Semantics: The Conweb Of Words

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Комната Дюфора


Комната Дюфора

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

Генриетта наверное решила добить Джеймса своими словами и подозрениями. Сил смеяться уже не было и Дюфор только тихо поскуливал, пытаясь пробулькать хоть что-нибудь вразумительное. Угроза про то, что она скажет отцу про "изнасилование" заставила Джеймса перестать хихикать, мордочка приняла оскорбленно-виновато-обиженное выражение. Ну ничего себе.. Нет, если бы она сказала что я её избил.. Я даже бы возмущаться не стал. Но изнасиловал.. Не ожидал от тебя таких слов, Генри. не ожидал... Дальше у девушки опять началась истерика, просто уже выглядела она немного по-другому. Брови медленно поползли вверх от удивления, а челюсть казалось сейчас вообще придется с пола подбирать.А вот что у тебя есть комплексы я даже не ожидал узнать... Дождавшись пока Генри замолчит, Джеймс спрыгнул с подоконника и, затушив сигарету в пепельнице, подошел к девушке и тоже сполз по стене вниз, усевшись рядом с ней.
-Генри, я конечно все понимаю. Но.. Скажи, ты что правда так мечтаешь заняться со мной сексом? Или просто из-за того что у меня случилась истерика ты почувствовала себя недостаточно привлекательной и теперь разочаровалась в себе? -Джеймс на секунду замолчал, пытаясь подобрать слова и сожалея, что он затушил сигарету. -Просто судя по твоим словам, тебе это нужно для галочки. Мол "Так, хм.. "Джеймс Дюфор".. Ага, секс был, можно идти дальше, кто там у нас следующий? - Дюфор горько усмехнулся и задумчиво взглянул в окно, пытаясь отыскать там глазами луну, но небо было затянуто облаками, поэтому он поморщившись перевел взгляд на пол.
-И еще представь мое состояние после твоих слов. Да какой нахрен секс после твоих афоризмов про "вымой руки, выключи свет?" - Мужчина вновь нервно хихикнул. -Просто не может ничего быть по команде. То-ли ты боишься и у тебя защитная реакция идет, то-ли я только в роли клоуна тебе представляюсь и поэтому ты только стебаться надо мной можешь. - Мужчина пожал плечами и поднявшись все таки дошел до стола и закурил, настроение после всплеска эмоций теперь было чуть ли не ниже плинтуса, так еще и Генри вообразила себе не пойми что.
-Или ты просто думаешь что я заразный и боишься от меня что-нибудь подхватить? Так вот, могу даже справку показать, что я здоров, практически. Только содержание в крови наркотических веществ было повышенно, когда я кровь на анализ сдавал, но Штэф замял этот вопрос и уговорил доктора закрыть на это глаза. - Снова горький смешок и быстрая затяжка. -Я просто не могу понять, что ты хочешь? Сначала несешь чушь про "убери руки", а потом, когда я уже не в состоянии что-либо сделать, в полном неадеквате катаюсь по полу, то тут уже ты начинаешь орать, чтобы я взял тебя прямо здесь и прямо сейчас. Пойми ты, главное в сексе не сам процесс, а ощущения, а какие к черту ощущения, если ты не можешь полностью уйти от мыслей? Эх, откуда тебе знать-то?.. - Дюфор сел в кресло и изучающе взглянул на девушку которая все так же сидела возле стены.
-В общем, скорее всего у тебя организм еще не готов к этому.. Или я и впрямь клоун и вечно на меня у тебя начинается неадекватная реакция? Если ты меня воспринимаешь, как плюшевую игрушку, то так и скажи. И не ори тогда про секс, если сама еще не можешь понять, а в самом деле нужно ли тебе это. Как видишь, я не сказал, что боюсь сделать тебе больно. - Дюфор затушил сигарету и исподлобья взглянул на Генриетту. -Или ты опять думаешь, что я оправдываюсь?

0

32

-Да ну тебя, - Шторка отвернулась, сделав вид, что вообще не замечает Дюфора, дескать, какая стенка интересная! Какие плакатики! И плевать, что я их уже сотни раз видела. Правда, долго корчить из себя обиженную не удалось. Она наклонила голову набок, подставляя Джеймсу шею, - Чеши, - приказала она, - За ушком!
Аккерман немного помурлыкала. Дуться она уже не могла. Да и не хотелось. Профессор толкал безумно смешные речи, чем ужасно напомнил Генриетте ее отца.
-Джееймс, - она прервала его на полуслове, поцеловав, - Расскажи лучше про восстание гоблинов тысяча семьсот сорок восьмого года... Это по крайней мере, будет интереснее. И лучше отложится в моей голове.
Свет люстры уже резал глаза, со двора доносился уже двадцать шестой куплет "По полю танки грохотали", при том, что в песне всего двадцать пять куплетов, из чего Генриетта сделала вывод, что двадцать шестой придумывался на ходу, причем синхронно. Подойдя к окну, Генри увидела внизу собратьев-слизеринцев, один из которых стоял посреди двора Хогвартса, держа на плече зажженную метлу, наподобие факела, а остальные водили хоровод. Вдруг во двор выскочил профессор Кокс и отобрал у "главного" метлу. Черно-зеленые фигуры бросились врассыпную, не допев, вернее, не досочиняв двадцать седьмой куплет, а Кокс, издалека похожий на большую черную курицу, гавкнул что-то и, затушив метлу в сугроб, вернулся обратно в Хогвартс. Скорее всего, это была его личная метла...
-Нет, ты подойди сюда, посмотри, что они здесь творят... - хихикнула Аккерман, пальцем подманивая к себе Джеймса.
Тем временем пьяные однокурсники решили поиграть в снежки. Но, не по-детски, а... профессионально, по-взрослому. Кто-то, судя по всему, Гойл, схватил огромный ком снега, валявшийся на обочине и запустил им в какую девушку, кажется, с шестого курса. Правда, девушка успела отскочить и ком снега впечатался прямо в физиономию ничего не подозревающей белобрысой фигуры, кажется, Малфоя. Ох, Поттера на вас нет, Поттера на вас нет...
-Профессор Дюфор, - Генриетта повернулась к огромной черной фигуре лицом и обняла его за пояс, - Ну как же ты не понимаешь... Мне важно, чтобы это было не по пьяни с однокурсником непонятно где... А тебя я люблю, пусть даже ты до сих пор в это не веришь, к тому же, Новый год, такая волшебная атмосфера, а ты опять все портишь своей хмурой физиономией, - она уткнулась лицом в пахнущий одеколоном и табаком свитер профессора, - Ничего ты не понимаешь... Для меня важно было решиться здесь и сейчас, потому что настал момент, лучше которого, может быть, потом и не будет.
Она опять отвернулась, не отпуская, однако, Дюфора из объятий и посмотрела на улицу. В толпе черно-зеленых фигур появилась одна черно-красная, но ее тут же превратили в полностью белую и она позорно ретировалась.
-Если бы все было просто так, я бы и начинать не стала. Эх ты, сорок лет, а ума нет, - она легонько пристукнула Джеймса кулаком по лбу, - А за свои хиханьки и хаханьки я прошу прощения... Нет, действительно, глупо получилось. Но согласись, не волноваться в первый раз нереально, а ты бы, как взрослый человек, мог бы и не обратить внимания. И свет можно было без гогота выключить.
Во дворе уже развернулась целая баталия. Вместо одной, на улицу выскочило подкрепление с три десятка черно-красных фигур и быстро закидало снежками слизеринцев. Черные силуэты медленно, но верно превращались в белые, но даже это сейчас не могло рассмешить Шторку.
-Ну блин... Мог бы и понять, - она виновато улыбнулась, - Я действительно боюсь... на него смотреть... - после этих слов она все-таки тихонько захихикала ему в свитер.

0

33

-Да можно-то оно можно было. Да только я не железный. Самого на "ха-ха" пробило не вовремя... Просто представить это картину со стороны... Может мне вообще проходить двадцать пять уровней фильтрации перед тем, как к тебе прикасаться? Да еще и гидрокостюм надевать, чтобы уж наверняка... - Джеймс тихо хихикнул и поцеловал Генри в макушку.
-Ну блин... Мог бы и понять. Я действительно боюсь... на него смотреть... - Мужчина хмыкнул и заставил Генри оторваться от свитера и заглянуть ему в глаза. Боги, какой-же она ребенок еще..
Дюфор нежно коснулся губ девушки своими, мягко поцеловал, а затем отстранился.
-Да ладно тебе, будет еще время.. - Мужчина провел рукой по волосам слизеринки.-А сейчас, я думаю, момент потерян. Так-как скорее всего меня уже на хихиканье не вовремя пробьет.
Девушка проигнорировала слова мужчины и притянула его к себе, впиваясь в губы. Так и подмывало разорвать поцелуй и с серьезным видом спросить у Аккерман, а чистила ли она зубы, но Дюфор все-таки решил промолчать. В принципе, он уже готов был ко всему - и к истеричному хохоту и к просьбам остановится. Подхватив девушку на руки Джеймс сначала сдал назад, выключая этот злосчастный свет, а потом уже положил девушку на кровать и начал её нежно целовать, осторожно лаская руками шею и грудь. Футболка не была уж такой непреодолимой преградой но снимать её с Генри мужчина не спешил.
Поцелуй непроизвольно стал грубее, а ласка активнее, руки Генриетты на секунду остановили мужчину и она настойчиво потянула свитер вверх, пытаясь стащить его с Джеймса. Дюфор отстранился и снял свитер сам, а затем вернулся к губам Генриетты. Прохлада рук девушки заставила мужчину вздрогнуть, когда они вдруг легли ему на спину. Оторвавшись от губ, Джеймс спустился к шее девушки, руки же в это время уже проникли под футболку Генриетты. Наконец и футболка упала на пол рядом с кроватью, Дюфор обнял Аккерман и повернулся набок, увлекая девушку за собой. Поцеловав её в шею он вдруг расплылся в счастливой улыбке и заглянул в глаза девушке.
-Ой, совсем забыл, у меня первый урок завтра. Так что пожалуй надо спать. - Покрепче обняв ошалевшую девушку Джеймс уткнулся ей в плечо, тихо посапывая и погружаясь в объятья Морфея. Интересно, Генри в это поверит?

0

34

-Да ладно тебе, будет еще время.. А сейчас, я думаю, момент потерян. Так-как скорее всего меня уже на хихиканье не вовремя пробьет.
-А я просто буду умнее... - Шторка, не выдержав давления ситуации, опять бросилась на Дюфора, уже не думая, чем это обернется в очередной раз.
Аккерман не сдается! Ой-ой, не помяни нечистого к ночи, как бы папочка не нагрянул дружка поздравить так невовремя. Так! Все! Как там сказал Джеймс? Выкинуть из головы все мысли и думать только об удовольствии... об удовольствии... об удовольствии, я сказала!!! Какого хрена в голову опять розовые слоны напару с зелеными паравозиками лезут?! Урра, он выключил свет! Ну все, надеюсь, на этот раз все обойдется без казусов... Главное, чтобы опять лапы не потянул, куда не надо...
Да сними ты уже наконец этот чертов свитер - хотела было ляпнуть Генри, но вовремя прикусила язык, чтобы не спровоцировать новый истерический припадок. Правда, язык оказался Джеймсовским, но он, кажется, этого не заметил. Или не подал виду. Чтобы быстренько замять ситуацию, Аккерман стянула с профессора свитер и выкинула куда-то в сторону. Пусть тоже потом ищет, так же как я лифчик искала... Кстати, я его так и не нашла... Ну ладно, надеюсь, утром успею...
Ой, надо же, у меня начинает получаться... Не было даже порывов похихикать. Только в голову, как назло, чушь всякая лезет. Все, неважно... Мне нравится, мне нравится... Мне нравится? Действительно... Прикольно... Нет. Абсолютно неприкольно. Неприкольно, но очень даже приятно.
Стоило языку Дюфора опять спуститься к груди Аккерман, как из головы моментально вылетели все зеленые паравозики, вынеся на себе розовых слонов. Воздуха как будто стало не хватать - всхлипы и стоны стали неподдельными, хотя Генри уже мысленно приготовилась к тому, что придется рызыгрывать театр одного актера. Видимо, в прошлый раз ей действительно просто не удалось сосредоточиться на ощущениях, если она сразу этого не почувствовала. Глаза опять закатились, сейчас хотелось только одного - чтобы он опять сунул немытую лапу туда, куда не надо.
-Ой, совсем забыл, у меня первый урок завтра. Так что пожалуй надо спать.
Сначала до девушки даже не дошел смысл сказанных слов. Потом она приоткрыла один глаз, закрывшийся в сладкой истоме и недоуменно-обиженным взглядом посмотрела на профессора.
-Что-о?! - звук получился на вдохе, поэтому громким и обиженным он не звучал. Скорее, как слабый стон умирающего.
Но Джеймс уже стальным обручем объятий обхватил ее плечи и начал профессионально изображать храп. Аккерман лежала и смотрела в потолок, пытаясь сообразить, что же сейчас произошло. В происходящее не верилось до конца, да и верить не хотелось. Да как он может спать, когда я наконец перестала хихикать?! Это неуважение ко мне, в конце концов! Генри подумала о том, чтобы встать и растолкать столь нагло задрыхшего профессора, но ей в голову пришла идея получше.
-Спокойной ночи, - шепнула она, выползая из объятий.
Но, вместо того, чтобы заснуть, Аккерман коготками осторожно прошлась по немного выпирающему животику, задумалась, что делать дальше и, собравшись с духом, коснулась его языком. Да не так уж и страшно, в принципе... И душ он вроде утром принимал... Тьфу, блин... Ладно, не важно. Она очертила влажную дорожку до груди, почти подобралась к соску, но, накрыв его мимолетным поцелуем, спустилась обратно, не давая Дюфору расслабиться. Держась обеими руками за ремень джинсов Джеймса, она запечатлела несколько мягких поцелуец ниже его пупка и выпрямилась.
-Ну что, ты все еще хочешь спать? - ехидно улыбнулась она, изогнув одну бровь. Правда, в темноте это все равно не было видно.
Ответом ей послужило тяжелое дыхание. Она удовлетворенно улыбнулась и вернулась к прерванному занятию, спускаясь все ниже, ниже и ниже. Вот ремень уже расстегнут, застежка джинсов тоже, а откуда-то сверху слышны только сиплые стоны. Как только язык мимолетно коснулся резинки боксеров Джеймса, она опять пробежалась коготками по всему его телу и легла сверху, выгибаясь дугой. Все движения были инстинктивными, разум вообще отключился и уже не руководил телом. Просто что-то подсказывало ей, что и где сделать.
Подавив соблазн оглушительно чмокнуть Дюфора в ухо, она засунула туда мокрый язычок, обхватив руками его шею и вцепившись в нее когтями.

+1

35

-Спокойной ночи – Проговорила Генриетта, мягко отстраняясь и ложась рядом. Джеймс тихо хихикнул и, перевернувшись на спину, прикрыл глаза. Спать не хотелось совсем, но если он встанет и пойдет курить, то, зная Генри, она совсем разобидится на мужчину. Тихо буркнув что-то вроде «и вам того же, туда же и потому же месту» Дюфор замолчал глядя из-под полу прикрытых век на потолок. В темноте было практически ничего не видно, но это мало волновало мужчину. Мыслей не было, в голове как будто блуждала пустота, но почему-то вместо того, чтобы заснуть, хотелось пробежать километровый кросс, просто чтобы почувствовать как от усталости и напряжения сводит все тело, а воздух приходится глотать жадными и короткими вдохами.
Но только Джеймс уже настроился на то, чтобы все-таки заснуть, Генри вдруг вновь перешла в наступление. Первым желанием уже наполовину заснувшего организма было запустить в девушку подушкой, чтобы не отвлекала от такого жизненно важного занятия, как крепкий сон, но когда мужчина уже потянулся за подушкой, чтобы воплотить план в действие, что-то мокрое и горячее вдруг коснулось его живота. Джеймс рывком открыл глаза и резко выдохнул от неожиданности, а затем уже с немного ошалелым видом начал прислушиваться к своим ощущениям, чувствуя, как Аккерман ведет языком выше, к груди. По телу разлилось приятное тепло и Джеймс тихо мурлыкнул от удовольствия.
Тело очень остро отзывалось на ласку, и каждая его клеточка как будто плавилась под прикосновениями Генри, сонливость как рукой сняло, да и не было уже настроения превратить это все в шутку и ляпнуть что-нибудь, что разрушит атмосферу. На секунду теплые губы Аккерман вдруг исчезли, и Дюфор чуть не застонал от разочарования, но спустя секунду они вновь появились, лаская кожу уже где-то внизу.
-Ну что, ты все еще хочешь спать? – Раздался ехидный шепот девушки. Дюфор даже отвечать не стал, только изогнул губы в немного саркастической улыбке и попытался выровнять хриплое и сбившееся дыхание. Но сделать этого ему не дали. Снова кожу обожгло горячим дыханием Генри, и по телу как будто пробежал электрический заряд и Джеймс, сам того не замечая, глухо застонал. Его состояние сейчас было чем-то похоже на состояние опиумного опьянения. Когда реальность немного смазывается, а тепло и спокойствие заполоняет все чувства, разливаясь волнами по телу. Волнами наслаждения.
Когда Генри впилась коготками в шею Дюфора, он прикрыл уже немного затуманенные глаза и обнял девушку, прижимая её к себе, руки блуждали по её спине, иногда осторожно царапая кожу ногтями, а иногда до боли в неё впиваясь. Снова развернуться и прижать девушку к кровати не составило особого труда. Мужчина перехватил руки Аккерман и завел их за голову, ограничивая её движения, колено прижалось к промежности девушки, заставляя её слегка раздвинуть ноги. Губы Джеймса прошлись по шее слизеринки, спустились к груди, потом резко вновь вернулись к её губам. Очертив языком контур губ Генри, Дюфор быстро и настойчиво её поцеловал, а затем вновь отстранился. Можно сказать, что он просто дразнил девушку, не давая ей свободы действий. Язык прошелся по шее Аккерман, затем последовал короткий укус. Перехватив руки девушки так, чтобы их можно было удержать одной рукой, Дюфор медленно провел рукой по груди девушки, затем начал чертить на её животе только ему понятные узоры, иногда забираясь под ремень джинсов Генриетты.
Еще немного подразнив девушку, Джеймс спустился к плечу Генри и очень даже ощутимо впился в него зубами, заставив слизеринку коротко вздохнуть и податься вперед, рука тем временем расстегнула ремень джинсов и легла девушке на трусики. Если она опять сейчас брякнет про немытые руки, то я ей нос откушу - пронеслась ехидная мысль в голове у мужчины, когда он отогнул в сторону полоску нижнего белья и начал осторожно ласкать промежность Генриетты рукой. Нежно, только немного настойчиво. Выпустив плечо, губы спустились к груди, очертив языком влажную дорожку вокруг соска Аккерман, Джеймс осторожно лизнул его, а затем куснул, вызывая короткую вспышку боли, которая обычно только подстегивает желание.

+1

36

Хорошо, что Аккерман так и не узнала про намерение профессора запустить в нее подушкой. Джеймс лишился бы всех выпирающих частей тела, причем моментально. Спустя пару минут Дюфор начал сдаваться. Ничего не сказав, он грубо плюхнул девушку спиной на кровать, зажав ее руки над головой, отчего сквозь зубы прорвался обиженный стон, мол ну и отдувайся тогда сам!
Где-то под веками взрывались синие звезды, плавали перед глазами, хихикая и подмигивая. Легкая дрожь предвкушения на мгновение охватила тело девушки, когда между ее ног проникла коленка Дюфора. Инстинктивно она свела бедра вместе и напрочь отказалась их разводить, но притовостоять было не возможно, и колени девушки, согнувшись, разошлись в разные стороны, в минуты особо сильных ощущений судорожно сжимая бедра профессора.
Когда зубы Дюфора впились в ее плечо, девушка подпрыгнула и хотела уже громко взвизгнуть "Ты что творишь?! Больно же!", но новая волна ощущений накрыла ее с головой. Профессор так умело и профессионально совмещал боль и ласку, что, казалось, душа вот-вот вылетит из тела. Как только она расслаблялась, растворяясь в удовольствии, зубы Джеймса легонько сжимались, отчего Генри тихо вскрикивала и на секунду напрягала все мышцы тела. А потом опять хватка расслаблялась, опять волна эйфории, и опять легкая вспышка боли, возвращающая в реальность.
Аккерман подергалась, пытаясь освободить руки, но запястья были крепко стянуты пальцами Дюфора. Тогда она оставила эти попытки, решив отдать Джеймсу всю инициативу - все равно дергаться бессмысленно, пусть сам все и делает. На минуту Генриетта резко сдвинула бедра, заставив Джеймса убрать руку, посмотрела на его раздосадованную физиономию, быстро успокоила его нежным поцелуем и начала елозить и извиваться, пытаясь выползти из джинсов. До него наконец, дошло, что она хочет сделать и он помог ей избавиться от ненужной детали одежды.
Она не помнила, как долго это все длилось. Часы будто замедлили ход, или наоборот, ускорили, но счет времени она потеряла, да и не до этого было. Только руки начали затекать. Кожа, казалось, сейчас вспыхнет от трения, бедра уже подрагивали, как, впрочем, и все тело. Рука Дюфора возносила Аккерман куда-то на восьмое небо, как пошло и вульгарно это бы не звучало. Но вдруг немытая лапа исчезла. Генриетту как будто окатило холодным душем, она открыла глаза и замутненным взглядом, где-то в глубине которого скользнуло разочарование. Краем глаза она уловила движение руки Дюфора, расстегивающего джинсы.
-Подожди... - сипло выдохнула Аккерман, пытаясь освободить руки. Хватка профессора от неожиданности ослабла. Немного размяв затекшие запястья он обвила торс Джеймса руками и положила подбородок ему на плечо, - Надеюсь, хоть сейчас ты сможешь меня понять... Подожди одну секундочку, мне надо собраться с духом.
Закрыв глаза, она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов и опять откинулась на подушки, притягивая профессора к себе и обнимая его за шею. Закинув ноги на талию Джеймса, она с силой сжала коленки, словно ставя окончательную точку в своих раздумьях. Окончательным согласием был нежный поцелуй.
Ресницы студентки затрепетали, как крылья бабочки, ногти яростно впились в спину Дюфора, голова запрокинулась, а на лице появился животный оскал. Нарастающая, тянущая боль вдруг взорвалась яркой короткой вспышкой и оставила после себя только приятную слабость и пульсацию. Тихий выдох, слабый стон. Слабая улыбка, успокаивающий поцелуй, соскользнувший с губ, спустившийся на шею и вернувшийся обратно к губам.
Напрасно нас бурей пугали, Вам скажет любой моряк...

+1

37

-Подожди... Опя-ять... - Джеймс мысленно чертыхнулся и отпустил руки девушки. Генри подалась вперед и обняла Дюфора, как будто он был последней опорой и защитой в жизни. -Надеюсь, хоть сейчас ты сможешь меня понять... Подожди одну секундочку, мне надо собраться с духом. – Раздался тихий шепот девушки. Джеймс только грустно улыбнулся, удержавшись от саркастического хмыканья. Такое чувство, что она сейчас у врача, и просит перед операцией дать передышку.. Нет, я все понимаю, но настолько бояться… Я думал она все-таки не настолько сильно переживать будет. Мужчина чувствовал, как Аккерман дрожит, то ли от страха, то ли от возбуждения. Ребенок, точно ребенок... Джеймс коротко вздохнул и молча уткнулся в шею девушки, прикрыв глаза и прислушиваясь к её немного сбивчивому дыханию.
Затем все происходило как во сне. Ноги Генри на талии, быстрый поцелуй. Черт, сам теперь чувствую себя как на экзамене. - пронеслась в сознании мимолетная мысль и ускакала в неизвестном направлении. Мужчина медленно и как можно более осторожно вошел в девушку и поцеловал её в шею.А ты боялась..
Дав ей время, чтобы привыкнуть к ощущениям, Джеймс вошел глубже, обнимая Генри за талию и накрывая её рот поцелуем. Наверное, впервые в жизни мужчина почти не думал о себе, полностью отдавая себя Генриетте. Пытаясь ей доставить как можно больше удовольствия, пытаясь её успокоить своей нежностью и дать понять, что боятся нечего.
Вскоре Аккерман начала тихо постанывать и еще сильнее вцепилась ногтями в спину Дюфора, в ответ на это в глазах у мужчины загорелся дикий огонёк, а на губах заиграла странная улыбка. Он начал действовать немного грубее, сильнее, давая распалится уже более животной и неконтролируемой страсти. Двое людей стали единым организмом. Нет, не мыслящим - живущим только лишь чувствами, а конкретнее живущим только страстью и наслаждением. Теперь происходящее чем-то походило на бой.
Мужчина не давал Генриетте достигнуть оргазма. Он доводил её практически до предела, а затем резко отстранялся, от чего та раздосадовано стонала. Джеймс пытался показать Аккерман ту грань ощущений, переступив через которую, даже боль становится наслаждением, переплетаясь со страстью в диком танце.
Жаркие прикосновения сводили тело сладкой судорогой, заставляя закрывать глаза, чтобы не видеть как мир, как будто подернутый кровавой пеленой, плывет перед глазами, дыхание стало прерывистым и воздуха катастрофически не хватало.
Мужчина склонился над Генриеттой и запустив в её волосы руку, слегка оттянул голову Аккерман назад, и впился жадным поцелуем в губы. Грубым и в то же время нежным, девушка вздрогнула и изогнувшись дугой резко откинулась на простынь, спустя секунду мужчина и сам запрокинув голову глухо зарычал, до боли сжимая зубы, а затем открыл глаза и нежно улыбнулся девушке. Мозг все еще был где-то не здесь.
Проведя языком влажную дорожку от груди Аккерман до шеи, Джеймс осторожно поцеловал её в губы и упал рядом с ней на кровать. Его все еще била дрожь, а дыхание заходилось, как после гонки, причем с препятствиями.
Наконец боле-менее придя в себя, Джеймс приподнялся на кровати и застегнул джинсы, затем вновь повернулся к Генриетте.
-Ну что, очень страшно было? – беззлобно усмехнулся он, целуя девушку в шею. Затем Джеймс быстро перегнулся через Генри и дотянулся до пачки сигарет, которая лежала на столе. Быстрая вспышка огня и никотин заполнил легкие. Дюфор прикрыл глаза и глубоко вздохнул, пытаясь успокоить все еще не прекращающуюся дрожь. Давай, состри что-нибудь. Разряди обстановку, скажи, что все-таки мне надо пойти было вымыть руки или почистить зубы. Или своим курением я весь момент испортил и угробил всю романтику.

+2

38

Упасть вместе на дно, чтобы вместе вознестись до небес - как же пошло и вульгарно это звучит... Но так и показалось в одну секунду, которая длилась вечность. Судорога пробежала по телу, позвоночник выгнулся грозя сломаться. Ослабевшие руки соскользнули со спины Джеймса и легли вдоль тела, пальцы слабо сжали простынь. Спустя несколько секунд реальность рухнула на голову со всей своей циничностью и неприукрашенностью. Джеймс все еще пыхтел, но вскоре он тоже несколько раз конвульсивно дернулся и затих...
-Не в меня! - запоздало взвизгнула Генриетта, пытаясь отъехать на локтях вверх. Она не ожидала от себя этой фразы, обсуждение которой она не раз слышала от возмущенных однокурсниц в спальне слизерина. Такое ощущение, что эти слова выкрикнуло ее подсознание, - Милый, ну не сердись, пожалуйста... - она подняла виноватый взгляд на профессора, чмокнула его в губы и заправила прядь волосы ему за ухо, - Просто мне не очень хочется потом маленьких дюфорчиков нянчить. Да и ты вряд ли захочешь мне потом в течение восемнадцати лет алименты выплачивать? Ну пожалуйста, не говори мне, что я опять все испортила...
Как только Джеймс встал и, отойдя к окну, закурил, Аккерман обхватила колени руками и закуталась в одеяло. По щекам побежало что-то мокрое и горячее. Ой... Что это? Она провела по щеке ладонью. По лицу градом катились слезы. Сами, не спрашивая у хозяйки разрешения, они лились в три ручья. Вот почему говорят, в три ручья, когда глаз всего два? Откуда еще один ручей может литься? Хлюпнув носом, она поняла, что три ручья - это не предел. Вроде как не было ни боли, ни грусти, они просто лились сами, потому что им так хотелось.
-Прости меня, пожалуйста... - дрожащим голосом проскулила она, размазывая слезы по щекам, - Я... Я честно, не хотела... Я все испортила, да? Я все делала не так, как надо? Ну пожалуйста, не сердись...
Продолжая размазывать тушь, она беззастенчиво потянулась к пачке дюфоровских сигарет и прикурила, тут же закашлявшись.
-Фу, как же ты эту мерзость куришь...
Оплакивая пачку ментоловых слимок, оставшихся на столе в гостиной слизерина, Аккерман замолчала. Джеймс тоже ничего не говорил, а может и говорил, но она его не слышала. Мозговая активность после полной отключки вдруг решила проявить себя сполна. Вспоминая последовательность закладывания игл дикобраза, шерсти медведя и когтей гарпии в зелье невидимости, она считала трещины на потолке и попутно прокручивала в голове порядок пересадки мандрагор. При этом в голове еще и крутилась какая-то прилипчивая песенка с веселым легкомысленно-беззаботным мотивом. Потом зальют гудроном, пойдут по мне вагоны... Ой-ой, нет, это что-то не то...
-Ну не злись на меня пожалуйста... - Генри встала, натянула те самые джинсы и непонятно как попавшуюся под руку свою водолазку, - Я же не знала, что делать надо... - она подошла и обняла профессора сзади, боясь, что он просто сейчас отпихнет ее локтем.

+1

39

А летучий порох хорошая вещь, быстрая моментальная доставка прям под дверку комнаты, воспитание не позволит без стука войти... Оказавшись у двери комнаты Дюфора, Эмма отряхнулась, и поправив падающие на глаза пряди волос, сделала шаг к двери и осторожно постучавшись, взялась за дверную ручку и повернула её направо, чтобы войти.
Увидев всю картину происходящего, Эмма была немного удивленна, но её дядя был здесь, и, кажется, совершенно не скучал в Новогоднюю ночь.
- Здравствуйте, професс... Ой, точнее, Джеймс и Генриетта, как проводите ночку? Кстати, с наступающим вас...  - Немного растерявшись поприветствовала гриффиндорка дядю и свою лучшую подругу. Почему-то я считала, что Джеймс из принципов не соблазняет молоденьких девушек, хотя может у них ничего и не было, кто знает...
Кстати, у меня для тебя есть подарок, Джеймс... - подойдя к ним ближе и протянув нож, произнесла Эм. Нож был идеален - двухсторонняя заточка, дамасская сталь, чётко сбалансирован. - Я думаю, тебе он должен понравиться. - добавила Миллер и взглянув на Генри, засунула руку в карман, нащупала там много чего интересного, но выбрав лишь одну вещь - красивую антикварную газовую зажигалку, которую она получила от своего отца.  Да, хоть внимания мне родители и мало уделяют, но вещей у меня много от них...
Достав её, Эмма покрутила её в руке, зажгла, и закрыв, протянула её Генриетте. - А это для тебя, Генри...

+1

40

Мужчина задумчиво смотрел в окно, пытаясь успокоить нарастающую нервозность и злость. Как ни странно настроение упало ниже плинтуса и не спешило подниматься обратно. Девушку он слушал в пол уха, вместо этого с интересом смотря как капли воды медленно скатываются по стеклу вниз. Демоны, ну нельзя на детей злится, они сначала ляпнут, а потом подумают. Если уж с ней сексом заниматься - то только в виде ролевой игры. Причем безумно стебной. Романтика и здравый смысл ей чужды. Не доросла наверное еще. Хе-хе.
-Ну не злись на меня пожалуйста... Я же не знала, что делать надо... - Джеймс в ответ на это только фыркнул и, сделав еще одну затяжку, немного приоткрыл окно и выкинул бычок на улицу. Тяжело вздохнув он досчитал до десяти и повернулся к девушке, немного наклонив голову он заглянул в её глаза и, ехидно ухмыльнувшись, проговорил:
-Тогда вам, девушка, подходит либо оральный секс, либо развлечения с резиновыми игрушками. Сама девушка в первую очередь заботится о том, чтобы ей не залететь. Привыкай. - Ухмылка стала еще гаже, а в глазах не было ничего кроме презрения. Генри удивленно и обиженно взглянула на Джеймса, тот опомнился и тряхнул головой, как будто отгоняя наваждение, затем нервно хихикнул. -А я тебя предупреждал что я псих. Не обижайся, вырвалось.
По глазам девушки было видно, что, скорее всего, она сейчас опять закатит истерику. Надоело. То она не подумав что-нибудь брякнет, то я. Но почему-то обижается она одна. Все более накаляющуюся обстановку разрядил тихий стук в дверь. Мужчина удивленно повернул голову, лихорадочно соображая кому в столь поздний час могло понадобится к нему наведаться. Не дав фантазии развиться, дверь открылась и в дверном проеме показалась мордочка Эммы.
- Здравствуйте, професс... Ой, точнее, Джеймс и Генриетта, как проводите ночку? Кстати, с наступающим вас... - Растеряно проговорила она, глядя на Генри и Дюфора. Первым порывом мужчины было пойти и натянуть свитер, дабы не вызывать у Эммы подозрений, но потом он опомнился и решил что уж лучше пусть будет все как есть - если он начнет лихорадочно одеваться, Миллер только утвердится в своих подозрениях. А что они у неё появились мужчина даже не сомневался.
-Привет, Эмма и тебя с праздником. Вообще-то уже с наступившим, вроде как.. - Улыбнулся Джеймс, отстраняясь от Генри и принимая подарок племянницы. Хотя какая племянница? Так - восьмая вода на киселе, но все равно они с Миллер придерживались довольно-таки дружеских отношений. Критично осмотрев нож, Джеймс проверил заточку, остался доволен и положил пока что еще безымянный нож на подоконник. Потом посмотрим, что он из себя представляет. В это время девушка уже вручала Генриетте зажигалку.
-Спасибо. - Джеймс подошел к столу и вынул из ящика стола посеребрённый мундштук для сигарет. -На. Я тоже тебе подарок приготовил. Чувствую себя Санта-клаусом...
Наступила напряженная тишина. По-моему никто не знал что добавить. Как ни странно, Генриетта тоже молчала, а Дюфора уже начала грызть ни пойми откуда взявшаяся совесть. Ну она дура, она-то извинилась, а я опять как последняя сволочь поступил. Когда же я запомню, что на дураков, друзей, детей и любимых не обижаются? Спокойнее мне надо быть. Спокойнее. нервные клетки-то не восстанавливаются.

+1

41

-Тогда вам, девушка, подходит либо оральный секс, либо развлечения с резиновыми игрушками. Сама девушка в первую очередь заботится о том, чтобы ей не залететь. Привыкай.
В глазах Аккерман итак стояли слезы, да они и не стояли, они градом катились по щекам, а фраза Дюфора добила ее окончательно, как и презрительный взгляд, которым он ее наградил. Она растерянно смотрела ему в глаза, комкая руками подол водолазки, неимоверным усилием воли заставляя нижнюю губу не дрожать. Почему... Почему все так? Почему не сопливый однокурсник, который на руках меня будет носить? Почему сорокаоднолетний профессор, который меня за человека-то не считает? Ну да, для него студентки - так, пыль под ногами, которая периодически все пытается осесть на одежде, как например, те же самые Варисенте и Дюво... А тут пыль слишком приставучая, которую трудно стряхнуть. Но тогда почему, если он все время ищет повода от меня отделаться, он не скажет этого прямо? Я все пойму... Я же просто игрушка... Я буду куклой, красивой, бездушной... Я буду куклой, во всем послушной... Боги, что за идиотизм лезет в голову? Ну все, блин, начинаю уподобляться однокурсницам... Нет, все, прочь все эти дурацкие слюни, надо прямо спросить, нужна я ему еще или нет, а если нет, то пусть хотя бы не мучает, а я буду рада хотя бы вспоминать, что что-то было. Аккерман уже открыла рот, чтобы все это сказать, но тут раздался стук в дверь.
- Здравствуйте, професс... Ой, точнее, Джеймс и Генриетта, как проводите ночку? Кстати, с наступающим вас... 
Генри аж присела от ужаса и судорожно дернулась искать одежду, причесываться, стирать размазанную губную помаду, а лучше просто спрятаться под кровать, потому что за одну миллионную секунды этого сделать было нереально, но жесткая рука Джеймса схватила ее за шиворот, немного царапнув шею и вернула к себе, мол, не суетись, этим ты делу уже не поможешь, только усугубишь ситуацию. Тогда Аккерман избрала другую стратегию поведения.
-Эмма! - взвизгнула она, прыгая на шею лучшей подруге, стоило той отдать Дюфору нож, - Я тебя неделю не видела, я так соскучилась!
Девушка еле слышно захрипела и Генри поняла, что пора бы отпустить ее из объятий. Напоследок звонко чмокнув ее в щеку, Аккерман отошла в сторону.
-А это для тебя, Генри...
Еще один ультразвуковой визг наполнил комнату.
-Какая красота! - воскликнула слизеринка, крутя зажигалку в руках, - А для тебя у меня...
Аккерман опять прикусила губу. Подарки все остались на стадии разработок, а вариант, который прокатил с Дюфором, с Эммой не прокатит.
-Сейчас, подожди... - Генри ломанулась к пальто, висевшему на вешалке и основательно зарылась в карманы. Как назло, ничего интересного не попадалось... - Вот! - Генри достала на свет божий красивое серебряное кольцо с профилем Мерлина, купленное летом на югах. Кольцо это она практически ни разу не одевала, но почему-то всегда носила в кармане.
Держа безделушку за спиной, она с торжественным выражением лица подошла к Эмме.
-Закрой глаза и вытяни руку, - приказала она и одела кольцо на палец подруги, - Ты выйдешь за меня замуж?
Общий смех и веселье разрядили обстановку, но Аккерман продолжала украдкой поглядывать на Джеймса, пытаясь сдержать стоящие в глазах слезы.

+2

42

Подарив всем подарки. даже пусть незапланированные немного, Эмма чувствовала себя самим "добрячком". Ну хоть праздник идёт как полагается, с подарками, поздравлениями и неожиданными сюрпризами со стороны дядюшки.
-На. Я тоже тебе подарок приготовил. - протянув посеребрённый мундштук, промолвил Дюфор. Это мне? Это правда мне? Мундштук? - пыталось вырваться из уст Миллер, но вместо всего этого, безумный крик и крепкие объятия в знак благодарности. Осмотрев подарок со всех сторон и даже заглянув в отверстие для сигареты, прищурив один глаз – увидев там часть дядюшки, гриффиндорка положила его во внутренний карман пиджака.
Вообще-то уже с наступившим, вроде как.. - удивлённо и немного ехидно ответно поприветствовал племянницу Джеймс.
Как? Уже пробило двенадцать? - задумано в пол голоса произнесла Эм, продолжив разговор самой с собой - Что-то я совсем запуталась во времени. Ну да, тогда уже определённо с праздником!!!
-Закрой глаза и вытяни руку, Ты выйдешь за меня замуж? - услышала Эмма от Гентриетты, почувствовав на своём пальце кольцо необычной красоты. И с удивлением и понимаем праздничной атмосферы постаралась среагировать.
Нет, ну я конечно понимаю, в Новогоднюю ночь всё возможно! Но... Хе-хе, Точнее, конечно же, моя пуська! - с восторгом на высоких частотах ответила Эм и взглянув на кольцо, ещё более завысив частоту как голоса, так и сердце биение окружающих, рискую оглушить Джемса и Генри - Какая пррррелесть - немного с акцентом восторгнула она! Спасибо, Генри, спасибо, моя пуська!
Немного отойдя от писков Аккерман и от своих восторженных криков, Эм начала осматривать комнату. Столько плакатов? Хм... Кажется, дядюшка найдёт применение этому ножу. Обратив особое внимание на плакат с волком, у которого была ненмого оскалена пасть, гриффиндорка сперва с призрением, и прищурив глаза посмотрела прямо ему в глаза, аки "бороться взглядом", но вскоре мило ему улыбнулась, и ей даже показалось, что оскал волка тоже сменился доброй улыбкой. И всё таки чудеса бывают, Хог всё ж таки. - удерживая улыбку на лице подумала Миллер.
Слушайте, а может пойдём прогуляемся? На свежий воздух, в такую ночь... А то что сидеть в помещении? - Робко, но с большим энтузиазмом, воскликнула Эм. Взглянув на Дюфора, её улыбка поплыла набок, словно что-то замышляет - И может что-нибудь прихватим с собой из согревающего арсенала? А то на улице ведь прохладно, да и отметить Новый Год нужно как следует! Не даром говорят, как его встретишь, так его и проведёшь! - Ехидно начав фразу, поставила точку в своём монологе Миллер.

Отредактировано Эмма Миллер (2008-12-05 18:09:54)

+2

43

Буйное поведение Миллер разрядило обстановку и заставило забыть о всех проблемах. Важнее было сейчас сохранить слух и не оглохнуть от её восторженных визгов.
Генриетта тоже выкрутилась с подарком и подарила Эмме колечко, с предложением "руки и сердца". Джеймс только тихо хихикнул и тут же предложил побыть священником и обвенчать "брачующихся", но "несостоявшиеся молодожены" почему-то быстро перехотели связывать себя узами брака.
Слушайте, а может пойдём прогуляемся? На свежий воздух, в такую ночь... А то что сидеть в помещении? - Робко улыбаясь воскликнула Эмма и тут же добавила про алкоголь.
-Ну естественно, этот самый "согревающий арсенал с меня, да? - Усмехнулся Дюфор и после этих слов полез под кровать откуда с удивлением вытащил не пойми откуда взявшуюся бутылку абсента, который он с роду-то не пил и пару бутылок рома. Спаиваю молодежь и даже не краснею. Поставив сие напитки на стол, мужчина натянул валяющийся на кресле свитер (как он так прицельно туда упал - до сих пор остается загадкой) и вопросительно взглянул на девушек. -Что-нибудь еще нужно или этим обойдемся? Предупреждаю, что абсент, что ром голову сносят напрочь.. Как бы мне вас потом тащить до Хога не пришлось. Ну или вам меня - это смотря кто сколько выпьет.
Получив положительный ответ мужчина дождался пока Генри напялит пальто с торжественным видом вручил ей бутылку абсента. Той же участи поверглась и Миллер, только с той разницей что бутылка была немного с другим напитком.
-А то как-то нехорошо получается. Пить вместе будем, а тащить, так только мне? - Наигранно-возмущенным тоном проговорил Дюфор и одев плащ, взял со стола третью и последнюю бутылку. -Ну что, выдвинулись новый год отмечать, а с утра идти с больной головой на урок истории магии? Ведь если вы его прогуляете - я вам не прощу. - Проговорив это Джеймс буквально вытолкнул девушек из комнаты и прикрыл за собой дверь. Сейчас главное такой вот теплой компанией не нарваться на директора или наших смотрителей. Выговор мне будет обеспечен. Если вообще не увольнение.
Поудобнее перехватив бутылку, мужчина пошел вслед за Эммой, которая решила побыть "сусаниным" в этом не легком деле и повела всех вперед. Они же из меня сейчас статую сделают... Так, ничего, будем от них убегать. Главное, чтобы к ним подкрепление не подошло.

===> Коридоры

0

44

Не особо обращая внимания на происходящее вокруг, Джеймс прошел по коридору, с интересом посмотрев на комнату Аккермана, и про себя отметив, что дверь там не закрыта... Странно все это. Хотелось бы мне знать, чем он там занимается. Хотя, спит наверное. Если он вообще там. Наконец на горизонте замаячила родная дверка с нацарапанными еще в том году иероглифами, которые при ближайшем рассмотрении складывались в слова "не входи - убьёт!". Причем, кто это написал до сих пор оставалось загадкой для мужчины, так как под подозрение автоматически попадал весь преподавательский состав и еще добрая половина учеников. А снимать отпечатки пальцев/ауры и прочего было лень, поэтому Джеймс просто не обращал внимания на эту надпись, уже даже к ней привыкнув и как-то по-своему привязавшись.
Возле двери сидела Генриетта, уткнувшись в плеер и вообще ничего вокруг себя не замечая. Потопать что-ли погромче, чтобы она меня заметила?
Решив, что это все-таки не выход, Дюфор не особо скрываясь подошел к двери и присел на корточки рядом с ушедшей в себя девушкой. А я всё чаще замеча-аю, что плеер новенький купил. Теперь ушами я не слышу и стал совсем я как дебил. - Ни с того ни с сего пришли на ум Джеймсу строчки из песенки Бруно, которую он вечно распевал, ходя по коридорам, как раз в такой вот "чудо-штучке". Все тут наркоманы. Все.. Эх, где мой плеер-то?
-Генри.. Ты чего хотела-то? - Дюфор осторожно снял наушник, тем самым возвращая мисс Аккерман в реальность. Та все еще немного растерянно посмотрела на мужчину. -Случилось что-то, говорю? Может, в комнату пройдем?

0

45

"Надоело ходить на работу,
Каждый день к девяти на работу..."
В ушах надрывались две маленькие капельки маленькой маггловской штучки, называемой плеером, которая в Хогвартсе работала на магической тяге. Генри сидела на тьфу-тьфу-тьфу, чистом полу, вытянув некороткие ноги на полкоридора и привалившись спиной к двери комнаты Дюфора. Интересно, а далеко он меня сейчас пошлет? Уже представляю...
Генри, ты должна быть на уроке! Что ты здесь делаешь?!
Аккерман задумчиво достала из рюкзака пергамент и перо и, так и не вытащив из ушей плеер, начала что-то рисовать. Сначала это была полнейшая абстракция, которая потом ну просто волшебным образом превратилась в карикатуру на Дюфора.
-Черт возьми... - выругалась Генри, когда наушник вылетел из уха и инстинктивно попыталась впихнуть его обратно, пока до нее не доперло, что наушник не выскочил, а был выдернут.
-Случилось что-то, говорю? Может, в комнату пройдем?
-А? Джеймс? Да? Ты? - Генри спешно спрятала листочек с карикатурой в рюкзак. Нет, конечно, он мог и не догадаться, но по длинным кудрявым волосам портрет был очень даже узнаваем, - Ну пошли...
Дверь тихо захлопнулась за спиной, Шторка испуганно от нее отпрыгнула. Что-то я на самом деле в последнее время шуганая какая-то стала...
-Я тут... Понимаю, да, глупо звучит... - она прикрыла глаза рукой и беззвучно рассмеялась, - Я у тебя юбку забыла, ты не помнишь, куда я... ты... ну неважно, куда она улетела? Я поищу пока, окей?
Без стеснения закинув куда-то рюкзак, Генри начала нагло шариться по всей комнате, периодически заглядывая за стол, за шкафы и за диваны.
-О! Вот она! - раздался глухой голос из-под кровати.
Спустя еще несколько секунд из-под оной выползло черно-пыльное чудо с донельзя счастливой мордой лица.
-Ну, может, чайку нальешь, пока урок не начался? - она нагло посмотрела на Джеймса, прикрывшись мантией и натягивая юбку.

0

46

Джеймс зашел в комнату и сразу же сел в кресло, уже оттуда глядя на Генриетту с застывшим удивлением в глазах. Все её слова про юбку показались просто детским лепетом, но мужчина только пожал плечами, показывая, что не видеть-то не видел, но, если Генри так хочется её поискать, то, как говорится, карты в руки. Боги, вот теперь, такое чувство, началась уже семейная жизнь с женой-стервой, к которой муж должен прибегать как только она его поманит пальчиком. С этими мыслями мужчина полез в карман и достал оттуда пачку сигарет. Надеюсь хоть в моей комнате мне покурить-то дадут? Состояние сонливости и отрешенности, которое вроде бы развеялось, пока Дюфор шел по коридору, вдруг нахлынуло с новой силой, да только спать уже не хотелось. Все равно никто мне заснуть не даст. Надо было у Алекса оставаться и не переживать по этому поводу. Так нет, вот приспичило мне проверить, все ли с ней в порядке.
-Ну, может, чайку нальешь, пока урок не начался? - С нагло-счастливой улыбкой на лице проговорила слизеринка, одевая юбку. Джеймс, который в это время уже успел забыть о существовании девушки вообще, поперхнулся дымом и закашлялся, с удивлением смотря на обнаглевшее существо со слизерина. Ох, какие мы наглые-то стали.. Видел бы тебя сейчас Штэф, решил бы, что я на тебя плохо влияю и пошел бы вешаться с горя.
-Хм, я конечно всё понимаю. Но.. Ты только из-за того, что хочешь чая послала ко мне домового эльфа? - Мужчина задумчиво выпустил колечко дыма и с ухмылкой взглянул на Генриетту, размышляя насколько далеко её можно послать с её же просьбой. Нет я, конечно, тоже соскучился, но чтобы.. Нет, не понимаю я девушек.
В конце концов Джеймс с непередаваемо уставшим видом щелкнул пальцами, призывая домовика. Как же я ненавижу хоть что-нибудь просить. Тем более у домовиков. Будь моя воля, я бы их всех отпустил, только в отличии от Грейнджер не для того, чтобы им лучше жилось а для того, чтобы они не раздражали всех своими добрыми и испуганными глазами.
Спустя секунду приказание было выполнено и на столе появилась чашка чая.
-Любой каприз за ваши деньги. - Дюфор вновь ухмыльнулся и поднялся с кресла, лениво потягиваясь. В ответ на это движение кости протестующе хрустнули, а спина заболела. Разваливаюсь я, однако. К непроходящей сонливости добавилось ощущение так называемого "шила в заднице" и поэтому вместо того, чтобы снова усесться в кресло, мужчина подошел к окну и запрыгнул на подоконник, прислонившись спиной к прохладному стеклу. Руки сводило от странной боли и онемения, а в глазах рябило, как-будто кто-то включил сломанный телевизор и поэтому всё стало нечетким и немного расплывчатым. Зачем я от Алекса ушел? Что, мне там не сиделось что-ли?
Ох, мисс Аккерман, доведете вы меня скоро своей киберактивностью. - Вздохнул мужчина, закрывая глаза и нервно улыбаясь. -А я вас своей нервностью.. Неужели ты не могла забрать юбку и чайку попить после уроков? Мне теперь из-за тебя перед Алексом извиняться, так как второй раз уже вместо того, чтобы нормально посидеть с ним, я иду к тебе. Сама-то ты от меня еще не устала? Два дня в поместье кутили вместе, в новогоднюю ночь вместе были, даже на первый урок и то ты пришла, хотя я тебя отпустил на все четыре стороны и разрешил не присутствовать! - Дюфор хрипло рассмеялся и тряхнул головой, вцепившись в подоконник как в спасательный круг. Насколько проще было, когда мы с ней были просто хорошими знакомыми. Сейчас даже неудобно её к черту посылать, да и не хочется... Так, нужно разжать руки и отпустить ни в чем не повинный подоконник.
Выдохнув сквозь стиснутые зубы, мужчина все-таки взял себя в руки и более миролюбиво посмотрел на студентку. Как ни странно, но он не знал даже что у неё спросить для того, чтобы поддержать разговор. "Как урок прошел?" - ой, а меня прямо на уроке не было. Я его же и вел, какая досада; Тупые вопросы "как дела" и "что делала" я даже не рассматриваю.. Хм, а тогда что?
-Спасибо за то, что вернула мне мои джинсы, кстати. - После некоторого молчания все-таки буркнул Дюфор, сползая с подоконника и перекидывая джинсы с пола на кровать. Потом уберу. -Что-нибудь еще твое тут поискать, раз уж ты пришла? - Со слегка наигранной любезностью спросил Джеймс, вновь забираясь на подоконник и складывая руки на груди.

0

47

Шторка сидела в кресле, абсолютно не замечая, что происходит вокруг. Ей было абсолютно пофиг на снующего вокруг Дюфора. Дождавшись обещанную чашку чая, она сделала несколько глотков и тут же поставила ее обратно на стол.
-Подожди... Что-то я еще хотела...
Она остановилась посреди комнаты и начала осматриваться, приложив руку к губа - так ей всегда лучше размышлялось. Лихорадочно пытаясь вспомнить, что же еще она могла забыть, Генри начала нервно притопывать одной ногой. Профессор что-то бормотал, но он всегда что-то бормочет, надо учиться не обращать на это внимания. Пусть уж лучше несет всякий бред, чем парит мозг какими-то абсолютно бессмысленными восстаниями и войнами, хотя это у него гораздо лучше получается...
-А я вас своей нервностью.. Неужели ты не могла забрать юбку и чайку попить после уроков? Мне теперь из-за тебя перед Алексом извиняться, так как второй раз уже вместо того, чтобы нормально посидеть с ним, я иду к тебе. Сама-то ты от меня еще не устала? Два дня в поместье кутили вместе, в новогоднюю ночь вместе были, даже на первый урок и то ты пришла, хотя я тебя отпустил на все четыре стороны и разрешил не присутствовать!
Аккерман обернулась, пытаясь понять, откуда идет звук, потом ее взгляд сосредоточился на профессоре.
-Да? Ну что ж, если моя физиономия начинает вызывать у тебя рвотные позывы, то я могу больше не мозолить тебе глаза, - невинно прочирикала она и, застегивая мантию, скрылась в коридоре.

======================) Кабинет рун.

0

48

-Да? Ну что ж, если моя физиономия начинает вызывать у тебя рвотные позывы, то я могу больше не мозолить тебе глаза. - Джеймс скептически хмыкнул и посмотрел вслед уходящей девушке. Запомним и примем к сведению. Настроение, которое начало стремительно падать еще тридцать первого, теперь упало до конца. Если раньше хотелось по крайней мере что-то делать, теперь хотелось просто напиться и забыть про всё.
Мужчина спрыгнул с подоконника и, лениво потянувшись, направился к выходу из комнаты, по пути захватив промокший насквозь плащ.

====> Трактир "Кабанья голова"

0

49

Аппарация, как ни странно, оказалось удачной и по-пути мужчина все же не рассыпался на атомы, хотя такой вариант развития событий был бы вполне вероятен. Голова кружилась так, как-будто Дюфора хорошенько приложили лбом об стену, причем далеко не один раз. Вся левая часть тела болела, да и выглядел Джеймс, как восставший из могилки, но при этом довольно-таки свежий труп.
Мысленно поминая всех родственников основателей Хогвартса не особо лестными словами, мужчина шатаясь шел по запретному лесу, мечтая только о том, чтобы поскорее добраться до своей комнаты и там завалится спать денька этак на два, как минимум. Но планам так и не суждено было сбыться.
Распугав по-пути в комнату своим видом парочку младшекурсников, Джеймс наконец-то зашел в комнату и рухнул на кровать, тихо зашипев от боли. Черт бы их побрал, этих ПСов недоделанных вместе с их заклинаниями. Перед глазами заплясали звездочки а тело вновь свело судорогой.  Ладно, будем импровизировать с обезболивающим, а заодно и снотворным. - Мысленно хмыкнул мужчина, рывком поднимаясь и осматриваясь вокруг. О наркотиках, как бы заманчиво принять их сейчас не было, можно было забыть, так как последний пакет кокаина был рассыпан Генриеттой еще до нового года, а идти до "кабаньей головы" было ох как лень, поэтому Дюфор решил ограничится каким-нибудь алкогольным напитком и с задумчивым видом полез под кровать, выуживая оттуда бутылку. Еще лучше. - Джеймс со скептическим видом покрутил стеклотару в руках и нервно ухмыльнулся. Ну вот только шампанского мне для полного счастья и не хватало.
Пробка с тихим хлопком вылетела и исчезла в неизвестном направлении. Решив не размениваться на бокалы, профессор отхлебнул "напиток аристократов" прямо из горла и тут же поморщился. Ну почему именно оно? Почему не огневиски или на худой конец вино? Сделав еще пару основательных глотков, мужчина отставил ополовиненную бутыль куда-подальше и поплелся в ванную, по-пути скидывая свитер. В который раз уже приходится от крови отмываться. Когда же я сдохну-то наконец? - мужчина снова грустно ухмыльнулся и принялся смывать запекшуюся кровь. Алкоголь уже начал действовать и поэтому картинка мира начала подозрительно расплываться, а пол под ногами не менее подозрительно покачиваться.  Кое-как доотмывав кровь с джинсов, Джеймс вновь вернулся к кровати и с обреченным видом плюхнулся на край.  По-моему я что-то забыл.. Мозг свой в баре, еще лет двадцать назад. Сонливость, как назло совсем пропала и спать не хотелось. Вспомнилась встреча с Генри в коридоре и мысль о том, чтобы потом извиниться. Может сейчас смотаться? Хотя она же на уроках. Да и не так поймет. Если поймет вообще. Ведь она же, вроде как, "сама знает ответ". - Дюфор прислонился спиной к стене и прикрыл глаза, размышляя о том, как бы выловить девушку и желательно в двух словах объяснить, что со своими "бл*дками" он все-таки покончил.. Практически. Ну не цветы же ей дарить, в самом-то деле? Хотя-я... - Мужчина лениво приоткрыл левый глаз и скользнул меланхоличным взглядом по комнате. Только где я ей эти цветы достану-то? К Хаммеру-старшему тащиться? Лень, да и зная его, на меня что-нибудь упадет прежде, чем я цветы успею попросить.
Нервно хмыкнув, Дюфор вновь принял боле-менее вертикальное положение и поняв, что выспаться в этой жизни ему не удастся, принялся с видом мученика копаться у себя в столе, наивно надеясь там найти что-нибудь ненужное, причем в большом количестве. Из пустых бутылок ей что-ли розы трансфигурировать? Так и не найдя ничего подходящего для трансфигурации, мужчина горестно вздохнул и поднялся с корточек, понимая, что от еще одной аппарации до ближайшего магазина, ему не отделаться. Демоны, не думал, что когда-нибудь опять буду аппарировать за "веником" для кого-то черт знает куда.

====> За "веником" ===> Коридоры.

0


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Комната Дюфора