишь ты меня. Или просто мне не веришь. А ведь я пытался доказать...
Ага... Замечательно ты доказал! Избил до полусмерти... Как говорится, бьет - значит любит. Смешно. Дурак ты, Ник, и доказательства у тебя дурацкие.
Стоп. Идея.

В голове у Ника просветлело. Наверное, все самые лучшие мысли приходят по укурке, но... Эта мысль поистине великолепна! Надо воплощать ее в жизнь, срочно, срочно, моментально! Главное, чтобы... Ладно, справимся...

================Комната Ника Хаммера

0

58

<---- Визжащая хижина.
Кристофа успела устать, пока добрала из Хогсмида в Хогвартс. Еще бы... Снега навалило столько, что она измучилась выуживать ноги из сугробов. Стянув с себя мантию, внешняя сторона которой была полностью залеплена мокрым снегом, девушка поправила волосы.
Хорошо, что капюшон есть... Сейчас бы выглядела, как мокрая крыса...
Трансфигурировав сапожки обратно в легкие туфельки, Крис почувствовала себя более уютно, после чего повернулась к идущему чуть позади Энди.
- Чуть в снегу не утонула, пока дошли... Ну и погода на улице...
Взяв свою палочку, Блэкмор заклинанием высушила несчастную мантию.
- Вечер сегодня явно не удался... Хотя... Что еще можно ожидать с моим везением?!
Девушка подняла руку и, слегка поморщившись, потерла рукой место укуса.
- Теперь еще и шея болит...

0

59

- Чуть в снегу не утонула, пока дошли... Ну и погода на улице... - фыркнула Кристофа.
-Да... Угу... - чтобы не оставлять реплику без ответа, поддакнул Эндрю.
Он стоял, полностью погруженный в свои мысли, мало понимая, что происходит вокруг. Снег забился в волосы, испортив укладку, да еще и какая-то мелюзга по пути обстреляла их снежками, так что косуха тоже была не в лучшем виде. Один снежок даже красовался на шипах на погоне. Увидев это, Хаммер снял его и выкинул в угол.
- Вечер сегодня явно не удался... Хотя... Что еще можно ожидать с моим везением?!
Сколько раз мне еще извиниться?
-Чего ожидать с моим везением... - саркастически откликнулся Эндрю.
- Теперь еще и шея болит...
-А я их еще и ядом натираю, - брякнл Хаммер, очищая рукав от снега, - У меня к нему иммунитет выработался, а вот если кому еще в кровь попадет - температура и общая слабость на полнедели как минимум.
Что-то надо сказать... Только вот что?
-Вы замерзли? А может, чайку?

Отредактировано Эндрю Хаммер (2008-06-14 01:19:36)

0

60

-А я их еще и ядом натираю. У меня к нему иммунитет выработался, а вот если кому еще в кровь попадет - температура и общая слабость на полнедели как минимум.
Кристофа возмущенно фыркнула.
- А глупее вы ничего придумать не могли?!
Удивительно... У этого человека есть колоссальная способность раздражать меня буквально каждую секунду...
-Вы замерзли? А может, чайку?
Девушка усмехнулась.
- Я его и у себя могу прекрасно попить!
Развернувшись на каблуках, Блэкмор направилась по коридору в сторону своих покоев.
Ванная... там меня ждет горячая ванная... Черт... так... нехорошо получается... Пусть он меня и раздражает, но я тоже веду себя как... не будем об этом...
Остановившись, Кристофа повернулась назад к Энди.
- Если вы хотите, то вам я тоже могу налить чай...
Не дожидаясь ответа, девушка пошла к себе.
- И даже угостить торотом со взбитыми сливками...
Так... я его что... заманиваю?! Да... и побьем ложкой для десерта...
-----> личные покои Блэкмор.

Отредактировано Кристофа Блэкмор (2008-06-14 01:58:30)

0


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Коридоры