Semantics: The Conweb Of Words

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Запретный лес


Запретный лес

Сообщений 91 страница 120 из 126

91

Джеймс вышел из школы и остановился, задумчиво глядя на двор Хогвартса. Все следы оставленные учениками замело снегом и казалось, что ни один живой человек не нарушал единение этого места. Холодная, отрешенная красота завораживала, заставляя невольно задерживать дыхание. С коротким вздохом Дюфор отогнал наваждение и осторожно ступая пошел по направлению к запретному лесу.
Как ни странно в замке еще кое-где можно было увидеть комнаты с зажжённым светом. Эх, каникулы... Гуляй народ - забей на Филча.  - задумчиво хмыкнул мужчина. Морозный воздух обжигал лёгкие, но дышалось от этого только легче. Дьявол побери, засиделся я в своей комнате, иногда надо и на улицу выходить - кости разминать. Уже забыл, что такое свежий воздух. Стилы зарывались в снег и пару раз Джеймс чуть не упал. Для того чтобы удержать равновесие приходилось вытаскивать озябшие руки из карманов и нелепо ими взмахивать. Со стороны наверное казалось, что к лесу идет в дюпель пьяный человек.
Наконец Дюфор выбрался на окраину и все с той же меланхоличной задумчивостью глянул на сторожку Хагрида, стоявшую в стороне от леса. Казалось, что ничего не может потревожить заснувшую природу. Тишина... И даже мертвые с косами не стоят. Вздохнув мужчина нагнулся и достал нож. Тот послушно лег в руку. Казалось, что нож вбирает в себя свет звезд. По лезвию то и дело пробегали серебристые всполохи света, стоило только его немного повернуть или просто дёрнуть рукой. Этот нож мужчина знал чуть ли не лучше, чем себя. До последней царапины. Часами Джеймс мог сидеть в кресле и совершенно магловским способом, с точилом в руке, шлифовать и без того острые края Арлекина.

С ножами Дюфор не дружил с детства он даже хлеб-то не мог порезать не обрезавшись. И какова была его обида на отца, когда тот на восемнадцатилетние подарил парню охотничий нож. Двадцать сантиметров стали уже тогда были заточены чуть ли не как бритва. Но даже когда Джеймс первый раз взял нож в руки, тот послушно и доверчиво ткнулся рукоятью в ладонь. Затем уже парень начал осваивать азы подкидывания, метания и прочего. Конечно, охотничий нож это вам не метательный - балансировка не та, но при хорошем умении и его можно с довольно таки большого расстояния загнать зверю в лоб по самую рукоять.

С наивной улыбкой Джеймс подкинул нож и почти не глядя вновь его поймал...

Это раньше казалось, что играть с таким оружием страшно, вдруг не так перевернется в воздухе? Ведь тогда и без пальцев можно остаться, а то и прошить такой "игрушечкой" руку насквозь. Вечно из-за этой боязни ты в последний момент убираешь руку и нож с обиженным звоном падает на пол. Но затем, попытки с восьмой, уже мысленно лишившись пальцев, ты все таки оставляешь руку над ножом и с ужасом смотришь за его траекторией... Бросок. Уже выше, сильней, как будто с вызовом. И вновь нож, сверкнув лезвием падает в в ладонь, точнёхонько рукояткой. Даже странно, но за все это время мужчина порезался о нож всего лишь пару раз, да и то не глубоко. Правда были времена, когда Джеймс резал себя специально.
Для чего? Чтобы почувствовать боль, чтобы отвлечься, чтобы ожить... Иногда даже спьяну и на спор. Или чтобы напоить друзей кровью. Как ни странно, Джеймс почти никогда не понимал так называемых "вампиров". Ему было непонятно, в чем смысл всего этого кровопролития. По-крайней мере кровопролития показного. Если уж пьешь кровь - то только близких друзей. И делишься своей кровью ты только с ними. А если приходит человек, которого ты видишь-то второй раз в жизни,  но с радостью предлагаешь ему выпить своей крови, а тот со счастливым лицом соглашается... Нет, вот этого Джеймсу не понять никогда.

Бросок. На выдохе. Поймать за острие, тут же отправить залихватски свистнувший нож в полет. И только после этого сделать вдох...

Сложнее научится нож метать. Тем более нож не сбалансированный. Если не задать скорость или кинуть как-нибудь не так, то он покувыркавшись в воздухе ударится в мишень боком или вообще, как будто в насмешку, точнёхонько рукояткой. А может и мимо мишени пролетит... Если же все получится правильно, то придётся очень постараться, чтобы вытащить прочно застрявший нож из мишени, но зато достать его с гордым видом победителя.
И ведь с мишенью не подгадаешь! Картон, пенопласт, фанеру Арлекин пробивает насквозь, а вот в дереве застревает намертво и приходится тебе с матами дёргать его за рукоять, пока он с ехидным звоном все-таки не выйдет. Почему-то раньше додуматься до того, что нож вообще можно заклинанием призвать, а не мучатся с его вытаскиванием, нельзя было.

Нож снова в руке. Подкинуть, вновь схватить уже порядком озябшими и непослушными пальцами лезвие, и на развороте выбросить руку с ножом вперёд.

Кто-то скажет, и наверняка будет прав, что нож это вообще-то предмет неодушевлённый. Да, возможно это и так, но почему же тогда у каждого ножика свой "характер", свои "привычки"? Например Арлекин мало кому дается в руки, и в чужих руках он становится кусачим и злым. Поначалу это удивляло мужчину, а потом он свыкся. И даже начал различать "настроения" ножика.
Иногда кажется, что он так и норовит прыгнуть в руку, а иногда до него и сам Дюфор дотрагиваться боится. Даже звон начинает казаться разным. Иногда ехидным, иногда обиженным... Может быть это сумасшествие, может быть это бред, но по другому к ножу Джеймс уже относится не может. Он настолько с ним свыкся, что расстается с Арлекином, даже на полчаса, очень неохотно, а если и расстается, то потом обычно чувствует, что нож на него обижен. Да и сам мужчина, если ножа долго нет рядом, начинает чувствовать непонятную тоску...

Последний раз отправив нож в полет и с довольной улыбкой отметив, что тот опять вонзился в дерево, Дюфор подошел и сам вытащил Арлекина из ствола.
-Нагулялся? - Тихо хмыкнул мужчина, проводя рукой по ледяному клинку. Нож вновь сверкнул и потух, как будто засыпая. Джеймс улыбнулся и вновь убрал его за голенище стила. Спать совершенно не хотелось. Настроение было приподнятым. Хотелось действий. Нет, если я опять пойду в свою комнату, то точно засну. Ибо там обстановка такая. Хм... Может к Северусу заглянуть? напугать его до полусмерти? Хех... А это идея, главное только потом аваду в лоб не заработать... - С этими мыслями и отрешённой улыбкой на лице Джеймс направился обратно в Хогвартс.

=====Личные покои Северуса Снейпа.

Отредактировано Джеймс Дюфор (2008-09-14 00:42:49)

+4

92

Узнав о том, что она пуська, Генри призадумалась, а не пуська ли Миллер.
-Ну все, теперь мы законные супруги! - хихикнула она, беззастенчиво стягивая Дюфоровские джинсы и натягивая свою юбку.
Она критически осмотрела себя со всех сторон и поняла, что играть в снежки в юбке будет... недальновидно. Она глазами кота из второго шрека посмотрела на Джеймса, мигом забыв все обиды.
-Можно я все-таки твои джинсы напялю? - не дожидаясь ответа она быстренько переоделась обратно и натянула сапожки. Ну ладно, на шпильке еще можно будет в снежки поиграть. Будем лепить из Дюфора снежную бабу.
Настроение резко поднялось и, пусть коленки все еще дрожали, а бедра все так же активно не желали сдвигаться, где-то в груди надувался большой воздушный шарик, дыхание перехватывало от предвкушения веселой забавы, как бывает, когда на голову сваливается какая-то безумно приятная неожиданность, обещающая впереди множество веселых минут. При появлении бутылки абсента радость Генри переросла в настоящий экстаз.
-Закусывать снегом будем? - ухмыльнулась она, рассматривая бутылку с внушающей животную панику зеленой жидкостью определенно инопланетного происхождения, - М-да... Нам  подарит утешенье зеленая фея... Вернее, зеленая тварь, по-другому после третьей рюмки не скажешь.
-Ну что, выдвинулись новый год отмечать, а с утра идти с больной головой на урок истории магии? Ведь если вы его прогуляете - я вам не прощу.
-Да нет, Джеймс, на истории магии мы всего лишь будем без конца пить воду и изредка выбегать в туалет с кокетливо позеленевшим лицом, - беззаботно улыбнулась Аккерман и вслед за Эммой выдвинулась в коридор.
- С праздником, товарищи! - раздался знакомый низкий голос за спиной.
-Грэээм! - взвизгнула Генри, повисая на шее лучшего друга. Нет, сегодня определенно волшебная ночь. Дюфор, Эмма, Грэм... - С Новым годом тебя... - она звонко чмокнула его в нос и, подумав, добавила, - Пуська. Привет, Эдди - она тепло улыбнулась парню стоящему рядом с Грэмом.
Ее взгляд упал на две бутылки в руках парня. От бутылок прямо-таки несло спиртом, и Генри в этом не сомневалась.
-Вы далеко? А, впрочем, не важно, - Она поправила на носу очки и подтянула спадающие джинсы, - Вы пойдете с нами. Я тебя очень давно не видела, ужасно по тебе соскучилась и мы идем играть в снежки. Я смотрю, топливо у вас тоже есть? Вот и отлично.
Держа бутылку абсента, как знамя, на груди со стороны сердца, Аккерман строевым шагом вышла на улицу.
-В Запретный лес? - хитро поинтересовалась она, посмотрев на остальных и радостно убежала вперед.
Первый снежок из-за дерева попал в... Хм, как же такое получилось? - в профессора Дюфора. Прямо в нос. Прямо в тот момент, когда он пытался прикурить. Готовясь к активной обороне, Аккерман живенько закопала бутылку абсента в снег, чтобы охлаждался и начала стремительно сооружать боеприпасы.

+4

93

Черная тень волка, куда-то бегущего со всех лап, резко контрастировала с белоснежным, практически не тронутым снегом. Как ни странно, Аккерман бежал совершенно без цели. Все дела были сделаны, все подарки подготовлены, а подарить их можно было и с утра. Ночь нужно было использовать только для себя. К чему сейчас все эти пьяные гульбища, крики, пустая трескотня? Лучше просто ощущать как под лапами тихо хрустит снег, вылетая из-под когтей блестящими и рассыпчатыми хлопьями.
На улице потеплело, моросил мелкий дождь, но зима пока не собиралась сдаваться, поэтому нужно было ловить момент, чтобы просто размять лапы и пробежаться, быть может в последний раз за эту зиму, по холодному и приятно освежающему подушечки лап, снегу. Впереди волка была уже практически загнанная цель. Да, как не прозаично это звучит, это был всего лишь заяц, но зато сколько удовольствия от того, что ты за ним носишься со всех лап, предвкушая как клыки вонзятся в это мягкое тельце и хлынет теплая кровь... В общем, Аккерман вспомнил детство и практически полностью отдался на волю животным инстинктам, позволяя своей анимагической сущности взять над ним контроль.
Прыжок, еще один, пробуксовать задними лапами по снегу и вновь рвануть вперед, чувствуя как напряжена каждая клеточка тела, как сводит мышцы от все нарастающего напряжения, а запах зайчатины приятно щекочет ноздри. Штэф уже мог раз десять догнать этого бедного зайца, которому так не посчастливилось именно в эту ночь вылезти из своей норы, но он растягивал удовольствие, гоня жертву то все глубже в лес, то вновь выводя на поляну около кромки. Наконец Аккерман решил, что пора бы уже заканчивать пустую беготню и хищно оскалившись ускорил бег, перепрыгивая через сугробы и стараясь не упустить бледно-серую шкурку из вида. Последний рывок и...
Волк обиженно взвизгнул и уперся передними лапами в землю, чтобы остановить разбег. Проехав по инерции еще некоторое расстояние на пятой точке волк поднялся и встряхнулся, обиженно скалясь на большого черного добермана, который непонятно каким образом вдруг встал на его пути. Если бы у добермана не был настолько знакомый запах, то волчья сущность мужчины просто бы порвала вредную собачку, которая решила преградить ему путь в столь неподходящий момент.
-Джеффри! Думай куда идешь! - Прорычал Штэф, как волчонок катаясь по снегу, чтобы унять жар, который распространился по всему телу после столь длительной "пробежки", вдруг волк замер, так и лежа спиной на снегу, а затем быстро принял вертикальное положение и во все глаза уставился на добермана. Волк с округлившимися глазами и отпавшей челюстью наверно смотрелся убойно, но Аккерману было не до этого. Он шутливо повалил Темпеста в снег, а затем отпрыгнул и трансформировался обратно в человека, отряхивая с серого пуховика снег.
-Джефф, какими судьбами в наших краях! Я тебя уже месяц не видел и думал что еще черт знает сколько не увижу! - Улыбаясь проговорил Штэфан, роясь в карманах, в поисках сигарет и зажигалки. Волшебную палочку он оставил в комнате, чтобы не потерять. Да и от кого оборонятся в изученных вдоль и поперек лесах?
Наконец найдя и сигареты и зажигалку мужчина затянулся и сдержав рвущийся наружу кашель вновь взглянул на старого друга.
-И если ты здесь, то почему хотя бы сову не прислал? Как там родной аврорат? Хотя, не важно.. Сам узнаю потом из отчета, лучше скажи, надолго ли ты решил почтить наше убогое заведение своим визитом? - Штэф криво усмехнулся и вновь затянулся, пристально вглядываясь в Джеффри.

+5

94

Компания к тому времени, как народ вышел в лес, увеличилась еще на двух учеников. Джеймс только мысленно вздохнул, представляя каким "веселым" будет завтрашнее утро, так как вместе с новоприбывшими людьми прибыло и добавление к алкогольной продукции. Решив пока что не думать о грустном мужчина поздоровался с Грэмом и Эдом, и дождавшись пока они обменяются приветствиями послушно потопал вслед за ними к выходу.
Встав на опушке он задумчиво взглянул на звезды, а затем на разбегающихся по лесу детей. Ну вот. Опять я воспитатель в детском саду. Сейчас бы Рамона сюда, или Штэфа.. А то чувствую себя стариком который пытается закосить под подростка, причем не очень удачно. Забыв о том, что тут готовится баталия снежками, мужчина полез в карман за сигаретами и уже собрался прикурить, как вздрогнул от неожданности и чуть не отшатнулся назад.
-Генр-р-ри... - Почти неслышно зарычал он, убирая волшебную палочку во внутренний карман плаща и счищая с лица снег. Не успел он очистить мордочку от этого "орудия массового поражения", как тут же в него полетело еще два. -Ну все... - Усмехнулся мужчина и резко пригнувшись к земле зачерпнул руками снег и рванул по направлению Генриетты, по пути успев залепить одним из снежком в хохочущую Миллер.
Не обращая внимания на бесполезно пытающуюся отстреляться девушку, только закрыв лицо руками во избежание повторного залепления моськи, Джеймс рывком повалил Генри в снег и быстро засыпав её снегом чуть ли не с головой, рванул дальше, уворачиваясь от вражеских снарядов. Слизеринцы и гриффиндорцы видимо решили объединиться против зловредных профессоров, в лице которых, из-за отсутствия кого-либо еще, выступал Дюфор.
-Так нечестно! Вас больше! - Крикнул он, прячась за дерево и уже оттуда наугад кидая в сторону ребят пару снежков. Джинсы уже все были в снегу, как и волосы, а вот плащу пока что везло и он был практически чистым.
-Но посаран! - Усмехнулся Джеймс, кувырком меняя локацию. (Читай: прячась под другое дерево) Нужно было срочно придумать тактику, чтобы хотя бы успешно обороняться (о нападении не могло идти и речи, так как "врагов" было слишком много), но в голову как назло ничего не шло, поэтому он только редко (но хотя бы метко) отстреливался от вездесущих учеников, которые видимо решили отомстить ему за всё...

+5

95

Поприветствовав всех прибывших в наш состав, под лозунгом "Долой утро с бодрой головой! Вперёд - Новый Год!", Эмма направилась вместе со всем составом в Запретный Лес. И чем же он так запрещён? Точнее почему? Ведь народ только туда неверно и ходит гулять (а так же мстить, делая кофточки розовыми)... Впрочем, мне не нужны сейчас лишние мысли, нужно разработать тактику... Выйдя на поляну, где все и решили задержаться, Миллер припорошила кроссовками снег, образовав небольшую гору, где в последствии оказалась воткнутой бутылка алкоголя.
Ну дядюшка, держись! Сейчас я буду тебя поздравлять с Новым Годом и благодарить за подарочеГ! Да-да, Дед Мороз из тебя в этом году не получился, значит, Снежную Бабу сделаем! Хе-хе... -  сарказмом усмехнувшись произнесла себе под нос гриффиндорка. Подбежав, к уже задействованной в военных бомбардировках, Генриетте, Эм подмигнула ей - аки "Завалим Дюфора вместе!". Зайдя за ближайшее дерево Эмма присев зачерпнула немного снега, соорудив из него достаточно твёрдый и хороший шарик, кинула его в Джеймса и, попав, начала дико смеяться. В ответ на это, увидела несущегося в её сторону профессора, и даже не успев сообразить, получила по голове снежок. Но дядюшка понёсся за Генриеттой и начался полный обстрел "Кто кого..." - в итоге, Генри оказалась закапанной в снегу. За всей этой картиной племяшка наблюдала со смехом и присев лепила боеприпасы, чтобы не повторить учесть подруги. Немного увлёкшись запасом снежков, Миллер даже не заметила, что народу прибавилось, алкоголя вместе с ним и все играли в снежки - почему-то против Джеймса. А где дядюшка? Подняв голову, удивлённо появился вопрос у неё в голове, на которой по-прежнему красовались остатки снега. Но, встав, захватив в руки все снежки, Эм заметила, что Дюфор тихо и смирно засел за деревом, и лишь изредка оттуда вылетали меткие снаряды. Так.. Значит, будем атаковать. Эмма начала продумывать ход действий, но он был ясен - все зашли почему-то к нему с одной стороны, значит ей необходимо было пока он "считает ворон" за деревом, подойти к его "щиту" и неожиданно, обогнуть дерево, запульнув метко снежок... Главное только потом во время убежать... Так девушка и поступила, снежок оказался прямо на лице у Джеймса, причём смачно после этого размазанный рукой.
Прости, Джеймс... Нечаянно... Хи-хи... - кокетливо усмехнулась Эмма и начала принимать решительные действия бежать оттуда, ибо во избежание участи Генриетты.

+5

96

Атмосфера праздника витала всюду. Люди веселились и праздновали новый год, кто как додумался. А компания, в которую Эдмор угодил сам того не ожидая, зачем-то пошла в Запретный лес. Будь Эд нормальным законопослушным учеником, отказался бы, а тут был шанс сходить туда уже после полуночи, да еще и в сопровождение учителя. Это только подзадорило его интерес. [i]Ночь - прекрасное время суток. Пожалуй, лучше нее не найти. И тем более лучше снежной ночи. И наплевать, что вокруг все тает...[i/] Эдмор медленно плелся позади всех, наслаждаясь праздничным настроением, которое буквально наполняло его от пальцев ног до кончиков ушей. Он часто оставался на новый год в школе, но почему-то именно сегодня ему вдруг взбрело в голову вспомнить родителей. Легкая грусть посетила его, но не стала задерживаться.
Как началась снежная баталия, он не заметил. Все разом напали на профессора, который ретировался и спрятался за ближайшее дерево, укрываясь там от летящих снежков. Эдмор улыбнулся, наблюдая за тем, как остальные бесятся. Самому не хотелось в это ввязываться. Впервые в жизни он чувствовал себя не в своей тарелке. Что-то его тревожило или смущало. Было сложно разобраться в своих ощущениях. Да и не хотелось портить такое великолепное настроение.
Увернувшись от шального снежка, пролетевшего в сантиметре от его лица, Эдмор поставил бутылку на снег и сел рядом на корточки, словно зритель в театре. Или даже точнее будет сказать, как болельщик на стадионе.
-Профессор! Я за вас! Отбивайтесь! Закопайте их в сугроб!- наконец крикнул он, почувствовав спортивный азарт. Стало безумно интересно, чем же все это закончится.

+3

97

- Кто, я – пуська? – с ошарашенно мордашкой переспросил Грэм. Видимо, вопрос получился риторическим, потому что его нагло проигнорировали и сообщили, что все идут играть в снежки. Ага, ночью. В Запретный лес. С несколькими литрами алкоголя наперевес… Интересно, все студенты Хогвартса малость двинутые, или наш курс особенный?
Но идея ему вполне понравилась. В конце концов, а что еще делать в праздничную ночь? Устроить снежную баталию – гораздо интереснее, чем тупо глушить спирт в четырех стенах. А там и воздух свежий, и погода вроде бы не слишком плохая, и развернуться есть где... да и просто возможность прикопать кого-нибудь из друзей в сугробе донельзя заманчива!
Так что Грэм с чистой совестью отправился в лес, предварительно призвав из комнаты свою куртку. Вино (то есть, не само вино, а бутылки с ним) немедленно отправились в снег подальше от места боевых действий, дабы ценная жидкость не пострадала. Правда, он подозревал, что она может превратиться в лед, если игра затянется… Но на улице всё же было не настолько холодно, скорее наоборот: снег был мокрым и отлично лепился, а температура не намного меньше нуля. Так что басист всё же пришел к выводу, что вино можно безбоязненно оставить в сугробе. Главное – его там потом не забыть…
Первый снаряд – кто бы сомневался! – отправился в лицо Джеймсу прямиком из метких лапок Генриетты. Практически сразу к ней присоединилась Эмма, и девушки начали целенаправленную атаку на профессора.
- Долой диктатуру профессариата! – Грэм быстро наклонился, загребая снег сразу обеими ладонями, и, не особо утруждаясь тщательным вылепливанием снежков (попробуй, сделай это одной рукой! Главное, чтоб в полете не рассыпались, а остальное ерунда…) по очереди метнул их в бегущего в сторону Генри Дюфора. Один пролетел мимо, второй все-таки попал в плечо. А пока профессор закапывал девушку в снег, гриффиндорец и вовсе успел слепить еще пару снежком и в послать их во временно переставшую быть движущейся мишень. Волосы Джеймса «выкрасило» в белый цвет, заставив поседеть раньше времени. Уже через пару секунд «враг» рванул под защиту дерево, а затем и второго, наивно надеясь, что это ему поможет. Грэм злорадно усмехнулся: он видел, как Эмма направилась в тыл противника, обеспечив ему «приятный» сюрприз.
-Но посаран! – В плечо врезался очередной снежок. Стоунфайд не замедлил отомстить, но профессор шустро спрятался за деревом. Впрочем, судя по возмущенному возгласу, там его уже настигла Миллер.
-Профессор! Я за вас! Отбивайтесь! Закопайте их в сугроб! – раздался знакомый голос. Грэм рефлекторно на него обернулся и обалдел: Эдмор с невозмутимо-азартной физиономией наблюдал за битвой, не принимая в ней никакого участия.
- Закопать, говоришь? – Прежде, чем рейвенкловец успел что-то понять или предпринять, Стоунфайд в несколько шагов добрался до него, от души пихнул в плечо, заставив потерять равновесие, и макнул лицом в снег, прижимая к земле и не давая подняться. А затем оглушительно заорал: - Товарищи! Среди нас дезертир и предатель! – Он поудобнее уперся коленом в спину пытающегося вырваться и возмущенно что-то мычащего Линдлея и снова с чувством садистского удовлетворения (и выполненного долга) накормил его снегом. Впрочем, дать другу простудиться не входило в его планы, поэтому долго изгаляться басист не стал, отпустив-таки парня и побыстрее отбежав подальше. С безопасного расстояния отправил в него пару снежков, а потом и сам словил от кого-то снежный ком прямиком в затылок. О, черт, а про Дюфора-то я уже и забыл! – Парень обернулся и практически не целясь стрельнул в чью-то темную фигуру...

+6

98

Мой святой декан, мне уже конец и зачет мой сгорит на огне...
Произведя процесс самооткапывания, Аккерман сплюнула снег, быстро счистила его с одежды, насколько это можно было сделать и, набрав полные карманы боеприпасов, рванула в сторону Дюфора, пытающегося догнать Эмму.
-Фикен... Ой, то есть шиссен, шиссен, шиссен!!! - заверещала она, разряжая в него "обойму" снежков, - Сдавайся, фашист! Это есть наш последний и решительный бой. С Интернационалом воспрянет род людской!!! - взвыла Аккерман, когда попала снежком прямо в глаз профессору.
Подбежав к Эмме она звонко "дала ей пять" и опять заняла оборонительную, вернее, даже наступательную, позицию. Но тут один предательский снежок полетел откуда-то со стороны.
-В нашем стане дезертир! - рявкнула Генриетта, резко разворачиваясь в ту сторону, откуда полетел снаряд предателя, - Ах ты ренегат!
Подбежав к Линдлею, который очень неосторожно стоял под еловой лапой, Аккерман в прыжке схватилась за ветку, качнула ее и отпустила вверх. Рейвенкловец теперь был больше похож на снеговика, чем на студента.
-Что съел?! - осклабилась слизеринка, - Бей фашистов! Свобода, равенство и братство!
С треском путая девизы всех времен и народов, Генриетта продолжала артобстрел по основному врагу - Гитлеру, Кастро и Муссолини в одном лице (Дюфору, то бишь) и перешедшему в стан врага бывшему союзнику, пока шальной снежок не сбил ее "с коня долой".
-Стоунфайд! - дикий визг, - Ты чего по своим бьешь?! Или я так похожа на Дюфора?!
Мне кажется порою, что студенты со снежных не пришедшие полей...
Не став мстить Грэму, ибо ошибки бывают у всех, Генри решила так же забить на временно обезвреженного предателя и опять переключила все свои силы на Джеймса. Тот, казалось, уже вообще пожалел, что вышел с ними, чувствуя себя как в детском саду. А то! Это тебе не в тапки срать! Еще одна пулеметная очередь снежков запуталась в волосах историка. Все присутствующие временно перенесли все свое внимание на Эдмора, поэтому Джеймс оказался как бы не у дел. Аккерман подбежала к нему, уворачиваясь от шальных пуль, летящих в нее и с разбегу на него запрыгнула, обнимая за шею обоими руками.
-Джеймс, ну ведь правда, это замечательно?
Полностью потерявшийся в ситуации Дюфор даже не успел ничего сообразить, падая в сугроб. Аккерман нависла над ним и жадно впилась в губы. Как она и думала, этот отвлекающий маневр сработал и она с визгом:
-Ага! Купился! - начала быстро закапывать его в снег, засунув один снежок в рот.
Оставив после себя ледяную статую, валяющуюся в сугробе, Аккерман с победным:
-Урра! - отбежала на приличное расстояние, пока ее не настигла горькая расплата.
Использовав Грэма как живой щит, Аккерман добежала до ближайшего дерева и спряталась за него. Снежок, который предназначался Генриетте, ударился о грудь басиста.
-Лепим снежного профессора! - закричала она.

+5

99

Злой доберман - само по себе плохо. Злой доберман с похмелья - еще хуже. Джеффри яростным галопом мчался по запретному лесу в направлении Хогвартса. Что он будет там делать, он не знал. Но пробежка сама по себе тонизировала и придавала сил, согревала после долгого лежания в снегу. Лишь бы воспаления легких теперь после такого "отдыха" не было. Хотя, подшерсток густой, ничего страшного не случится.
Темпест был полностью погруден в свои мысли и не замечал ничего вокруг. Только пробежавший прямо перед его носом заяц заставил его притормозить от неожиданности всеми четырьмя лапами. То же самое сделал огромный черный волк, траектория движения которого должна была неумолимо пересечься с траекторией движения добермана.
-Джеффри! Думай куда идешь!
Пес беззлобно, но обиженно куснул волка за шею, мол, друг пришел, а ты тут еще и рычишь, хрен старый. Темпест выжидательно уставился на офигевшего волка, ожидая, что он сейчас ляпнет что-то вроде "Бог в помощь", как в старом мультике про пса и волка. Тем более, что голос у Аккермана достаточно похожий.
-Джефф, какими судьбами в наших краях! Я тебя уже месяц не видел и думал что еще черт знает сколько не увижу!
-Да вроде как... Не помню... Сына поздравить хотел, в Хог направлялся. - пробурчал Темпест, вычищая снег из-за очков, - А ты что, зайцев тут гоняешь? Тебе что, делать нечего?
Темпест отряхнул пуховик, вытряхивая снег из шерсти вокруг воротника и со всей дури врезал ногой по стволу сосны, выбивая снег из подошвы. Дело это конечно было бесполезное, но очень приятная эмоциональная разрядка.
-Как там наши, Хоговские? - поинтересовался Джеффри, в который раз пытаясь почистить очки, - Дориан как учится? Кстати, как дочка твоя? - Джефф запоздало сообразил, что дочку Аккермана он видел на далее, чем вчера и поэтому спрашивать про нее было глупо, но приличия обязывали, - Может выдвинемся потихоньку к Хогвартсу? Я думаю, такую встречу надо отметить.
Двое мужчин не спеша брели по тропинке, ведущей к школе, как вдруг чуткий слух анимага уловил где-то вдали хохот и крики.
-Штэф, может, нам лучше туда не соваться? Мне кажется, там опасно... Может, пойдем лучше парочку пожирателей шлепнем? - с опаской предположил Джеффри, втягивая голову в плечи, как замерзший воробей.
В следующую же секунду вперед по тропинке несся черный доберман в шипованном ошейнике. На опушке леса веселились студенты, закидывая единственного преподавателя снежками.
-Ну что, Штэф, поможем? - ехидно рыкнул Темпест.
Следующий снежок, летевший в сторону Дюфора был раскрошен стальными челюстями подпрыгнувшего пса.
-Гав, - поздоровался Джефф, скалясь и занимая оборону.
Иногда так приятно почувствовать себя моложе.

+3

100

Артобстрел не прекращался ни на минуту и через некоторое время мужчина уже чувствовал себя чем-то средним между снежным человеком и ходячей сосулькой. Не успел он рвануть за спасительное дерево, как тут же получил снежком в и без того пострадавшую моську. Причем еще так красиво получил.. Эмма прямо-таки поставила "штамп", для пущего эффекта еще и размазав снег по лицу мужчины.
Обиженно всхлипнув и пытаясь скрыть смех Джеймс побежал за племянницей, увязая в сугробах и не обращая внимания на обстрел, который в это время устроила Генри, - спина это все-таки не лицо не так больно, мокро и противно.
В красивом прыжке растянувшись на снегу, мужчина поймал Эмму за ногу и резко дернул вниз, из-за чего та дико вереща плюхнулась лицом в снег.
-Один-ноль в пользу профессариата! - Прохрипел Дюфор, поднимаясь и пытаясь сориентироваться где остальные "революционеры". Не успел он оглянуться назад, как профессионально пущенный Аккерман "снаряд" на некоторое время полностью лишил Джеймса зрения и вывел из строя. Мужчина картинно упал на колени и принялся отчищать глаза от снега, тем самым пытаясь показать, что на некоторое время просит перемирия, так как "смертельно ранен". Благо как раз в этот момент ребята нашли другую "жертву".
Наконец, боле-менее проморгавшись, Джеймс осторожно поднялся и, пользуясь тем, что про него все на некоторое время забыли, попытался хотя бы отдышаться и придумать себе более надежное укрытие, чем деревья.
И опять, стоило только ему забыться, как вновь начался обстрел. Мужчина уже даже не сопротивлялся, он просто закрыл лицо руками, чтобы защитить и без того болящие глаза. Тут в него него метнули просто огромный снежок и Джеймс с удивленным вскриком повалился в снег, по-инерции отмахиваясь от инородного объекта и пытаясь отползти подальше.
-Джеймс, ну ведь правда, это замечательно? - Дюфор настолько ошалел, поняв, что у снежка голос точь-в-точь как у Генри, что на секунду замер, перестав сопротивляться. Ничего не спрашивая "снежок" залепил рот Джеймса поцелуем, в ответ на что мужчина протестующе замычал, пытаясь убрать назойливое тельце с себя и подсознательно ожидая какую-нибудь гадость.
-Ага! Купился! - Весело завизжала Генриетта, залепляя рот Джеймса снегом и начиная его превращать в живого (а если так пойдет и дальше, то уже в не очень живого) снеговика. Пытаясь отплеваться, профессор повернулся набок, но девушка уже ускакала в "стан противника" под защиту "тяжелой артиллерии" и, по-совместительству, "живых щитов".
Поднявшись Джеймс все-таки запустил вдогонку девушке снежком, но попал уже по "щиту". Да что же за день такой? Новый год.. Этим все сказано. - с этими мыслями мужчина уворачивался от "снарядов", попутно пытаясь вытащить забившиеся за шиворот снежные комья. Все уже немного устали, но явно прекращать не собирались - так, только разогрелись слегка.
-Лепим снежного профессора! - Воскликнула Аккерман, предусмотрительно не высовываясь из-за грэмовской спины. Джеймс в ответ на это вскинул руки, как-бы показывая что он сдается.
-Люди, ну это правда не честно - вас много я один. Тем более, в мои любимые привычки не входит беготня по лесам. - Мужчина медленно приближался к ребятам, а в уме он уже подсчитывал какое время займет последний рывок и кто куда успеет рвануть. Зная медлительность, присущую Грэму, его он в расчет даже не брал, Эдмор был выведен из строя и барахтался в мини-сугробе, который создали над ним гриффиндорец и Генри. Причем последняя, не обращая внимания на то что профессор, вроде как, капитулируется, продолжала на пару с Миллер закидывать его снежками. Джеймс уже не обращал на это внимания, так как он итак весь промок - хуже не будет. В голове зрел коварный план, но его нарушило неожиданное появление добермана и волка. Ой, какое неожиданное спасение. И как нельзя кстати... Хотя...
-Гав. - Буркнул добер-Темпест, скалясь на учеников. Штэф только глухо что-то прорычал с непередаваемой ехидцей глядя на ребят, а конкретнее на дочь.
-Ребят, спасибо за помощь конечно, но у меня уже был план... - Тихо прошипел Джеймс, делая шаг назад. Шок "врагов", кроме Генриетты, был недолгим, и залп возобновился. Первую пару снежков вновь "взяли на зубы" друзья, третий вновь попал Дюфору в лицо. Все. Я завтра слягу с воспалением легких. - Грустно подумал мужчина и быстро перевоплотился в анимагическую форму, чтобы не отбиваться от коллектива. Только Рамона не хватает для завершения картины. - Усмехнулся Дюфор, наклоняя голову и исподлобья смотря на горе-революционеров.
-В общем покажем, что профессора еще хоть что-то могут? - Усмехнулся Джеймс и как таран двинулся на учеников, не обращая внимания на снежки, которые в него летели. Медведь это вам не человек - шкура толстая, шерсть густая, да и морду закрывает. Так что ему эти снежки сейчас были как мертвому припарки.
Краем глаза мужчина успел заметить, что волк побежал в сторону Генриетты, а доберман прямиком на Грэма. Что же.. Мне тогда остается Эмма, а этот пусть так в сугробе и спит. - Усмехнулся мужчина и рванул за убегающей куда-то в лес Миллер.

+3

101

-Ну да, дети это наше все. - Усмехнулся Аккерман с грустью вспоминая о дочери, которая совсем от рук отбилась и начала себя считать совсем взрослой. Да, Штэф понимал что семнадцать лет это сознательны уже возраст, и Генри имеет право делать что хочет, но все таки отцовская любовь иногда заставляла мужчину вновь и вновь читать ей нотации и переживать, когда на каникулах дочери слишком долго нет дома. -Дориан твой учится нормально, не переживай. Уроки не прогуливает. По крайней мере мои. За пьянками не замечен, но не факт, что не пьет. - Мужчина посмотрел на вытянувшееся от удивления лицо Джеффа и усмехнулся.
-Успокойся. Все в таком возрасте хоть раз пробуют алкоголь просто из-за интереса. Но раз успеваемость у него не ухудшилась, то все в порядке. Да и спокойный он вечно, прямо как ты. В отличии от моей шалопайки. Сейчас вон хоть с Джеймсом подружилась, хотя не понимаю какие общие темы могут быть у неё с Дюфором. Хотя есть у меня подозрения, но я думаю что это всего лишь отцовский параноидальный синдром. - Штэфан усмехнулся и спрятав руки в карманы медленно побрел вслед за Темпестом по направлению к Хогвартсу. Хохот из запретного леса они услышали практически одновременно. Ну и кому там из учеников не спится? Ладно пить - на новый год это простительно, но в запретный лес без сопровождения.. - Мужчина на бегу перекинулся в волка и помчался на звук.
-Штэф, может, нам лучше туда не соваться? Мне кажется, там опасно... Может, пойдем лучше парочку пожирателей шлепнем? - Краем уха услышал он голос Темпеста, который был еще далеко позади, но вскоре волк уловил как за ним бежит, постепенно нагоняя, еще один зверь.
Не обращая уже внимания на Джеффа волк притормозил возле деревьев удивленно смотря на открывшуюся его глазам картину. Генриетта сидела на Джеймсе и целовала его причем судя по её раскрепощенности было видно, что далеко не в первый раз. Что за чертовщина?! - Казалось, что сейчас вертикальные зрачки животного вылезут за сетчатку глаз.
-Ага! Купился! - Раздался веселый смех дочери, но Штэфан уже этого не слышал. Перед глазами все так же стояла картина этого поцелуя. Опомнился волк только когда Джеймс уже поднялся на ноги и как ни в чем ни бывало продолжил баталию с учениками. Этого не может быть. Я просто сошел с ума и мне все это сниться. - Обескураженно подумал Аккерман, чувствуя как земля как-то странно уходит из-под лап. Моя дочь шлюха... Да и Джеймс тоже хорош.
На поляну выскочил Темпест, который явно не успел заметить этой картины и поймал зубами снежок, летевший в Дюфора. Штэф немного придя тоже выскочил из кустов и встал по левую сторону от друга ехидно оскалившись и глядя напрямую в глаза дочери. Кто сказал что волки не умеют ехидно скалится? Ну сейчас ты у меня попляшешь. И не отвертишься от разговора тем, что ты куда-то там опаздываешь. Джеймса Штэф не винил, потому что видел как тот пытался оттолкнуть девушку, во время поцелуя. Хотя и с тобой я тоже поговорю. - Быстрый и пропитанный злобой взгляд на Дюфора.
Тот кажется даже не обратил на это внимания и тоже перекинулся в животного.
-В общем покажем, что профессора еще хоть что-то умеют? - Прорычал Дюфор и увидев что Штэф бежит прямиком к Генриетте взял на себя Эмму.
-Покажем. Еще как покажем.. - Злобно прохрипел в пустоту Штэфан и оскалив клыки повалил дочь на землю, прижав её лапами к земле. Глаза горели возмущенным огнем. Злится на дочь Аккерман не мог по определению. -Ты что творишь? Ты вообще своей думалкой соображаешь?! Сколько лет тебе, а сколько Джеймсу! - Вглядевшись в испуганное лицо девушки, Аккерман с запозданием опомнился, что она-то язык анимагов не понимает и быстро сменил ипостась на человеческую.
-Ну и как ты мне объяснишь все произошедшее? Ты знаешь о чем я говорю. О Дюфоре. И отнюдь не о том, что вы его снежками закидали. - В голосе у Штэфа промелькнули металлические нотки и он с немым вопросом уставился на Генри не собираясь её отпускать, пока не получит ответ. То, что рядом были посторонние люди он не обращал внимания. Взгляд скользнул по телу возмущающийся дочери, проверяя на наличие повреждений, синяков и прочего. Не понял... -Так ты еще и в его джинсах?!! - Штэф чуть не подавился от удивления и с возмущением уставился прямо в глаза дочери, как будто собираясь её сейчас начать медленно и методично душить.
-И как ты мне все это объяснишь, юная леди? - С сарказмом в голосе проговорил мужчина, в душе надеясь услышать всему произошедшему рациональное объяснение.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-12-06 01:56:47)

+4

102

-В общем покажем, что профессора еще хоть что-то умеют?
Темпест согласно гавкнул и широко расставил лапы, терпеливо снося все удары судьбы, в качестве которых использовались снежки. Глаз моментально выделил жертву из окружающей толпы, особенно после того, как товарищи уже нацелились на мишени и побежали за ними. Высокий широкоплечий парень с белыми от снега растрепавшимися волосами, отстреливаясь снежками, радостно удирал от огромного пса. А вот убегать от меня не надо, только хуже будет...
Ярость погони заставляла Темпеста бежать все быстрее, сильнее отталкиваться лапами от земли, поднимая искры снега. Под черной шерстью ходили бугры мышц, жажда добычи гнала его вперед, багровая дымка окутала его взгляд, глаза налились кровью.
Логическая цепочка моментально выстроилась в голове Джеффри. Убегает. Значит, надо догнать. Догнать - убить. До убегающей цели, которая при этом весело смеялась, осталось каких-то полметра, задние лапы с силой оттолкнулись от земли, последний рывок, спина убегающей жертвы... Догнал... Услышать хруст костей, вцепиться зубами, почувствовать, как в горло хлынет горячая соленая кровь с металличеким привкусом, который сводит с ума, заставляет мозг затуманиться, а тело действовать уже отдельно от разума. Почувствовать, как кровь течет по горлу, по груди, как намокает от нее шерсть... Собак, которые хоть раз почувствовали вкус человеческой крови, пристреливают. Анимаг страшнее собаки. Его не пристрелят. Но жажда крови будет потом преследовать его всю жизнь, спустя годы, даже если этот вкус больше не вернется на язык.
Смех оборвался, вызвав отрезвляющий эффект. Темпест проморгался, как ничего не понявшая овчарка. Панический, животный ужас заполнил все его собачье сознание - он стоял всеми четырьмя лапами на груди парня и смотрел на него налитыми кровью глазами. Но самое страшное заключалось в том, что его челюсти слегка сжимали горло студента. Еще секунда - и одним студентом в Хоге стало бы меньше. Парень непонимающим взглядом смотрел на пса, словно не понимая до конца, что игры кончились и началась суровая реальность.
Что я сделал?! Ребенок, студент... Темпест трансформировался обратно и вытер пот со лба, вставая с парня. Наверное, на самом деле, пора лечится, отец давно мне это говорит. Мысль о том, что он чуть не убил создание, которое на каких-то пять лет старше его сына, вызывала панику, страх, страх перед собой.
-Прости... - невнятно буркнул Джефф и, перекинувшись обратно, рванул куда-то вглубь леса, ломая ветки и снося все на своем пути.

===============) Еще не знаю. Скорее всего, Хогсмид, Кабанья голова.

+4

103

Джеймс уже поднял руки, сдаваясь, но пьянящее ощущение не давало Аккерман остановиться, они с Эммой продолжали закидывать профессора снежками, наверное, добиваясь того, чтобы завтра первого урока не было, потому что Дюфор уже начал откашливать снег, стоя в сугробе на коленях. Вдруг откуда не возьмись появился в рот е*ись большой черный доберман в шипованном ошейнике и зубами поймал метко пущенный снежок, который не долетел до носа Дюфора буквально несколько сантиметров. Не к добру - промелькнуло в голове у Генриетты. Рука с очередным снежком опустилась, как только она увидела тень черного волка, который тоже встал плечом к плечу с доберманом, загораживая Дюфора, пока тот перетекал в анимагическую сущность.
-Нееееет! - застонала Генриетта, у которой, судя по всему, обломался весь кайф, - Батя! Ну куда ты опять лезешь, когда не просят?!
Волк, медведь и пес бросились в разные стороны. Студенты, соотвественно, тоже. Аккерман развернулась и бросилась бежать, краем глаза увидев, как огромный медведь пытается схватить за ногу убегающую Миллер, а доберман накрывает своим мускулистым телом Стоунфайда. Вот ведь взрослые, все надо испортить! Это уже не весело!
Почувствовав, как на спину приземляются четыре мощные лапы, Аккерман успела вскрикнуть и упала лицом в сугроб. Может быть, остальным и понравилось перетечение забав в анимагическую форму, но Генриетте такой оборот дела категорически не понравился, потому что увидев морду волка, она застала на ней далеко не игривое выражение, а разъяренное, как у бешеного.
-Пап, ну что ты опять творишь! Все счастье обломал, - захныкала она, садясь в сугробе и смотря в злые глаза отца. Тот что-то рычал, но она не могла понять что. Ей было понятно лишь одно - веселью просто жестоко перерезали глотку два некстати подоспевших аврора. Бегали бы там себе по лесам, зайцев бы гоняли, что их сюда-то понесло?!
-Ну и как ты мне объяснишь все произошедшее? Ты знаешь о чем я говорю. О Дюфоре. И отнюдь не о том, что вы его снежками закидали.
Генр почувствовала, как щеки пламенеют, а внутри все, наоборот, будто сковывается льдом. Она только открыла рот, чтобы художественно что-нибудь насвистеть, но сказать ей ничего не дали.
-Так ты еще и в его джинсах?!!
-Это мои джинсы! - попыталась возмутиться Генри, но, решив не злить Штэфана еще сильнее, опустила взгляд, - У нас факультатив был. Он готовил меня к завтрашнему уроку. Мы пили чай и я случайно пролила его на юбку. Ну, не идти же мне в мокрой юбке, в конце концов!
-И как ты мне все это объяснишь, юная леди?
Сложив руки на груди и втянув голову в плечи, Аккерман сдула с лица прядь волос и злобно зыркнула на отца. Она хотела поизображать из себя кубинского революционера, попавшего на допрос к полиции, но под взглядом Штэфана невозможно было молчать.
-Это мое дело! - Буркнула она, глядя вниз, - Мне уже семнадцать. И хватит за мной следить! Может, ты мне охрану назначишь? Хаммера и этого вашего... Темпеста! - фамилию Темпеста она произнесла, скорчив рожу - этот персонаж вызывал у нее самые отрицательные эмоции, которые только можно представить, к тому же, она знала, что за ее спиной все, включая отца, прочили его ей в женихи, несмотря на разницу в возрасте и наличие щенка двенадцати лет, - В конце концов, я уже совершеннолетняя!
Увидев, что отец дернулся, чтобы встать, Генри резко подскочила, схватив его за руку и задерживая.
-Нет! Только его не трогай! Я сама его обо всем попросила! Ой...
Тьфу блин... Вот дура, а? Ну знала я, что мой язык никогда мне ничего хорошего не принесет!
Но вдруг эти проблемы отошли на задний план, потому что откуда-то справа раздалось рычание вышеуказанного Темпеста. Когда Генриетта повернула голову, она увидела только бледное лицо гриффиндорца и стремглав бросилась к нему.

+3

104

-Это мое дело! Мне уже семнадцать. И хватит за мной следить! Может, ты мне охрану назначишь? Хаммера и этого вашего... Темпеста! - Штэфан только состроил презрительную мину после таких слов. Хоть семнадцать Генри, хоть двадцать семь, все равно инстинкты отца проявлялись он переживал за дочь. Тем более, когда узнаются такие подробности её жизни, тесно связанные с другом, который старше самого Штэфа на два года.
- В конце концов, я уже совершеннолетняя! - После этих слов мужчине захотелось просто фыркнуть и как следует оттаскать дочь за уши, но он все таки переборол этот порыв, дабы не позорить уже "совсем взрослую" дочурку перед друзьями. Ничего, потом мы с тобой еще вернемся к этому разговору. Аккерман уже собирался отстать от дочери и пойти в школу вместе с Джеффри, как Генриетта вдруг его остановила и притянула к себе, в глазах девушки проскользнул какой-то непонятный страх. Что-то мне не верится, что она моего отцовского авторитета испугалась.
-Нет! Только его не трогай! Я сама его обо всем попросила! Ой... - Мужчина так и застыл каменным изваянием, наполовину поднявшись с земли. Че-его? Только собравшись выяснить, правильно ли он понял вышесказанное, как вдруг совсем рядом раздалось рычание добермана. Штэф по-инерции повернулся на звук и тут же посерьёзнел, заметив как Темпест убегают в чащу, а Стоунфайд с озадаченным видом поднимается с земли, потирая шею.
-Мы с тобой об этом еще поговорим. Хотя, делай что хочешь, совершеннолетняя ты моя, но только потом уже от меня ничего не проси. - Холодно проговорил мужчина вставая и тоже направляясь к Грэму. Окинув его беглым взглядом и поняв, что беспокоится не о чем - парнишка отделался лишь легким испугом, Штэфан начал вглядываться в чащу, где скрылся Джеффри. В это же время раздался треск ветвей и из-леса вышел довольный собой Дюфор, таща на плече Миллер. Все развлекается...
Заметив что над Стоунфайдом склонилась Генри, профессор по истории магии отпустил Эмму и тоже направился к гриффиндорцу.
-Можешь не переживать. С ним все в порядке. - Тихо проговорил Аккерман, вставая у Джеймса на пути и пристально заглядывая в его глаза. -Я даже не знаю, что сказать тебе на это. Точнее не знаю чего я хочу, чтобы ты поскорее бросил Генриетту, наигравшись или все таки остался с ней. Хотя, лучше все-таки первое. Но, в любом случае, если с ней что-нибудь случится - отвечать будешь головой. Я не говорю про измену. Без этого ты не можешь, я говорю про твой характер и твои.. Гм.. Интересы. Если узнаю что она принимает или увижу на ней синяки - тебе не поздоровиться. Каким бы хорошим другом ты мне не был. - Уже с небольшой угрозой в голосе проговорил Штэфан и, на ходу меняя ипостась, побежал в сторону, где скрылся Темпест.

===> По ходу разберусь.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-12-07 04:41:00)

+4

105

Догнать хохочущую Миллер не составило труда - по-моему она сама запуталась в ногах и поэтому упала в снег. Мужчина тут же сменил ипостась и, для проформы, позакапывав племянницу в сугроб со словами: "будешь теперь знать как хорошо снегом-то умываться", взвалил девушку на плечо, как бревно, и потащил обратно на поляну. Та даже не сопротивлялась, тихо подхихикивая дяде в спину.
Дойдя до места несостоявшейся "революции", Дюфор понял, что что-то определенно не так и, бережно сгрузив девушку в снег, направился к Грэму, уловив пристальный и холодный взгляд Аккермана, направленный, казалось, в самую душу. Да что тут произошло, черт подери, за те жалкие пятнадцать минут, пока меня не было? - Рассеянно подумал профессор, наконец-то заметив, что кого-то на поляне не хватает. А конкретнее - Темпеста.
Сложив в уме "дважды два" мужчина понял, что Темпест опять не удержал свою собачью ипостась под контролем. Нет, его реально нельзя допускать до детей. А еще я думал, что не адекватен. - Пронеслась в голове у мужчины досадливая мысль. За друга он переживал и первой мыслью было рвануть за ним следом и догнать. Грэм все равно потихоньку приходил в себя и уже нервно хихикал, потирая шею и сидя на снегу.
На полпути к мальчишке дорогу Джеймсу вдруг преградил Штэфан.
-Я даже не знаю, что сказать тебе на это... - Мужчина уже приготовился услышать лекцию на тему "профессор отвечает за учеников и не должен им позволять такие вольности", но его ожидания не оправдались. Все было намного хуже. Мда.. - Только и смог подумать Дюфор, глядя в спину уходящему Аккерману. Мысли как-то вдруг резко перемешались и выцепить из этого потока что-то стоящее и оформленное было невозможно. Глубоко вздохнув, Джеймс попытался успокоится и отложить все размышления на более подходящее время, и подошел к Стоунфайду и Генриетте.
-Хм.. Может мне кто-нибудь объяснит, что я такого пропустил? - Мужчина растеряно взглянул на Генри, но тут же отвел взгляд. Уж слишком отчетливо звучали еще в голове слова Аккермана. А ведь если подумать логически, то он меня уже убить должен, за то что я тогда в поместье натворил. Хм.. Может пойти и сдаться, пока не натворил еще чего похуже? А там меня в Мунго отвезу и вылечат. И буду я нормальным человеком, таким же как все. Так, что-то меня подозрительно часто начали посещать мысли о капитулировании и добровольной сдачи в больницу. Старею.
-Опять Темпест что-то натворил? - Как ни в чем ни бывало поинтересовался мужчина, Глядя на Грэма и думая как ему теперь оправдать, или хотя бы объяснить, поведение друга, чтобы не зарекомендовать его, как психически неуравновешенного человека, от которого желательно держаться на расстоянии десяти-пятнадцати метров.

+5

106

ООС: В общем, считайте, что я смылся в Хогвартс, пока никто не видел.
--->>>Хогвартс

0

107

Наблюдая всю картину происходящего, Миллер тихо хихикала себе под нос, но заметив, что профессору пришла "подмога" в анимагической сущности, то решила уйти от всего этого подальше и молча "смыться" от всего. Но увидев, что "подмога" Дюфора уже нашла себе жертв, а Дюфор ехидно смотрел на одинокую  гриффиндорку, девушка решила бежать. И почему самая большая ряха бежит именно за мной? А ведь медведи могут развивать скорость до 40 км/ч, это очень плохо... для меня!
- Аааа! - раздался безумный и испуганный крик Эм, когда она увязая в сугробах плюхнулась лицом вперёд и почувствовала сзади дядюшку. Ну почему именно сейчас,, почему именно я? Хорошо, что хоть не медведь на мне... Проносились отчаянные, но с долей юмора мысли. Окунувшись лицом в снег, Миллер неожиданно оказалась на плече своего родственника, и без каких-либо замыслов на сопротивление с её стороны, Джеймс потащил её на поляну. Но за последние 15 минут, племяшка и дядя успели что-то пропустить и Дюфор отправился на разведку, опустив Эм на снег. В данный момент девушку совершенно не интересовало что там и как, а кашель усиливался, и кроссовки были насквозь промокшими. Как говорил один мой друг, необходимо лечится! И с этими мыслями, в полутьме, Миллер поползла на коленях искать зарытую бутылку. И вот где она сейчас? И вообще, Эдмор куда-то пропал... А не с нашими ли всеми запасами? Это мы сейчас проверим! Помню, у бутылки была "могилка", с помощью кроссовок сделанная горочка, вот её и надо искать. Ползти пришлось не долго, т.к. бутылка оказалась зарыта у соседнего дерева. Достав её и очистив от снега, замёрзшая студентка заползла за дерево, и устроившись поудобней, начала пытаться её открыть. Девушка и засунула в рот горлышко, чтобы согреть его и по законам физики крышечка расширилась и открыть было бы легче. Но никакие способы не помогали, тогда она просто достала волшебную палочку и испепелила пробку. Ещё немного погрев её в руках, Эм сделала пару жадных глотков, от чего горло просто загорелось, а тепло рассеялось по всеми телу. Эмма планировали вовсе провести тут остаток ночи, ну или хотя бы до тех пор, пока её не заметят и не отведут в тепло.

Отредактировано Эмма Миллер (2008-12-07 17:08:20)

+5

108

- Ой! Прости, дружище, - не слишком-то виновато хихикнул Грэм, узнав в «пораженной цели» подругу, но поспешил исправиться. Следующий снаряд предназначался уже тому, кому надо, и даже попал… Пальцы рук давным-давно замерзли и стали хуже слушаться, моля о милосердии или хотя бы о теплых перчатках. И чего я их сразу не взял? – запоздало сообразил парень, понимая, что с мокрыми ледяными руками долго продолжать «войну» в том же духе не получится. К счастью, в этот момент Генри кинулась на Дюфора, опрокинув его в снег и тем самым дав остальным временную передышку. Что она там с ним делала, Стоунфайд не приглядывался, вместо этого торопливо прочитав на руки согревающее заклинание. Вроде бы оно даже помогло…
- Ай! – только и пискнул басист, когда кто-то резко ухватил его за плечи и явно спрятался за спиной, а в грудь врезался спиной. – Генри, ногу твою!..  – гневно рыкнул он, быстро сооружая новый снежок. Впрочем, Джеймс не спешил атаковать, вместо этого медленным шагом приближаясь к революционерам.
-Люди, ну это правда не честно - вас много, я один. Тем более, в мои любимые привычки не входит беготня по лесам.
- А это несущественно, - нахально заявил Грэм, после секундного раздумья все-таки отправляя снежок в полет. Правда, до профессора тот не долетел…
-Гав, - приветственно оскалился черный доберман, словно из ниоткуда возникший рядом с Дюфором. С другой стороны вырос волк, ехидным выражением морды не намного отличающийся от пса. Эге… Как я понимаю, это явно не местная лесная фауна решила с нами поиграть! Джеймс перекинулся в медведя и двинулся в сторону учеников. Стоунфайд быстрои плавно наклонился за очередным снежком, но пускать его в ход не торопился. О-о-ой, точно не фауна… А бунты когда-нибудь пытались подавить при помощи анимагов? Вроде бы да. Дюфор должен знать, он же историю преподает… Интересно, а кто из них папа Генриетты?
Додумывал гриффиндорец уже на бегу. Потому что когда на тебя бросается нечто звериного происхождения, крупное и рычащее, хочешь не хочешь, а шарахнешься в сторону, а там и побежишь. И только в следующую секунду начинает работать мозг, а не инстинкт самосохранения. Неправильный какой-то инстинкт… Я же всё равно от него не убегу, собака быстрее! – Грэм завернул за ближайшее дерево, меняя курс и сдавленно смеясь. Хотя схватка с анимагами и была неравной, расклад «трое против одного», который был до их появления, тоже честным не назовешь. Так даже интереснее: годящиеся против человека приемы не сработают против более ловкого и изворотливого животного. В чем он и убедился, на мгновение остановившись и кидая в добермана до этого сжимаемый в руке снежок. Ожидаемо промахнулся, а в следующую секунду в грудь ударило тяжелое тело, сбивая с ног и вдавливая спиной в снег. Грэм сдавленно охнул от удара об землю, тонкой кожи горла коснулись острые клыки… Парень даже не успел понять, что в этот момент ему грозила реальная опасность остаться в этом снегу навечно. Собственно говоря, подобный расклад ему и в голову не мог придти, слишком уж резкий и неожиданный переход от игры к… к чему?
Сознание окатило липкая волна страха, скорее рефлекторного, чем осознанного. От ощущения сжавших шею челюстей, понимания, что в глазах добермана нет ни отблеска человеческого разума, и осознания собственной полнейшей беспомощности в этой ситуации…
Пес с каким-то растерянным выражением морды выпустил горло басиста и спрыгнул в снег.
- А…вы не находите, что это уже перебор?! – ошалело выдохнул Грэм, приподнимаясь на локте и возмущенно глядя на добермана. А заодно пытаясь понять, что вообще только что произошло. Вслед за страхом и возмущением пришло чувство легкого стыда. Что я тут понапридумывал, идиот… Можно подумать, меня действительно кто-нибудь стал бы убивать! Да ну, ерунда… Нервы лечить пора! И избавляться от излишне разыгравшегося воображения. Тьфу, Грэм, ну ты балбес, слов нет…
-Прости... – с каким-то странным выражением  буркнул превратившийся в человека «противник», а затем снова перекинулся в собаку и быстро скрылся в лесу.
Из груди вырвался нервно-облегченный вздох. Откуда-то появилась Аккерман и с испуганным выражением лица склонилась над басистом.
- Да всё нормально… - вяло отмахнулся Грэм, а затем решительно выкопался из снега и поднялся на ноги, отряхиваясь от налипшей ровным белой массы. – Если бы кто-нибудь объяснил мне, что это вообще было, я бы вообще был счастлив. А заодно, кто это был.
-Опять Темпест что-то натворил? – осведомился подошедший Дюфор.
- Да как вам сказать… - Парень хмуро хмыкнул. Веселое настроение куда-то бесследно испарилось. – Наверное, всё же нет. А что, он мог…сделать что-нибудь серьезное?
Вопрос был задан нарочито невозмутимо, даже немного шутливо. Грэму совершенно не хотелось признавать, что мелькнувший было во время лежания в снегу страх вернулся вновь, да еще с втрое большей силой. Тогда он просто не успел ничего понять, а сейчас, когда всё уже закончилось, но и одновременно стало ясно, что всё могло быть далеко не так хорошо, неприятно давила сама вероятность негативного исхода. Не каждый день, черт возьми, попадаешь в такие ситуации… И главное, за что?! – накатила неожиданная злость. - У него правда не в порядке с головой, что ли, у этого Темпеста?!
Стоунфайд оглянулся по сторонам, отметив, что народу на поляне поубавилось. Волк с псом исчезли так же неожиданно, как и появились, Эдмор тоже куда-то пропал – надеюсь, его не съела какая-нибудь местная нечисть! – а Эмма сидела на поваленном стволе дерева с открытой бутылкой в руках. Кстати, отличная идея. Как я понимаю, снеговые войны окончены…
Грэм молча протопал по направлению к Миллер, взглядом попросил разрешения взять бутылку и сделал пару глотков. Внутри оказалось вино, довольно вкусное, а главное – согревающее. Вернув его девушке, он стянул куртку и от души ее встряхнул – предыдущая очистка наощупь мало помогла избавиться от мокрого снега. За неимением расчески пропустил промокшие пряди волос сквозь пальцы, вытряхивая снег и из них. Рубашка изрядно промокла и неприятно холодила спину, но гриффиндорец предпочел не обращать на это внимания. Не настолько на улице холодно, можно и потерпеть. Вон, Джеймс еще более мокрый, и ничего…
- Ну что, мы здесь и останемся или всё же отправимся куда-нибудь в более теплое место? – осведомился он, засунув руки в карманы и безуспешно пытаясь этим их согреть.

+5

109

Краем глаза Генриетта видела, как из леса выходил Дюфор, держа на плече Эмму. Даже увидела, как к нему метнулась черная тень ее отца. Вот черт... Захотелось громко и крепко выругаться матом - нет, вот пришел и все испортил! А как весело было... У меня настроение упало, Грэма вон чуть не порешили, сейчас еще и Джеймсу на мозг накапает, причем так, что Джей теперь до конца жизни от меня шарахаться будет...
-Грэм, с тобой все хорошо? - Аккерман подняла лицо басиста за подбородок, внимательно рассматривая шею. Причем этой самой головой она крутила так, что Грэм рисковал заработать перелом шеи уже от нее.
- Да всё нормально…
-Точно?

На шее парня было несколько маленьких царапин, и Аккерман внимательно их рассматривала, пока Стоунфайду это не надоело и он наконец-то не встал.
-Можешь не переживать. С ним все в порядке. - раздался за спиной голос отца. Все распри мгновенно забылись.
-Да он псих! - зарычала, вскакивая, Генриетта, - Его вообще нужно от общества изолировать! Он чуть не убил моего друга! - обличающе тыкая пальцем в Штэфана, Генри медленно пятилась, - если он в мою сторону еще хоть шаг сделает, я... я... Неважно! Ему в Мунго пора! Да ему даже Мунго не поможет, такое не лечится, тут только пуля справится!
Руки Генри сжались в кулачки от злости и обиды. Нет, ну неужели можно за несколько секунд так все испортить?! И ведь умудрились же! Краем уха она услышала разговор Штэфана и Дюфора. Она закусила губу, со всех сил пытаясь сдержать слезы. Ну папа, ну спасибо! Весь праздник испортил, а ведь так хорошо все начиналось...
Подойдя к герою дня - Грэму - Джеймс посмотрел на Генриетту и тут же отвел взгляд. Ногти Аккерман до боли впились в ладони. Устроил промывку мозгов, ничего не скажешь...
-Подойди сюда, - сквозь зубы прошипела Генри, хватая в горсть прядь кудрявых волос и таща не сопротивляющегося от неожиданности Дюфора куда-то за дерево, - Ты мне что-то хочешь сказать? Дай угадаю - "Прости, Генри, все кончено", да? Трус... - прошипела она, - Я... Я ничего никому не сказала после того, что ты сделал в поместье... Я даже тебя никогда в этом не упрекнула...
Вести разговоры с Джеймсом, Генриетта всегда любила, держа его за руку или гладя по волосам, но на этот раз она стояла, выдерживая расстояние около полуметра. Взгляд был злым и обиженным одновременно, а рука иногда вздрагивала, чтобы прикоснуться к Джеймсу, но тут же возвращалась обратно.
-Скажи. Скажи хоть какую-нибудь гадость, как ты любишь это делать. Скажи, что я дура, что я тебя никогда и не интересовала, а то, что случилось наверху, случилось только из охотничьего азарта! Назови меня истеричкой, скажи, что я не умею сдерживать свои эмоции! Ну и абсолютно неважно, сколько всего я терплю! Плевать, что я тебе слова не сказала, когда ты меня чуть не убил! Без разницы, что я проглатываю все твои колкости, и даже ничего на них не отвечаю, потому что знаю - если я что-нибудь скажу, то ты или приложишь меня об стены или фыркнешь и уйдешь! Совсем безразлично, что я пытаюсь сделать все, выгибаюсь под твоими пальцами, как пластилин, лишь бы хоть одну лишнюю минутку понаслаждаться твоим обществом! Я просто капризная истеричка, недостойная твоего внимания!
Надоело лить слезы. Вот возьму и не буду. Шторка отвернулась, сложив руки на груди и смотря куда-то в сторону. Глаза, как ни странно были абсолютно сухими. И злыми, совсем как у Штэфана.
-Ну? Давай, скажи мне это, я жду!
Ну идио-отка... Ну ду-ура...
-Джей... Ну прости пожалуйста... Сорвалась... Ну давай, долбани меня круциатусом, только не уходи, пожалуйста...

+4

110

- Да как вам сказать… Наверное, всё же нет. А что, он мог…сделать что-нибудь серьезное? - Спокойно проговорил парень, вставая на ноги.
-Ну, как сказать, все мы в душе звери и не всегда можем удержать инстинкты.. - Задумчиво протянул Джеймс, делая вид, что ни к кому конкретно не обращается, и вообще говорит сам с собой.
Мысли блуждали далеко от этой поляны, снова и снова возвращаясь к разговору с Аккерманом-старшим. Из задумчивости его, уже в который раз за день, беспардонно вывела Генриетта, что-то зашипев и потащив за дерево. Так, я не понял, ну что опять не так? - Только и успел подумать мужчина, как Аккерман начала толкать речь.
Во время монолога Джеймсу хотелось только одного - закопаться с головой в снег, но не слушать эти претензии, основанные, по мнению мужчины, на параноидальном синдроме. И почему мне кажется, что подобное я уже где-то слышал сегодня? - нервно хмыкнул мужчина, с беззлобной улыбкой глядя на Генриетту.
-Ну? Давай, скажи мне это, я жду! - Злобно прошипела девушка, отворачиваясь. Дюфор в ответ на это почти неслышно хихикнул и тяжело вздохнул.
-Знаешь, Генри, тебе наверное просто надо отдохнуть, выспаться... Мужчина замолчал на полуслове, так и не предложив Генриетте уйти вместе. Все-таки её свободу он ограничивать не собирался, да и старая привычка - уходить ничего не объясняя, взяла свое. Черт, когда я все-таки смогу запихнуть свою гордость и вспыльчивость куда-подальше? - Джеймс задумчиво посмотрел сначала на Грэма и Эмму сидящих поодаль, а затем на видневшуюся на горизонте махину Хогвартса. И всегда в самом разгаре праздника придет "зеленая мышь" и всех обломает.
-Джей... Ну прости пожалуйста... Сорвалась... Ну давай, долбани меня круциатусом, только не уходи, пожалуйста... - Раздался голос девушки, который возвратил Джеймса обратно в реальность. Захотелось громко и не очень цензурно выругаться, но он только лишь нервно хмыкнул и тряхнул головой, как-будто отгоняя наваждение. Прошел всего лишь день, а я уже устал от скандалов.
Дюфор подошел к Генриетте и нежно потрепал её рукой по волосам, тихо и немного растерянно улыбаясь.
-Тебе самой-то твои истерики не надоели? Я здесь, с тобой, если уходить и собираюсь, так просто спать, так как зверски устал. Если бы все произошедшее наверху было бы сделано из охотничего азарта, то я бы сейчас тут бы не стоял, уж поверь мне. А колкости, фырканья и прочее.. Генри, колкостями мы обмениваемся почти в равной степени. А насчет остального - сейчас я тебе скажу нормально и трезво, что да, я осознаю, что я неправильно поступил, что я псих, но когда опять меня "замкнет" я этого уже осознавать не буду. Только лишь когда вновь вернусь в реальность.. Я не знаю как тебе это объяснить. - Дюфор нервно пожал плечами и, обняв девушку, притянул её к себе, осторожно целуя в губы.
Наверное со стороны это смотрелось убойно - вся припорошенная снегом, как новогодняя елочка, Генриетта, со все еще злобно сверкающими глазами, и поседевший из-за снега, насквозь мокрый Джеймс.
-Я тебя люблю. Только любовь у меня извращенная. - Тихо проговорил мужчина, отстраняясь.
-И я понимаю, что не каждый такой вот извращенной пытки выдержит, поэтому и стараюсь никогда в отношениях не заходить дальше постели.... Ну что, пошли к ребятам? - Быстренько перевел тему мужчина, вновь улыбнувшись. -А то они там уже вовсю хлещут абсент.. Или ром. В общем, что-то алкогольное.. А завтра мы все поляжем с воспалением легких и похмельным синдромом. - Джеймс усмехнулся и, слегка наклонив голову, посмотрел на Генриетту, неосознанно ей любуясь. Поймав себя на этом Дюфор чуть не закашлялся от удивления, и потопал по направлению Грэма и Эммы.

+6

111

Делая глотки - один за другим, Эмма постепенно согревалась, но всё же усталость, холод и сырость не покидали девушку. Задумавшись, устремив взгляд на бутылку, Миллер почувствовала чьё-то приближение со спины. Ну сейчас точно, или по плечу хлопнут, или по спине со всего размаху, может вообще с разгона с дерева спихнут... Я бы так и сделала, хи-хи... Но даже подозревая в этом нежданно приближающегося человека, гриффиндорка не обернулась, а просто сидела и ждала что произойдёт. Да, сейчас наверное единственный случай, когда я просто сижу и жду чего-то, не предпринимая при этом ничего! Жду своей судьбы наверное... Эмме вспомнился Алекс и крыши "залитые слезами и огне виски", она так же сидела и смотрела на бутылку, периодически отводя взгляд в никуда. Вот так вот можно потерять за пару мгновений всё, что обрели... Ещё несколько минут я закидывала снежками Дюфора и волочилась на его плече, а сейчас уже не знаю чем заняться...
Услышав, что шаги совсем близки, гриффиндорка приготовилась к сюрпризам, но их не оказалось. Грем? Обойдя дерево, он вежливо попросил присоединится к распития согревающего эликсира, и конечно же, ему отказать нельзя.Меня всегда удивляла его тоталитарность, хоть и знаю я его не настолько хорошо... Но того общения, что было с ним впечатление сложило именно это.
- О! Грем! Конечно присаживайся и вот возьми, согрейся, возможно хоть как-то поможет. - с безумной счастливой, но немного наигранной улыбкой на лице, протараторила Миллер.
Получив бутылку обратно, даже с небольшим  её содержанием, девушка перекинула одну ногу через бревно.
- Вот! Так будет лучший обзор... - аки "дитё малое" пропищала гриффиндорка с долей хрипоты в голосе и покачала ногами от самодовольствия. Увидев неподалёку приближающихся Генриетту и Джеймса, Миллер хотела закричать от радости, что народ вновь подгребает, но вместо этого, она достала из кармана подаренный мундштук и поставила в него "снаряд". Где моя зажигалка? Сейчас буду опробовать? Найдя всё же зажигалку - чёрную с ярко синей розой на боку, Эм не с первой попытки зажгла её, так как руки отказывались работать. Сделав затяжку, Эмма почувствовала в горле аки "контрастный душ" - ледяной глоток воздуха чередовался обжигающим дымом... Так и в жизни - то жаркие дни, то холод тебя окружает со всех сторон, а проще говоря - белая полоса, чёрная, а потом полная... затяжка! - добавила Эмма то, что первое пришло в голову. Да, вежливость заразна (к тому же воздушно-капельным, через вино), я теперь даже в мыслях не могу грубо выразиться... Надеюсь это излечимо!

Отредактировано Эмма Миллер (2008-12-11 18:06:12)

+4

112

-Я тебя люблю. Только любовь у меня извращенная...
Наверное, у Генри был глупый вид - челюсть отвалилась, глаза выкатились и сияли, как две зеленые звездочки, а на лице застыла дебильная улыбочка. Сердце бешено забилось где-то в груди. Да? Я не ослышалась? Он сказал это? От Джеймса можно было раньше услышать что угодно - "Ты мне небезразлична", "Я что-то к тебе чувствую" и иже с ними, но эти слова сорвались с его губ впервые. Может быть, он оговорился? Н-нет, я не верю... Такого не может быть... Хотя... Наверняка, он много кому это говорит...
-И я понимаю, что не каждый такой вот извращенной пытки выдержит, поэтому и стараюсь никогда в отношениях не заходить дальше постели....
Улыбка слетела, лицо Генри резко помрачнело. Радость куда-то улетучилась, оставив на сердце неприятный серый налет.
-Ну, я надеюсь, это не относится к тем, кто готов это терпеть? - как же мне нравится утыкаться носом в его свитер... Пусть колючий и пахнущий сигаретным дымом и его от-вра-ти-тель-ным одеколоном, но ставший уже таким родным... Фетишисты, блин... - Подожди! - как только он собрался уходить, Генри задержала его за локоть, - Давай договоримся - я больше не устраиваю истерик, а ты не кидаешь меня об стену ни в прямом ни в переносном смысле. Хотя, если в прямом - это я еще могу пережить. Главное, чтобы не в переносном, это вообще ужасно.
Аккерман с хищным взглядом достала из ножен, притороченных к ремню, Арлекина. Не обращая внимания на то, как шарахнулся от нее Дюфор, она мелким шагом пошла по направлению к Грэму и Эмме. Нет, она вовсе не хотела их зарезать, просто ей захотелось еще полюбоваться на свой новый ножичек. Интересно, а на сколько сантиметров он вылезет из спины Варисенте? Гм, и почему мне так хочется это проверить? Сколько бы Джей не уверял меня, что для него Миланна не больше, чем подстилка для кровати... Нет, я конечно, склонна ему верить, но-о... В общем, ладно, подождем, посмотрим... Но тебе не жить, Милли...
-Господа алкоголики, тунеядцы... - хитро улыбнулась она, подходя к уже вовсю квасящей парочке, - Что ж вы не улице-то пьете, как алкоголики? Непоря-адок... Кстати, я тут вспомнила, кого мы сегодня еще не поздравляли! Грэээээм, мне кажется, ты не откажешься, что нельзя позволить Хаммеру спать в эту замечательную ночь?

+2

113

-Попробую. Только тогда ответное условие "договора" ты не пытаешься меня остановить или пойти за мной, когда у меня ломка. - Горько усмехнувшись проговорил мужчина, собираясь уже направляться к Грэму и Эмме, как услышал знакомый щелчок ножен - Аккерман достала Арлекина и перехватив его поудобней двинулась вперед.
-Ты меня убить что-ли собралась? - Шутливо проговорил Дюфор, резко отскакивая от Генриетты. Но девушка уже с задумчиво-садисткой улыбкой на губах топала по направлению гриффиндорцев. Надеюсь она на них остроту клинка проверить не собралась? - Мысленно фыркнул мужчина, не подозревая насколько сейчас его мысли близки к истине.
Предложение Генриетты поменять место дислокации было воспринято на "ура" и все дружненько снялись с поваленного дерева и направились обратно к Хогвартсу. Джеймс на секунду задержался, окидывая поляну задумчивым взглядом и запоминая месторасположение всеми забытых бутылок. Вот завтра с утра надо будет сюда наведаться - опохмелиться, а то с больной головой на занятие идти как-то не очень хочется. Хотя тут палка на двух концах - если опохмелимся, то нам на старые дрожжи опять "дать" может.. Ладно, по ходу дела разберемся.
В последний раз оглянувшись на "место захоронения" бутылок, мужчина быстрым шагом направился вдогонку за успевшими уйти уже далеко вперед ребятами, на губах заиграла ехидно-предвкушающая улыбка. Ну что, Никуська, не одному мне страдать сегодня от нападок расшалившийся молодежи.

====> Опасная зона. Комната Ника Хаммера.

+2

114

Святослав уже около часа шел по следу. Точнее, по следу шел Истынь, иногда напряженно останавливаясь и озираясь на хозяина, как бы спрашивая: "Ну что ты там? Идешь?"
Лесник шел широко, но пес, чувствуя приближение конца пути, все равно бежал быстрее, торопился. И Святослав уже был готов признать правоту собаки: в такую промозглую, сырую и теплую погоду настроение было гадким, хотелось домой, поближе к жарко натопленной печи...
Истынь, уйди оттоль! - окликнул собаку ведун, заметив, что она что-то нашла, и сейчас раздумывает, а что бы с этим сделать: то ли на зуб попробовать, толи так оставить? Он хловнул себя по бедру ладонью, Истынь подбежал, удостоившись похвалы - хозяин потрепал по холке. Пес сел, вывесив язык на бок, и тяжело пыхтя - ему тоже было жарко. Етер же тебя так подрал, животина? Дал же ты мне побегать за тобою - ласково произнес Святослав, опускаясь рядом с подранком на четвереньки. Единорог, совсем еще почти жеребенок, тяжело дышал и вздрагивал - сил бежать у него уже не было, слишком много крови потерял. На крупе и боках были видны следы когтей. Тьфу, погань... Аки акриды какие расплодилися... - "акридами", или, проще говоря, саранчой, Святослав обозвал волкодлаков, которых этой зимой откуда-то действительно как-то очень уж много взялось.
Он поднял жеребенка на руки - жалко было так его оставлять. Вроде крепкий, здоровый - вон сколько бежал, пока не рухнул. Что самое гадкое, волкодлаки сыты были - а то бы жеребенку не уйти вовек. Значит, завалили мать, а с этим поиграться вздумали, а потом бросили...
Об ночь охотиться пойдем, послежде вечери,- решительно кивнул псу Святослав. - Совсем уж обесились, твари, приструнить надобно... - и пустился бегом. Истынь молча трусил рядом, иногда чуть забегая вперед или отставая, настороженно втягивая ноздрями воздух. Пес чуял поблизости четвероногих врагов и терялся: ему хотелось драки, а хозяину явно было не до того. В итоге он решил, что хозяину виднее, и больше не отходил от него: вроде бы, он и умный, и сильный... А мало ли что? Да и нюх у него совсем слабый, как бы не проглядел чего...

+2

115

Ник тоскливо посмотрел в обиженную спину уходящего Лесли. Да ладно, вечерком возьму бутылку огневиски из заначки, свистну у Энди какой-нибудь термоядерной травки (у него всегда водится - я знаю. Хотя, чаще всего, выращивается она у него абсолютно случайно...) и пойду извиняться. А пока - пусть подуется, ему полезно. Все равно ненадолго. Джею тоже не помешало бы морду набить
но все, естесственно, как всегда, скатится к смеху, пьянке и про взаимные обиды все забудут - у нас-то драки привычное дело, несмотря на то, что некоторые до сих пор смотрят на это с содроганием.

Ник подошел к Дюфору и пару минут злобно посмотрел ему в глаза, словно не зная, что с ним делать, но потом просто с досадой стукнул кулаком по стене в нескольких сантиметрах от лица укуренно хихикающего друга, резко развернулся и, сильно задев брата плечом, ушел куда-то вдаль по коридору. В чем был виноват Энди, который еще некоторое время, потирая плечо, смотрел вслед брату, Ник так и не понял, но не мог же он один не получить люлей?
Злобно бурча что-то себе под нос, Хаммер вышел на улицу и закурил. На холоде злость начала бы потихоньку остывать, но лишь с одним условием - если бы был холод. А то так - под ногами мерзкая каша из снега и грязи, с крыш течет, кругом лужи... Если бы Ник был не в гриндерах, так он бы вообще вернулся обратно в Хогвартс срывать свою злость на учениках. Да-да, конечно, он знал, что это абсолютно непедагогично, но кому это сейчас надо? А наорать на учеников всегда повод найдется, не могут же они с каждым шагом беспрекословно следовать правилам? Так что это всего лишь вопрос смекалки.
Посмотрев сначала на окна замка, а потом на запретный лес, Хаммер выкинул сигарету и еще немного подумал. Нет, в Хогвартс сейчас определенно идти нельзя - шепнула ему не затуманенная злостью часть сознания и он, как ни странно, с ней согласился. А то так ведь можно и нарваться неплохо. С этими мыслями Ник загреб из тающего сугроба горсть мокрого мерзкого снега, приложил к горящим костяшкам левой руки, сбитым об стену и направился в сторону запретного леса.
-СДОХНИТЕ, ВСЕ!!!!!!!!!!!!!! - зайдя достаточно глубоко, закричал он и с силой пнул ни в чем не виноватое дерево, после чего еще и добавил кулаком.
Метод был, конечно глупым и затертым, но порой он помогал. Порой, но не сейчас. Злость на Дюфора, да и на Лесли тоже, все никак не хотела проходить. Ник сел в сугроб и склонил голову, скрывая лицо волосами. Курить даже не хотелось - вообще уже ничего не хотелось. Когда Хаммер уже, асбтрагировавшись от реального мира, целиком ушел в свои мысли, его йоговскую концентрацию вдруг прервал чей-то громкий лай. Подпрыгнув, Ник вдруг упал на спину и увидел то, что лаяло. Псина была просто огромной - если бы он задрал голову, то достал бы Нику до груди.
-Краса-авец... - выдохнул Ник, невольно любуясь зверюгой, немного приподнявшись на локтях.

+1

116

До дома оставалось всего ничего - какие-то пять минут хода. Что было кстати: Святослав несколько не рассчитал своих сил, и единорог оказался неожиданно слишком тяжелым; лесник начал уставать. Вдруг Истынь настороженно замер, прислушиваясь, а потом и вовсе припустил куда-то в сторону от тропы, периодически оглядываясь на хозяина.
Тьфу, песья душа, - сплюнул Святослав. С некоторым раздражением, но беззлобным, вызванным исключительно усталостью - тащить живое тело в два пуда весом в течение часа было не слишком легко. Да и попросту надоело... Однако, Истынь явно что-то учуял; просто так хулиганить бы не стал, чай, не подзаборная шавка, а серьезный умный пес. Впрочем, цель собаки не слишком скрывалась: по лесу разнесся чей-то раздраженный крик. Причем, как показалось мужчине, голос был весьма знакомый.
-СДОХНИТЕ, ВСЕ!!!!!!!!!!!!!
Истынь с лаем ломанулся через кусты. Кажется, ничего страшного не происходило: пес лаял не угрожающе-зло, а просто предупреждая. Вздохнув, Лихолесь смирился со своей судьбой и двинулся в обход небольшого локального бурелома.
Выбравшись на открытое пространство, Святослав обнаружил презабавную картину. В снегу лежал здоровый мужик в черной кожаной куртке с множеством металлических нашлепок, и с неподдельным восхищением разглядывал Истыня. Пес тоже вел себя несколько не характерно: к позе мужчины он явно не имел отношения, в том смысле, что не он его завалил, а просто сидел в метре от него и молча ждал хозяина. Когда хозяин показался в поле видимости, Истынь тихо тяфкнул: мол, вот, я нашел, а ты разбирайся.
Истынь, к ноге, - тихо позвал пса Святослав, потом задумчиво уставился на незнакомца. На самом деле, он не думал как-то на него воздействовать: он просто подбирал слова чтобы обратиться к мужчине. Из замка, небось... Еще одного принесла нелегкая, - устало подумал Святослав.
- Кто ты? Потерялся? - Обратился он к все еще лежащему мужчине, тщательно выговаривая слова чужого языка.

0

117

-Истынь, к ноге.
Кинув еще один восхищенный взгляд на колоссальное создание, Ник перевел все еще восторженный, как у ребенка, взгляд на человека, который говорил на каком-то непонятном языке, которого он доселе не слышал. Нет... Слышал, пару раз в Рейкьявике, но так и не вспомнил, что же это за язык.
-Кто ты? Потерялся? - высокий мужчина, похожий на дикаря, говорил по-английски с каким-то странным, не то немецким, не то бельгийским акцентом. Хаммер даже сначала толком-то не понял, что тот от него хочет, но через пару минут смысл сказанных слов все-таки дошел до мозгов профессора.
-Николас Хаммер. Я в Хогвартсе работаю... - стараясь говорить медленно, ответил Ник. Было видно, что мужчина в английском не силен, а общение с такими почему-то всегда вгоняло Хаммера в ступор, - Нет, я не потерялся... Проветриться зашел...
А-а, да это же лесник наш, точно! Мне же Рамон рассказывал... Тут Ник заметил, что на руках мужчины лежит мертвый детеныш единорога. Дыхание перехватило - Хаммер очень сильно любил животных. Подавив первый порыв пульнуть в человека авадой, Николас все-таки решил дать своим мозгам возможность потрудиться, чтобы понять, что плачевное состоянии единорожка - дело рук не лесничего.
-Что с ним? - резко подпрыгнув на снегу, профессор подошел к инстинктивно шарахнувшемуся от него мужчине, - Да вы не волнуйтесь, я в этом разбираюсь, я уход за животными преподаю...
Какого-то моментального взгляда хватило, чтобы понять, что жеребенок еще жив. Ник приподнял его голову и приоткрыл глаз. Потом прикоснулся к зияющей ране на боку животного, и, как будто испугавшись, отдернул руки, перепачканные серебристой кровью.
-Да тут зашивать надо... Костерост и тугая повязка, смоченная анекрысом - через неделю уже обратно в лес побежит...
Увлеченный состоянием детеныша, Ник болтал и крутил единорожка в разные стороны, но в глазах вдруг резко потемнело, ноги подкосились, а сквозь зубы прорвался стон. Хаммер упал на колени, сжимая рукой левое предплечье, которое, казалось, сейчас оторвет.
Черт возьми... Нет, ну только не сейчас! Хаммер подавил желание вцепиться в метку зубами и содрать ее вместе с кожей и поднял затуманенный взгляд на лесника:
-Извините... Мне... Срочно нужно идти. Аппарео! - он приложил палочку к метке, и произнес заклинание, чтобы его автоматически перебросило туда, откуда его, сосбвтенно, и вызывали.

==================) Лютный переулок.

Офф: Да, прости, так мы с тобой и не поиграли... Собачья работа, черт ее возьми))

+1

118

-Что с ним? - удивлённо воскликнул мужчина, назвавший себя Николасом. Правда, Святослав мгновенно переиначил это имя на привычный манер, окрестив для себя незнакомца "Николой". Лесник инстинктивно дёрнулся от резкого его движения. Истынь настороженно вскинул лобастую морду, но, поняв, что на хозяина никто не покушается, опять заинтересовался чем-то в снегу. 
Волкодлаки подрали... Расплодилися, аспиды... - отозвался Святослав, наблюдая за действиями незнакомца. Кажется, его тоже всерьез обеспокоило состояния малыша, поэтому Лихолесь возражать не стал.
Да тут зашивать надо... Костерост и тугая повязка, смоченная анекрысом - через неделю уже обратно в лес побежит... - произнёс Никола. Святослав пошевелил губами, повторяя про себя странные и непонятные слова - "костерост" и "анекрыс". Естественно, что имел в виду неожиданный гость леса, он так и не понял, а уточнять не стал - с одной стороны, постеснялся - всё-таки совершенно незнакомый человек, с другой - опять включилось недоверие к незнакомцам, а с третьей - он, собственно, без рекомендаций незнакомца уже догадывался, чем стоит лечить подранка. Конечно, поручиться в том, что его средства окажутся эффективнее, он бы не смог, но они хотя бы были проверенные и привычные, не то что этот... "анекрыс", прости Господи!
Блазень только плечами пожал в ответ на рекомендацию, но продолжить диалог не получилось - Никола вдруг, зашипев, рухнул на колени и, подняв на Слвятослава полубезумный взгляд, процедил сквозь стиснутые зубы:
-Извините... Мне... Срочно нужно идти. Аппарео! - и исчез.
А Святослав, в тот момент, когда мужчина упал на колени, вдруг будто почувствовал на себе чей-то пристальный недобрый взгляд. И появилось чувство гадливости, желание отряхнуться и вымыть руки, будто извозился в чём-то мерзком на ощупь и запах.
Тьфу, блаженный... - сплюнул в раскисающий снег Святослав. - Али бесноватый, - предположил худшее Святослав и прикинув, как бы половчее проверить незнакомца на "бесноватость", придя к выводу, что возможности у него такой нет - не факт, что они ещё когда пересекутся. - Только время втуне потерял, - проворчал он себе под нос, бегом направляясь в избу - жизнь жеребёнка утекала с каждой секундой, а он тут стоял лясы точил...

===>>>>>>Изба лесника.

0

119

Ник ничего не успел понять, как почувствовал, что пол под ногами начал стремительно рушиться. Громко и смачно выматерившись, он уже собрался аппарировать, как вдруг осмотрелся. Тут и там раздавались хлопки аппарации, крысы бежали с корабля. Тут взгляд Николаса наткнулся на старшего брата, мечущегося по полю боя наверное в стремлении уйти, а палочки в его руках не наблюдалось. Черт, как же нога болит... Приличный кусок асфальта обрушился прямо под здоровой ногой Хаммера и он с криком перенес вес своего тела на поврежденную, поняв, что сейчас упадет, а если упадет, то уже и не встанет. Тут и там уже раздавались беспорядочные авады и нецеленоправленные боевые заклинания, это было уже вроде плевков друг другу в лицо после драки. Превозмогая ужасную боль в ноге, Ник одним прыжком преодолел расстояние до Эндрю и обхватил его руками.
-Аппарео!  - выкрикнул он, крепко держа ничего не понимающего и от этого пытающегося вырваться брата.
Хаммер упал на спину. К счастью, в том месте, куда он упал, лежал снег, который немного смягчил падение, но оно все равно отдалось по всему телу глухой болью.
-С тебя бутылка огневиски... - слабо прошептал Ник, закрыв глаза.
С Эндрю сталось бы подумать, что младший братишка решил скоропостижно окочуриться, поэтому Ник открыл глаза и улыбнулся. Лицо брата выражало удивление и возмущение, это было так смешно.
-Ничего... - сказал Хаммер, вытирая кровь с губ, - Завтра я сам лично схожу к Олливандеру и куплю тебе новую палочку.
Из груди Хаммера-младшего вырвался сип, который должен быть смехом. Нотки смеха там, конечно, прослеживались, но очень-очень слабенькие. А нога, наверное, сломана... Да и черт с ней... Боль от сломанной ноги пульсацией отдавалась по всему телу, от нее хотелось скрежетать зубами и выть, маска висела на одном ремешке, из отвратительно саднящих порезов лилась кровь, вся левая сторона мантии уже намокла от крови и прилипла к телу. Наверное, ее будет потом очень весело отдирать, когда она запечется. Кровь текла по лицу, застилала глаза, от нее склеились волосы, отдельные пряди налипли на лицо и на губы, растянутые в сумасшедшей улыбке.
Не отдавая себе отчета в том, что он делает, Хаммер засмеялся. Сначала тихо, осторожно, словно проверяя, не сломал ли ему кто в пылу борьбы ребра, потом чуть громче, потом еще громче, и вскоре раскаты бешеного хохота уже эхом раздавались по лесу. Брат смотрел на него как на сумасшедшего, но Нику было на все плевать, он лежал на покрасневшем от крови снегу и громко, безудержно смеялся.
Мы живы? Неужели? Мы оба живы! Мы живы!
Вдруг смех резко оборвался коротким судорожным вздохом. Ник стиснул зубы и сжал кулаки, а через секунду плюнул алой кровью на снег.
-Эндрю, мы живы... - вслух высказал он свои мысли и опять зашелся в приступе хохота.

+2

120

В позорной для героя коленно-локтевой позе Хаммер пополз на поиски своей палочки, правда, вскоре он понял, что это уже бесполезно, да и небезопасно (хах, смешно, а неужели это место в это время само по себе может быть безопасным?). Тогда он выхватил палочку из рук какого-то мертвого ПСа, подумав, что зря он парился насчет своей.
-Авада Кедавра! - слова сами вылетели изо рта разозленного Хаммера, он совсем не хотел использовать непростительные заклинания.
Однако ПС, в которого полетела Авада, остался стоять на месте, никак не отреагировав на заклинание мгновенной смерти, зато палочка с грохотом взорвалась прямо в руке у Энди.
Руку обожгло болью, Энди хрипло вскрикнул и упал на колени. Это спасло его, потому что прямо над его головой просвистел зеленый луч и ударился об стену. Предназначался он, как и надо было понять, ему.
Рука моментально покраснела и покрылась волдырями. Тут в Эндрю опять попал экспеллиармус. Хаммер отлетел и с силой приложился об стену. Ребра угрожающе хрустнули.
-Придурки, ну нету у меня уже палочки... - простонал он, сползая по стенке.
Йопс! А это еще что такое? Асфальт начал стремительно осыпаться, куда он осыпался, Энди так и не успел понять, потому что его тут же придавило к земле чем-то тяжелым. Хаммер попытался скинуть это что-то с себя, но оно выкрикнуло:
-Аппарео! - и в глазах у Эндрю потемнело.
Когда Хаммер открыл глаза, по ним резануло ярким светом. Проморгавшись он понял, что это всего лишь снег, ослепительно-белый снег, который видеть было довольно-таки непривычно после оттаявшего переулка. Ну, в лесу всегда холоднее, чем в городе. Стоп. В лесу? А что мы делаем в лесу?! Опустив взгляд, Хаммер увидел брата, лежащего на снегу. Кстати, снег под ним постепенно приобретал ярко-алый оттенок. Ну да, сектусемпра никогда не была очень приятным заклинанием.
-С тебя бутылка огневиски...
Глаза Ника закатились. Энди положил руку ему на лоб.
-Ник! Нет! Что с тобой? Ты что, ласты склеить решил? Ты не вздумай даже, я ведь тебя и на том свете достану! - на глаза невольно навернулись слезы. Все полетело в тартарары, забылось то, что несколько секунд назад они были по разные стороны баррикад. На глаза невольно навернулись слезы - брат был почти единственным, чем Энди дорожил больше всего остального в жизни, - Ник!
-Ничего... Завтра я сам лично схожу к Олливандеру и куплю тебе новую палочку. - заявила эта наглая морда и улыбнулась.
-Ах ты сволочь... - Энди тоже с облегчением улыбнулся, поняв, что умирать никто не собирается.
Тем временем Ник начал смеяться. Сначала тихо, а потом все это переросло просто в безумную истерику.
-Ник, ну ты это... Что ты ржешь-то? В чем дело? Да ты не обращай внимания, у меня просто от ветра глаза заслезились... Кончай ржать! Все, не смешно уже!!!
Посмотрел бы я на тебя, придурок...
-Хватит!
Дабы прекратить истерику, Энди врезал Нику по лицу.
-Дебил, блин... Почему мама аборт не сделала после того, как меня родила? - он встал на ноги и злобно сплюнул на землю. Не удивился, увидев, что плевок был красным, - Всегда идиотом был, идиотом и остался!
-Эндрю, мы живы...
-Ну да, живы... - растерянно ответил Эндрю, не найдя контраргументов, - Живы... Да! - Эндрю тоже улыбнулся. Хихикнул. Начал негромко смеяться. Расхохотался и упал рядом с братом...
Да, весело будет, если кто-нибудь это увидит... Орденец и ПС лежат рядышком и бешено ржут...

+2


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Запретный лес