Semantics: The Conweb Of Words

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Больничное крыло


Больничное крыло

Сообщений 1 страница 30 из 132

1

....

0

2

Гул толпы остался позади, постепенно затихая, словно шум удаляющегося моря. Торопливо-молчаливое шествие угнетало. В застывшем морозном воздухе раздавались лишь скрип шагов и прерывистое дыхание. Люпин и Блэкмор спешили. Гермиона шла за ними в состоянии рабской покорности, глядя прямо под свои ноги. Никто не обернулся к ней. Даже Римус, с которым они вполне дружески общались, не сказал ей ни слова. Он сильно переживал за Гарри, и это было видно по выражению его лица. Лишь когда они поднимались по лестнице в больничное крыло Люпин бросил на Гермиону сожалеющий взгляд, словно извиняясь за произошедшее. «Когда же все это закончится?» Девушка устала от войны с Темным Лордом, который с первого курса охотился на ее лучшего друга, отравляя им жизнь своими коварными планами избавления от опасного соперника, коим он считал Поттера. Однако слова сопереживания не помогли бы ей сейчас унять душевную боль, острыми зубами вгрызающуюся в ее сердце. Ее причины пока оставались для нее тайной, которую она пыталась разгадать.
Гарри уложили на одну из пустых кроватей, и мадам Помфри с видом суетливой курочки наседки принялась его осматривать. Судя по ее лицу, с ним ничего страшного не случилось. Затем она отвела в сторону преподавателей и что-то им начала говорить. Что именно, Гермиона не особо прислушивалась. «Почему так не спокойно на душе? Вроде с Гарри пока ничего не может случится. Сомневаюсь, что пожиратели осмелятся напасть на него еще раз так скоро». Мысли крутились в голове, охотясь за тонкой неуловимой зацепкой, которая могла раскрыть ей истинную причину беспокойства. Придя в нормальное состояние, Гермиона заметила краешек чьей-то мантии, исчезнувшей за дверью. В палате остались только она и Помфри, ну и Гарри, конечно.
-Простите, я могу остаться тут? Обещаю, что не буду беспокоить больного,- попросила она. Ответ ее, как всегда, не удивил. Сколько раз они попадали сюда после очередной попытки Лорда расквитаться с Гарри. Сколько времени они провели тут у постели друг друга. Мадам Помфри прекрасно это понимала.
-Конечно, можно,- заботливо ответила она, подарив теплый взгляд. И ушла.
Гермиона подошла к кровати и присела на краешек. Бледное лицо парня было абсолютно спокойным, не выражающим никаких чувств и эмоций. В какой-то мере она сейчас завидовала ему. Хотелось забыться и уснуть без всяких сновидений. Но что-то не давало ей покоя.
Осторожно взяв в свою ладонь руку Гарри, Гермиона задумалась и поняла, что тревожится вовсе не о нем. Он лежал тут без сознания, беспомощный и такой уязвимый. Но с ним было все ясно. На него напали и чуть не убили. Гермиона это прекрасно знала. О нем позаботятся и придут на помощь. А вот с Северусом все было иначе. Она видела его печальный взгляд, полный мучительной тоски. Она слышала несвязные обрывки разговоров в толпе на поле. Все это теперь, словно кусочки разноцветной мозаики, сложилось воедино. «Он спас Гарри, поставив себя под удар? Выдав себя… Но зачем? Там же было много орденцов. Почему именно он?» Гермионе неожиданно стало страшно. Если ее догадки были верны, то Снейпа ожидало одно – месть Лорда.
«Надо узнать как все было. Может, я просто накручиваю себя? И все не так плохо…»
Но в любом случае сидеть и терзаться в сомнениях не было сил. В надежде на то, что он уже добрался до своей комнаты, Гермиона направилась к нему.
>>>Комната профессора Снейпа

+2

3

Сложно сказать сколько времени Гарри лежал в отключке, но постепенно, бессознательное состояние сменил простой, целебный сон. Что парню снилось, мы оставим за кадром. Пускай это будет его маленький секрет. Но вот настал момент и Гарри открыл глаза
Где я? Что произошло?
Парень попытался сесть, но резкая боль пронзила все его тело и Гарри рухнул на кровать. Гарри закрыл глаза и попытался вспомнить, что же произошло...:
Гарри медленно кружит над стадионом в поиске снитча.Вот уже прошло примерно минут десять, а мячика все нет. И вдруг снитч пролетает в каких-то сантиметрах от Гарри. От неожиданности, парень подскочил на метле, но уже в следующую секунду он уже летел в захватывающей погоне за снитчем. И вот, когда Гарри нагнал этот маленький золотой мячик и протянул руку, чтобы схватить его,ему в лицо кто-то брызнул какой-то гадостью. Парень закашлялся. Перед глазами потемнело, а дальше...а дальше Гарри уже ничего не помнил...
Парень открыл глаза и уставился в потолок. Каждое его движение сразу же отзывалось болью...
Пожиратели...Но как они оказались в Хогвартсе...

+1

4

Девушка вошла в больничное крыло с маленьким букетиком каких - то цветов. Арадна направлялась к койке Гарри. Мда, сильно он упал. Интересно, как он? Наверное, спит. Ну, тогда я просто оставлю цветы и уйду. Старанно, почему я вдруг к нему иду? Мы раньше с ним вообще не разговаривали. Я всегда считала, что он слишком много звездиться. Сейчас я так вообще не думаю, даже наоборот. Девушка медленно дошла до нужной ей койки и не громко произнесла:
- Привет, как ты?
Ариадна поставила цветы в маленькую вазу, стоящую на тумбочки. Она заметила, что Гарри был вес в синяках. Девушка присела на край кровати. У Гарри было измученое лицо. Бедный, наверное всё тело болит... подумала девушка.
-Сильно болит?

Мы уже устали делать вам замечания. Посты должны быть не менее 5 ПОЛНЫХ строк. У вас тут 3 полные строчки и половинка. Все, это уже второе предупреждение! (ГГ)

Отредактировано Ариадна Шепорд (2008-06-10 14:03:27)

0

5

Гарри заслышал шаги и открыл глаза.К его кровати подошла Ариадна.Юноша посмотрел на нее.Гарри никогда не мог ожидать,что Шепорд прийдет к нему.Ведь они никогда особенно не общались,хоть и учаться на одном факультете и курсе...
- Привет, как ты?-Сильно болит?
Парень улыбнулся и немного помедлив ответил
-Да нет,не болит
Это была ложь,но Гарри не привык жаловаться.Когда он жил у Дурслей ему не с кем было поделиться своей печалью,обидой,болью...Дурсли только и делали,что насмехались и унижали Гарри.От этих неприятных воспоминаний Гарри поморщился.
-А ты как?

Отредактировано Harry Potter (2008-06-10 13:55:43)

0

6

-Да нет,не болит, а ты как?
-Я то нормально, не я же упала с метлы с высоты трёх метров.
Наступила долгоя пауза. Ариадна смотрела на Гарри будто первый раз в жизни увидела его. Девушка поймала себя на этом и по привычке закусила нижнею губу. Что это я делаю? Можно подумать, что Поттера первый раз вижу. Девушка чуть было не усмехнулась, но сдержала себя. Ариадна не знала что сказать. Девушка сново посмотрела на Гарри, но тут же отвела взгляд. А он симпотичный. О, господи, о чём я думаю???!!! Тут девушка решилась спросить:
-Почему мы с тобой так мало общались? И на одном факультете учимся, и в одной команде играем, а за пять лет слова друг другу ни раз не сказал?

0

7

Марианна открыла глаза. Пробуждение было таким молниеносным, словно она вынырнула с большой глубины. Не хватало воздуха, голова раскалывалась от боли. Она медленно повернула голову. Со всех сторон ее кровать окружала непрозрачная ширма, неподалеку стояла тумбочка, на которой лежал "еженедельный пророк". Читать совершенно не хотелось. Неподалеку были слышны чьи-то голоса, но невозможно было понять, о чем они разговаривают. Девушка попыталась встать, но в висках взорвалась такая боль, что она со стоном повалилась обратно на подушку. Одна ширма зашуршала, и перед Марианной предстала миловидная пухленькая женщина с добрыми глазами, одетая в белый халат.
- Здравствуйте... - пробормотала девушка еле слышно. Мадам Помпфри принесла ей чашку какого-то ароматного отвара. Марианна поблагодарила женщину и собралась пить, но он был слишком горячим, так что пришлось пока поставить его на тумбочку, чтобы он остыл. Мадам Помпфри присела на край кровати.
- Так, что тут у нас? Мисс Картер, мистер Вульф сказал, что вам было очень плохо, что вы буквально умирали на его глазах. Очень хорошо, что он разбирается в медицине. Дайте вашу руку, я измеряю пульс и давление... - она протянула девушке свою пухлую маленькую ручку. Марианна протянула свою. Мадам Помпфри закрыла глаза и замолчала, отсчитывая удары. - Мерлин, у вас зашкаливает пульс и давление выше нормы в два раза.. - обеспокоенно прошептала она, держа руку девушки. Она повернула ее ладонью к верху, рассматривая линии на руке. Взгляд наткнулся на странный предмет на пальце. - Что это у вас? Фамильная драгоценность?..
- Не трогайте!... - не успела крикнуть Марианна. Ее зрачки расширились от ужаса, когда палец лекарши коснулся металла. В голове все поплыло. Марианна ощущала, что теряет контроль над своей волей, что кольцо вновь завладевает ее разумом и телом. Глаза запылали красным огнем, изо рта вырвалось змеиное шипение:
- Руки прочччь.... - с неимоверной силой, невозможной для хрупкой девушки, Марианна оттолкнула Помпфи, и та с криком полетела на пол. - Круцио!!! - дикий крик раздался на все помещение. Бешенными глазами Марианна смотрела на муки женщины, но разум был слаб, чтобы воспротивиться. Безумная, пьянящая радость от причинения боли живому существу наполняла ее сердце. Женщина кричала, слезы лились из ее глаз, размазывая тушь по лицу. Она корчилась в муках, а Марианна лишь нацелила на нее руку с кольцом. Изумруд темнел, питаясь криками и стонами.
-Fere Conjiste ! - прошипела Марианна, и кольцо выпустило три алых искры. Мадам Помпфри завизжала, когда ее одежда вспыхнула ярким пламенем. Ее волосы обуглились, кожа покрылась пузырями. Марианна стояла без единой эмоции на лице, выставив вперед руку. 
"Что со мной происходит? Что я делаю? Откуда я знаю темную магию?? Мадам Помпфри!!! О, Мерлин, помоги мне..." - взмолились остатки разума.
Diffindo, Lasum Bonus! - шипели губы, оставляя порезы на обожженой коже лекарши. Раздался хруст костей - перелом рук. Кольцо ярко засветилось, ослепляя и заливая все вокруг изумрудным сиянием.
"Магия вернулась ко мне, но какая...Что же это?!!" - панически пробивался разум сквозь темноту власти кольца.
Maritum bonus, Anestesio!!! - что есть сил закричала Марианна, хватая свою волшебную палочку. Кольцо яростно дернулось на руке, обозленное ее сопротивлением. На руке проступила кровь. Яркий луч выстрелил девушке прямо в лоб, и она рухнула замертво. Мадам Помпфри лежала без сознания. Заклятие сращивания костей помогло частично восстановить переломы, а обезболивающее лишило ощущений. Кожа была покрыта волдырями и кое-где обуглилась, волос не было, лица пламя почти не испортило, лишь слегка лизнуло по щеке. Женщина лежала без сознания и тихонько дышала. Пока дышала. А Марианна снова летела в пропасть, и яростный голос кричал "Как ты смеешь мне сопротивляться?! Мне поклонялся сам Салазар!!! Проклятая девчонка!!!!"  Темнота и яростный голос. Голос пропал. Осталась одна темнота.

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-13 01:30:08)

+5

8

Штэфа вбежал в Хогватс в ипостаси волка, и прорысил к больничному крылу. Уже на подходе он услышал дикий крик. Резко рванувшись, и попути перетекая снова в форму человека, Аккерман резко открыл дверь. Пахло жженной кожей. Черт! Что тут происходит? По пути произнеся усыпляющее заклинание, чтобы не проснулись спящие Поттер и Ариадна, Штэфан влетел к Марианне та опять лежала бледная, как смерть. На полу он заметил модам Помфри, её платье было обуглено на лице ожоги. Она была вся в порезах. Это Марианна сделала?! Окинув женщину оценивающим взглядом, он понял, что сейчас смертельная опасность ей не грозит. Он подбежал к Марианне.
-Мари, девочка моя, что с тобой? - Сосредоточится на волчьих ощущениях. Она дышит, но дышит всё слабее... Она как будто в каком-то сне... Что же делать? Аккерман вспомнил, как его приводили в чувство после первого круцио. Прости меня. но надеюсь, что хоть это тебе поможет. Резкий размах руки, кисть немного расслабить. Штэфан зажмурился, и резко ударил девушку по щеке. Та дернулась. Так, либо всё обошлось, либо это у неё предсмертная конвульсия. Штэфан принялся наблюдать за девушкой, надеясь, что она придет в себя.

оос: потом очипятки исправлю. Сейчас некогда.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-13 04:16:25)

+2

9

Марианна почувствовала обжигающую боль на щеке. Дернулась. Открыла глаза. Белесый туман постепенно рассеивался, делая очертания предметов все четче и четче. Кто ее держит за плечи? Где она? Что произошло? Девушка увидела мадам Помпфри на полу и взвыла от ужаса. Глаза отказывались верить в происходящее. Она только что убила ни в чем неповинного человека. Этого не может быть!
- Мерлин... - прошептала она. В мужчине, державшем ее и, по видимому, влепившим ей пощечину, она узнала Штефана.  - О... Штефан... - она судорожно вцепилась в его воротник, бледные губы дрожали, а по щекам текли слезы, - Я убила ее. Я убила ее. Убила, убила, убила.... - у нее начиналась истерика. Растрепанные волосы торчали во все стороны, из глаз лился водопад соленой воды, губы вздрагивали, шепча "Я убила, убила, убила...". Руки намертво вцепились в мужчину. Он ей казался последним спасением из безумия, в которое она падала. "Спаси меня. Спаси меня.. Иначе я убью себя! Я не могу больше так жить.... Я не хочу...."
- Я не хочу так дальше жить.. Убей меня, прошу тебя... - прошептала она, глотая слезы, уткнулась лицом в его плечо и  горько разрыдалась, не в силах больше сдерживать накатившие эмоции. " О, если бы меня видел отец. Какой стыд, какой позор... Его дочь - убийца, использующая темную магию. Мерлин, как мне плохо.....





оос:     http://fun.nashcat.ru/smiles/tsmile/say/t1411.gif

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-13 04:25:16)

+3

10

-Глупенькая, она жива. В обмороке. Ты на неё наслала заклинание обезболивания... - Рука Аккермана, непроизвольно потянулась к волосам Марианны. -Не плачь, всё хорошо. Он обнял её, и стал убаюкивать... Марианну всю трясло. Господи, что же с ней происходит...
- Я не хочу так дальше жить.. Убей меня, прошу тебя... - Штэфан дернулся. Он вспомнил, сколько раз хотел смерти, сколько раз хотел забыться спасительным сном, но его спасали, сейчас нужно спасти Мари. Но как?
-Тебе нужно жить... Ты слишком молода что бы умирать. - Штэфан взял Марианну за подбородок, и осторожно поднял её лицо. -Я никогда не сделаю этого, и никому не позволю тебя убить. Он потянулся к губам девушки, осторожно дотронулся до них своими. Волчья сущность внутри Аккермана открыла пасть, да так и застыла, крутя лапой у виска... Мари... Оттолкни меня, что я делаю?! Я сошел с ума...

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-13 04:46:34)

+3

11

Его губы внезапно оказались так близко. Марианна прекратила плакать. Что это? Новый способ лечить истерику? Девушка удивленно посмотрела на мужчину. "Волчий взгляд и такие теплые нежные губы. Сочетание несочетаемого... - подумала она. Девушка не стала его отталкивать, а обняла за шею, и ответила на поцелуй. Это было то, чего ей так не хватало - мужского внимания и заботы. За черствой внешностью Штефа, оказывается, скрывался пылкий возвышенный человек. "Или мне это только кажется?" - она закрыла глаза, позволяя Штефану целовать ее. Рядом на полу лежала без сознания миссис Помпфри. Да-а, хорошая обстановочка. Но с закрытыми глазами этого не видно. И можно было себе представить, что она находится в каком-нибудь гостиничном номере фешенебельного отеля на Кипре. Вот только  поцелуй с другом отца ее семья не оценила бы, если бы увидела. Вот именно, если. А этого никто не видел. И впервые за долгое время стало спокойно на душе. Даже появилась уверенность, что все наладится.

оос: http://www.kolobok.us/smiles/standart/kiss.gif  http://s5.rimg.info/a871d0a789e1de16896c111b159d5d5d.gif

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-13 05:05:11)

+2

12

Она ответила на поцелуй?! Мда... Видели бы меня сечас Рамон, или Сев, убили бы... Он обнял девушку. Целовал её нежно и ласково, чувствуя её холодные губы, пытаясь согреть её своим теплом. Это походило на поцелуй дьявола и ангела. Терпкий привкус табака, и нежный вкус весны, его клыки иногда задевали губы девушки, но он старался целовать её максимально нежно... Он не понимал что делает. Штэф благополучно забыл, что ему тридцатьдевять лет, и что с его-то внешностью только девушек целовать. Штэфан думал, что уже забыл, что такое поцелуй, но оказалось, что навыки нельзя забыть, даже если тебя изрядно потрепала жизнь. Аккерман растворялся в этом поцелуе. Он готов быть отдать Марианне все свое тепло, всю свою жизненную энергию, а самому тихо умереть рядом, зная что с ней будет всё в порядке. Что я делаю? Что я творю? Он провел по спине девушки, последний раз легонько поцеловал её в губы, и немного отстранился.
Мари, прости меня...Я... Я не знаю что на меня нашло... - Аккерман не знал что говорить, не знал что думать, и что делать дальше. Он просто смотрел в её бездонные глаза, и опять улетал из реальности.

+2

13

Марианна открыла глаза, почувствовав, что Штеф отстранился от нее. Его слова заставили ее покраснеть. Она только сейчас осознала что произошло. Девушка провела ладонью по его небритой щеке, ласково заглянув в небесно голубые глаза.
- Все в порядке, Штеф. Все в порядке, правда... - она улыбнулась, - Спасибо тебе, что пришел и привел меня в чувство. - она крепко обняла его, стараясь выразить свою благодарность.  - Это так необычно... - прошептала она ему на ухо и тихо рассмеялась. Его руки были такими сильными, она чувствовала в нем волчью мощь. "И тянет меня на взрослых дядек: то Рамон, теперь Штефан..." - проскользнула забавная мысль. Взгляд зацепился за Помпфри.
- Надо что-то делать с мадам Помпфри... Мерлин, как я изуродовала ее... - а как же не хотелось, чтобы его руки отпускали ее. В них было так уютно, так тепло. - Ее надо отправить в Мунго. А что делать со мной - надо решать Рамону и Северусу. Возможно прийдется ехать в аврорат. Дело серьезное... - она вздохнула, положив голову на плечо мужчины. "Хорошо, что я все-таки смогла наложить кое-какие целебные чары на Помпфри, и она ничего не чувствует. Иначе было бы ужасно...."

+2

14

Да, вляпалась ты, я тебе скажу... Ну ничего, я с ними поговрю, но в аврорат, я думаю тебе съездить придется. Даже не думаю а уверен. А с мадам Помпфри... Сейчас, подожди.. - Штэф нехотя разнял руки встал. Склонившись над женщиной он достал палочку, и быстро прошептал:
Santino,Maritum bonus,Episkey. - Поднявшись он прошел к шкавчику. Где-то тут должна быть мазь от ожогов... Ага, вот и она.. Взяв мазь он вернулся к мадам Помпфри. Осторожно смазал ей лицо и руки мазью. -Вот так-то лучше. Pyrisimo. - Аккерман решил, что сон - лучшее лекарство. А с утра решим уже что с ней делать дальше, наверное придется отвести в лечебницу св. Мунго. Подняв женщину на руки он отнес её в свободную "палату". По пути обратно завернул к раковине. Вымыл руки, умылся, и глубоко задумался. Ох, Марианна, что же тебе так не везет? Вечно во что-то влипаешь... Вернувшись к Мари он сел на краешек кровати. Проведя тыльной стороной ладони по щеке, он спросил:
-Мне остаться? Или лучше уйти? С мадам Помпфри будет все в порядке. Я её усыпил. До утра будет спать. А с утра уже решим, что с ней делать.

+1

15

Марианна сидела и молча наблюдала, как Штефан смазывает мазью от ожогов кожу мадам Помпфри. Было странно и страшно смотреть на дело своих рук. Марианна посмотрела на свое кольцо и задумчиво проговорила:
- Так вот ты какой, цветочек аленький.. - изумруд хищно сверкнул, словно бы злодейски подмигивая и говоря "да, я такой". Девушка с грустью вздохнула. Спать не хотелось абсолютно. Она вспомнила про отвар, уже давно остывший на тумбочке и потянулась к кружке. "Как вкусно..." - она почти залпом осушила содержимое. По телу разлилось тепло, Марианна почувствовала сонливость. Штеф вернулся и присел рядом. Так скромно, на край кровати.
-Мне остаться? Или лучше уйти? С мадам Помпфри будет все в порядке. Я её усыпил. До утра будет спать. А с утра уже решим, что с ней делать.
- Да, слава Мерлину, что я не убила ее... - сонно проговорила Марианна. Потом внимательно посмотрела на мужчину. Она с ногами забралась на постель, скинув туфли, и подсела поближе к Штефану. Ее глаза, большие и темно-зеленые, с любопытством смотрели в его глаза, пытаясь прочесть его мысли. Но интуиция упорно дремала, не желая пробуждаться. Девушка, словно кошка, ткнулась головой в его плечо, с наслаждением закрывая усталые глаза и вдыхая запах табака и мяты, произнесла:
- Не уходи, пожалуйста... - тихо так произнесла, словно промяукала. И смущенно замолчала. В больничном отсеке повисла  полная тишина. Помпфри, Поттер и Шепорд спали крепким волшебным сном, а Аккерман молчал, о чем-то задумавшись. Марианна клевала носом, борясь со сном, и ожидание ответа помогало ей не уснуть.

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-13 09:56:50)

+1

16

Да, если бы ты её убила, то было бы всё намного хуже. Девушка выпила какой-то отвар. Скорей всего успокоительное. Аккерман осторожно приобнял девушку, и легонько её поглаживая ответил:
-Не уйду. А ты засыпай. Завтра очень трудный день. Может тебя накрыть? Я тут, на полу примощусь, не впервой. А как проснешься, тогда я Рамона позову. И Северуса, если тот освободится... Штэфан начал гладить Марианну по шее, осторожно, почти не ощутимо.. Мда, а в аврорате могут и не понять всей ситуации... Нет, точно надо все с Рамоном обсудить. А то еще отправят девочку в лечебницу святого Мунго... Мне лично кажется, что все это неспроста... Но у Мари спрашивать что-либо в таком состоянии считается за издевательство, она слишком устала... Штэфан прикрыл глаза, и задумался, как бы объяснить ситуацию аврорату, чтобы его там не дай Бог неправильно не истолковали, и подумали, что Марианна опасна для других. Если скажут так, то возьму её под свою ответственность. По крайней мере спрошу, не может ли быть такой вариант, как выход из положения. Тут он почувствовал боль в плече. Черрт, рана что ль раскрылась?... Ладно, перетерплю, сейчас опять затянется.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-13 07:39:53)

+2

17

Его руки так приятно касались ее кожи, что если бы Марианна была кошкой, то обязательно бы замурлыкала. Она бы с удовольствием просидела так всю ночь рядом с ним, в полной темноте, лишь кожей ощущая его прикосновения.
-Не уйду. А ты засыпай. Завтра очень трудный день. Может тебя накрыть? Я тут, на полу примощусь, не впервой. А как проснешься, тогда я Рамона позову. И Северуса, если тот освободится...
- Почему на полу, Штеф? Тут много кроватей... Дже если бы здесь была только моя - она такая просторная, что здесь легко поместиться. - проговорила девушка, заливаясь краской. "Не слишком ли двусмысленное предложение?" - Да, завтра тяжелый день... - согласилась она с аврором и зевнула. "Ну не уходи от меня. С тобой так хорошо, так безопасно..." - мысленно умоляла она. Внезапно Штефан поморщился. "Что такое?" Девушка увидела, как сквозь рубашку на плече просочилась кровь.
-Штеф, ты ранен? Мерлин, и ты все это время молчал и терпел? - она встрепенулась от сна и насильно стала снимать с него рубашку. На плече красовалась рваная рана, словно кто-то ухватился в руку клыками. - Вы что, подрались с Рамоном? - испугалась Марианна. У кого еще могли быть звериные клыки? Римус Люпин звереет только в полнолуние, до которого еще далеко. Девушка схватила волшебную палочку, коснулась раны и прошептала:
-Anestesio, Santino.. - боль должна была пройти. А рана стала потихоньку затягиваться. Не удовлетворившись результатом, девушка вскочила с кровати, сбегала к шкафчику и принесла йод и бинты. Сделав йодовую сетку, она наложила повязку, аккуратно завязав бантик. - Вот теперь все. - улыбнулась она, и, поймав на себе взгляд Штефана, покраснела снова. "Да что со мной такое? Почему я так смущаюсь постоянно?" - удивлялась она сама себе. Отставив йод и положив бинты на тумбочку, девушка повернулась к Аккерману. "Большой старый матерый волк. Не понимаю, почему он меня так притягивает?" - Марианна протянула к нему руки и притянула его к себе.
- Поцелуй меня... - прошептала она.

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-13 08:39:44)

+2

18

-С Рамоном? Нет, ты что, мы с ним же друзья. Просто сегодня пошли лапы размять. И нарвались на волкодлаков. Я немного задумался, вот и поплатися за свою неосторожность. Штэф удивленно вскинув брови смотрел, как Марианна сначала залечивала его раны магией а потом еще и перевязывала бинтом.
-И стоило было так переживать? Само бы затянулось. - Аккерман немного улыбнулся, и посмотрел на девушку. Тут Мари обняла его, и посмотев в глаза прошептала:
- Поцелуй меня... - Волчья сущность притворилась, что упала в глубокий обморок. "Расхлебывайте сами, герр Аккерман. Штэф задумчиво смотрел в глаза девушки. Зачем? Штэфан осторожно подхватил её, и усадил на себя, затем приобняв дотронулся до её губ. Поцелуй стал смелее, быстрее, можно сказать агрессивные. Аккерман закрыл глаза, и чуть сильнее прижался к девушке. Голова кружилась, он не понимал почему он это сделал, не мог найти причин такого поведения. Он мог просто отойти, отвернуться, или объяснить девушке, что целоваться с аврорами, которые тебя старше в два раза - некультурно, но вместо этого поцеловал. "Штэфан, не теряй голову! Это было последнее предупреждение. Дальше можешь делать что хочешь, я тебе потом всё скажу" - Волк в Аккермане улегся и затих. Его дело было предупредить. Как никак именно он был его совестью. Но совести тоже иногда отдыхать надо.
Тихо зарычав, Штэф прервал поцелуй, уткнулся в плечо девушки, и закрыл глаза. Он просто вдыхал её запах, запах весенних цветов и озона, такой запах обычно бывает в майском лесу после грозы. Ему не хотелось её отпускать. Какое-то давно забытое чувство всколыхнулось в нем, и сразу пропало. Штэфан ждал, что она скажет дальше.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-13 09:24:21)

+1

19

Его губы ласкали, заводили, играли с ней, сводили с ума, дразнили. Поцелуй становился настойчивее. Она почувствовала, как он притягивает ее к себе сильнее, и с губ слетел стон. Мерлин, каким удовольствием было вот так сидеть у него на коленях, обвивая руками шею и целовать, целовать, целовать... "Может быть из-за кольца я повредилась умом? Он же друг отца..." - подумала девушка, поглаживая ладонью по его коротким волосам. Его легкая небритость царапала щеки, вызывая дополнительную гамму чувств. Мужчина прервал поцелуй и уткнулся в ее плечо лицом, закрыв глаза. Девушка гладила его по спине и рукам, стараясь не задеть перевязки. Её щека касалась его плеча. Она положила голову ему на плечо и закрыла глаза. "Какое блаженство. Мерлин, что же это?"  - недоумевал разум. Его кожа была горячей, и ее холодные пальцы моментально согрелись, поглаживая обнаженную спину.  Она молчала, не зная что сказать. Было так хорошо, так уютно и спокойно, что не хотелось ни о чем думать. - Мне кажется, я теряю голову... - прошептала она ему на ухо и поцеловала мочку уха, затем губами спустилась к шее, осторожно проведя языком по пульсирующей жилке. Снова поцелуй. Уткнулась носом и вздохнула. Будь что будет. Ей так хорошо сейчас, и пускай весь мир подождет или вообще рухнет к чертям. Об этом она подумает завтра. Снова легкое касание губами пульсирующей жилки. Поцелуй. Один, другой, спускаясь к плечу. Ее сводило с ума осознание того, Что она сидит на коленях у мужчины, который старшее в два раза и годится ей в отцы, да еще и соблазняет его. Это кружило голову. Ей даже захотелось засмеяться. Она улыбнулась, а глаза сверкнули озорным блеском. "Вот и колечко помалкивает. Насытилось и ушло в спячку" - она мельком бросила взгляд на кольцо. Изумруд уже не источал то злобное сверкание, какое было раньше. Видимо действительно уснул. А вот Марианне казалось, что она находится между сном и явью. Она чувствовала, Как ее клонит ко сну, но в тоже самое время не хотела засыпать. Ее влекло к взрослому мужчине, и от этого сердце билось чаще, а щеки покрылись румянцем. Целовать в шею так приятно...

+2

20

Штэфан тихо выдохнул, когда Марианна начала ласкать его шею... Что я делаю? Вот что я делаю, а? Руки начали блуждать по спине Мари, все тело напряглось, прикосновения Картер начали сводить его с ума. Когда та остановилась, Штэф обнял её, и потянул на себя, сам ложась на кровать, та засмеялась. Перевернувшись, Аккерман оказался над Мари, и запутавшись руками в её волосах опять нашел её губы, затем спустился к шее, легонько куснул, затем провел языком, одна рука его легла на бедро Марианны, Штэф почувствовал, как Мари выгнулась дугой, стараясь прижаться к Аккерману еще тесней. Еще один укус, и рука осторожно переместилась на внутреннюю сторону бедра, вторая же проскользнула под футболку, и устроилась на спине у девушки. Легкое, и такое забытое движение пальцев, и бюстгальтер растегнут. Прижавшись всем телом к Марианне, Штэфан опять нашел её губы, затем отстранился на секунду, и снял с неё футболку, Марианна тихо вздохнула, но все таки не сопротивлялась. Он провел языком по её животу, рука спустилась ниже, расстегнул пуговицу и молнию на её брюках, рука проникла туда, язык же играл с пупком Марианны, то очерчивая его контур, то ныряя внутрь. Мари прижималась все сильнее, с губ начали слетать тихие стоны, Штэфан окончательно потерял над собой контроль.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-13 10:12:55)

+1

21

оос: ДЕТЯМ, ЛЮДЯМ ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНЫМ И С НАРУШЕНИЯМИ ПСИХИКИ ПРОСЬБА НЕ ЧИТАТЬ. Я ПРЕДУПРЕДИЛА.

Марианна руками обвила его шею, отвечая на поцелуй со всей страстью и неистовством. Штефан кажется наконец потерял контроль над собой и повалил девушку на диван, осыпая поцелуями. Проворные руки избавили ее от верхней одежды. Миг, и на ней остались лишь маленькие симпатичные черные трусики. Тело девушки горело от напряжения и рвущегося на волю желания. Всколыхнулись воспоминания, кожа вспомнила как это бывает, когда ее ласкают губами, играют с ней языком. Марианна не сдержала стона, когда рука Штефа коснулась ее трусиков и стала ласкать, одновременно аккуратно пытаясь освободить девушку от этого ненужного в данный момент предмета одежды. Девушка всхлипнула, когда он пальцем проник в нее, продолжая ласкать и не прерывая поцелуев. Тело пылало от страсти, Марианна извелась от желания, впиваясь ногтями в его спину. "Будут царапины..." - виновато подумала она, но его поцелуй заглушил все мысли. Это был невозможный вихрь эмоций, буйство желаний. Казалось, двое людей настолько изголодались по физическим ощущениям, что буквально сходили с ума. Девушка проворно дотянулась до волшебной палочки, направила ее на кожаные брюки Штефана и прошептала:
- Экскуро... - брюки плавно растворились в воздухе. - Упс, - хихикнула Марианна, - Кажется тебе нечего будет одеть... - она весело рассмеялась, притягивая мужчину к себе и наслаждаясь поцелуем. Ее губы спустились ниже, касаясь ключицы, направились к груди, языком прокладывая дорожку. Она губами захватила один сосок и стала играть с ним, вызывая в Штефане шквал эмоций. Мужчина не просто застонал, а скорее зарычал, насильно возвращая ее на место и с жадностью впиваясь в губы.
- Штефан, я схожу с ума.. Я брежу... - шептала хриплым голосом Марианна, смотря ему прямо в глаза, - Мерлин всемогущий! Я хочу тебя, Штеф... Безумно хочу... - последние предметы одежды упали на пол, оставляя их в костюмах Адама и Евы. Штефан медленно вошел в нее, и девушка охнула. Такой жар, такое удовольствие ощутила она в это мгновение, что слезы брызнули из глаз. Движения были плавными, но ритмичными, постепенно ускоряясь. Марианна не сдерживалась, стоная от удовольствия, ощущая его плоть в себе. Ее пальцы гладили его плечи, спину, ее ногти оставляли на коже царапины. Мужчина учащенно дышал, периодически покрывая лицо и шею девушки поцелуями. На мгновение он остановился и припал губами к ее груди. Девушка испытала неописуемый восторг, обнимая его за шею. Штефан повернул ее к себе спиной и вошел сзади, осторожно лаская грудь кончиками пальцев. Марианне показалось, что она попало на небо. Она ничего не слышала и не видела, кроме стука своего сердца и белоснежного одеяла. Штефан привлек ее к себе, и они словно слились в одно целое. Он что-то шептал ей на ухо по-немецки, и она, хоть и не понимала дословно, все равно ощущала, как его голос сводит с ума. Ритм движений стал жестче и ускорился. Марианна уже стонала в голос, а Штефан тяжело дышал. Девушку накрыло волной экстаза, и ей показалось, что она парит над землей. Удовольствие разлилось по телу, проникая до самых кончиков пальцев. Мужчина почувствовал ее состояние, и прижал ее к себе еще сильнее. Девушка услышала его вскрик, движения прекратились, и она поняла, что он сейчас испытывает нечто подобное что и она. Штеф медленно стал покрывать поцелуями ее спину, разворачивая девушку к себе.
- Мне еще никогда не было так..так восхитительно хорошо. - прошептала она и почему-то расплакалась. Они лежали на постели, мокрые и уставшие,  ее голова покоилась на его плече. Дыхание постепенно выравнивалось, пульс восстанавливался. Девушка пальчиком водила по его груди, вычерчивая невидимые узоры.
- Мне кажется... - заявла она задумчиво, - Что что-то изменилось. Мои чувства к тебе стали другими. - она замолчала, убрав руку к себе.  - Мне так хорошо с тобой.. - последние слова она сладко прошептала, целуя его плечо и закрыла глаза. "А что, я могла бы полюбить его?" - задал разум вопрос, - "Почему бы нет?" - ответила девушка, - " А может быть ты уже любишь?" - не унимался разум. "Так сразу? Нет, не знаю.. Не знаю...Отстань. Что за вопросы в три часа ночи?" - она улыбнулась, поуютнее устраиваясь на плече у аврора и задремала.

оос: Если есть опечатки, напишите какие. Извиняйте, я старалась, писала, увлеклась...))) Потом исправлю.

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-13 13:51:21)

+3

22

Штэфан лежал прикрыв глаза. Он не знал что думать о себе. Проснулся волк, и как и обещал устроил ему нагоняй. Так что Аккерману стало резко грустно, стыдно и тоскливо. Он был зол на себя. Зол, что не послушался своего внутреннего "я", и поддался страсти, которая накатилась на него удушливой волной. Да, с Марианной ему было хорошо, он понимал что пойдет с ней на край света, и перегрызет глотку любому обидчику... Но... Вот так вот сорваться?! И это хладнокровный аврор?! Погруженный в свои мысли, он всё равно обнимал задремавшую Марианну одной рукой, и нежно поглаживал её по плечу. Эх, и какими-же стали твои чувства ко мне? Да ты после этого будешь ли со мной вообще общаться?! Вполне возможно, что ты была в неадекватном состоянии, после накатившего на тебя шока, а я получается, нагло воспользовался ситуацией.... От таких мыслей Штэф всё сильнее мрачнел. Хотелось опять в запретный лес, только уже нарваться на большую стаю волкодлаков, и либо перегрызть их всех, либо упасть замертво там, кусая снег, и чувствуя как в волчьих глазах затухает огонь, и как клыки нечести разрывают его кожу. Он так бы и сделал, но он обещал Мрианне побыть с ней, долг превыше всего, а уйти в лес он всегда успеет. Штэфан грустно усмехнулся, издав звук, похожий скорее на чих волка, чем на человеческий возглас, и, осторожно накрыв себя и девушку одеялом, попытался отвлечься от этих мыслей, и начать думать о чем либо другом, да хотя бы о завтрашнем дне, который обещал быть для Аккермана не из легких, да и не только для него, но и для девушки. Он понимал, что скорее всего она выматалась, и завтра у неё опять может начаться истерика. Столько событий, причем не сказать что приятных, за один день пережить - не каждый человек вынесет, а если еще и завтра её в аврорат тащить... Да, весело живем, ничего не скажешь... Мариан, поговори со мной, не молчи... Я свихнусь от тишины... Штэфан понимал, что думает полную чушь, но хотелось услышать её голос, просто снова услышать голос. Он закрыл глаза полностью, и попытался ни о чем не думать. Сделать это не удавалось, его мысли опять и опять возвращались к девушке, и он не мог с этим ничего поделать.

+1

23

Девушка буквально кожей почувствовала напряжение Штефана. Она приоткрыла глаза, приподнялась на локтях, внимательно уставившись на мужчину.
- Не спишь? - спросила она, целуя его в подбородок, - О чем задумался?... Эй... - она провела ладонью по его щеке, дотянулась до его губ своим губами и нежно поцеловала. - Штеф, ну что с тобой? - мужчина словно был где-то делеко, а рядом находилась лишь физическая оболочка. Девушка обиженно надула губы и демонстративно отвернулась. "Неужели он сожалеет о том что произошло?" - испуганно подумала она, - "Но ведь это было так волшебно. Мне никогда еще не было так хорошо. Еще никогда я не испытывала ничего подобного. И мне так хорошо с ним рядом, так спокойно. Он такой сильный.. Может быть я уже люблю его?.." - она зажмурилась, словно испугалась собственных мыслей,-  " А если он жалеет о случившемся, потому что не испытывает ко мне никаких чувств? А произошедшее - всего лишь похотливое желание, которое он удовлетворил. Возможно ему даже неловко от этого. О, Мерлин! Неужели это так?" - она закусила губу и сжалась, словно воспаленный комок нервов. "Сама виновата!" - с укором проговорил разум, - "Сама предложила себя взрослому мужчине. Сама виновата. Глупая дурочка".

0

24

Аккерман с трудом выбрался из своих мыслей. Марианна отвернулась, вероятно обидевшись, что он не ответил. Штэф повернулся на бок, и обнял её. Поцеловав в шею он потерся носом о её плечо, и собравшись с мыслями прошептал, касаясь губами её кожи:
-Нет, я не сплю, просто глубоко задумался. И мысли захватили. У меня иногда бывает, что я в глубокий ступор впадаю.... Просто я вот лежу, и не могу успокоится... Марианн, а что будет дальше? Или я был для тебя просто "лекарством от стресса"? - Он замолчал. Потом, подумав добавил. -Если только "лекарством", то так и скажи. - Он горько усмехнулся. Скорее всего лекарством... Надо почаще на себя в зеркало смотреть, тогда никчемные надежды пропадут. Аккерман почуствовал, что боится услышать ответ. И понял, что зря это спросил, очень зря. Как же хочется курить... Сегодня прямо день стрессов.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-13 23:49:57)

+1

25

Марианна лежала, закрыв глаза. Тишина царила вокруг, и казалось, что никого нет в этом мире, что она совсем одна. Но тут сильные руки обняли ее, шея и плечи ощутили прикосновения горячих губ. Марианна затрепетала от пронзившего ее желания. Обижаться и дуться на Штефана было невозможно, она повернулась к нему и, обняв за шею, притянула к себе. Словно они недавно не занимались любовью, не испытывали наслаждение, словно голод плоти не был удовлетворен. Марианна стремительно оказалась сверху на мужчине, ощущая его руки на своей талии. Она прижалась к нему грудью, целуя его со всей страстью, на которую была способна. Она гладила его плечи, касалась лица и шеи. Она словно боялась отпустить его, боялась, что только отпустит  - он тут же исчезнет. И все это окажется сном.
- Штеф... - прошептала она, - Как ты мог обо мне подумать такое? Милый... - она поцеловала его в нос, - Разве это было похоже на лечение от стресса? Похоже?... - она языком провела по его губам, спускаясь к шее, а затем  опускаясь все ниже и ниже. Горячий язычок оставил влажную дорожку на его груди, а потом на животе. Марианна азартно сверкнула глазами. "Я докажу тебе что это не лекарство..." - говорили ее глаза. Поцелуй живота, ниже, ниже... Она нырнула под одеяло, накрыв себя с головой. Реакцией Штефана на ее дейсвия был глубокий хриплый вдох. Мерлин, что она вытворяла! И откуда у скромной дочери аврора такие познания?.. На девушку снизошло вдохновение, ее губы и язык сводили Штефана с ума, действуя то жестко, то мягко, играли с ним, дразнили, соблазняли. Она на секунду вынырнула из-под одеяла. С раскрасневшимися щеками и припухшими губыми она казалась удивительно соблазнительной. И пусть на голове царил "взрыв на макаронной фабрике" - ей это даже шло.
- Я доказала тебе, что это не просто лекарство от стресса? - промурлыкала она, и пока мужчина не ответил, снова накрылась одеялом с головой, а ее рот снова продолжил сводить его с ума. Марианна удивлялась сама себе, понимая, что получает удовольствие, доставляя ему эти ощущения. Она кончиками пальцев провела по его животу, спускаясь к бедрам, его плоть вошла глубже, и девушка сжала губы. Штефан застонал, видимо ему было весьма хорошо. Марианна высунулась из-под одеяла и невинно хлопая ресницами  произнесла:
- Эм, да, Штефи, ты прав.. Всего лишь лекарство от стресса. Пожалуй пора спать. День обещает быть тяжелым... - она  ухмыльнулась и спокойно легла рядом, деля вид, что серьезно собралась спать. " Так тебе!" - ликовала она в душе, прекрасно осознавая, что сейчас ощущает мужчина.

+1

26

Спустившись с вершины блаженства, и услышав последние слова Марианны, Штэф еле сдержался, что бы не рассмеятся. Ах так... Вот в чем, а в интонациях он разбираться умел.
-Спать хочешь? А я тебя предупредил, что ужасно храплю, пинаюсь, и вообще я аморальный тип? - С серьезным лицом начал Аккерман, повернув Марианну лицом к себе, и целуя её в губы... -И еще, ты знаешь, что ты "распылила" своим заклинанием мои любимые кожанные штаны?! Я же теперь скорбить по ним буду! Они мне были как родные, между прочим! - Аккерман игриво прикусил губу девушки. Его руки прогулялись по телу Марианны, задевая самые легковозбудимые места, он ощутил как по телу Мари прошла дрожь. Убрав руки и резко повернувшись лицом к стенке, он ворчливо пробурчал:
-Между прочим, они были моим фетишем, как же я без них-то теперь буду... - незаметно ухмыльнувшись, потянул на себя одеяло, полностью стащив его с девушки, и закутывшись в него так, чтоб она не смогла его вернуть обратно он наигранно громко захрапел.

+1

27

Его руки разбудили в ней жгучее желание, и она едва не прошептала "Возьми меня", во время закусив губу. Какие профессиональные ласки, насколько он точно знает, как зажечь девушку. Когда он сорвал с нее одеяло, укутался в него и демонстративно захрапел, Марианна возмущенно хмыкнула.
- А вот это уже наглость. - заявила она, перетягивая одеяло на себя.  - Ну прости меня, прости, прости. Я не знала, что ты такой фетишист. - она рассмеялась, проникая руками под одеяло и обнимая его за талию, - Я просто хотела поскорее избавиться от лишней одежды. Ну и немного пошутить. - добавила она с улыбкой,  - Ште-е-еф! Ну признайся мне... - ее руки добрались до его груди, - Ты ведь хочешь меня? Хочешь? - она спросила это шепотом, вкладывая в тон соблазнительные нотки. Штефан отвлекся, и девушка проворно дернула одеяло на себя. Теперь они оба лежали под ним, укрывшись с головой. Марианна поглаживала его кожу руками и тихо шептала: - Ты не представляешь, как меня это заводит. - Этот человек был удивительным. Она словно узнала его заново. Сколько раз она видела его дома, еще в Ленсинге, когда он приезжал к ее отцу и привозил куклы в подарок. Он трепал ее по косичкам и говорил что-нибудь добродушное, вроде"Растешь, морковка?" или "Как дела, карапуз?". Девочкой Марианна всегда ждала прихода мистера Аккермана, который обязательно приносил ей новые игрушки. Став подростком, она почти не видела Штефана в доме отца. Видимо у него появились какие-то важные дела и новые заботы. Они виделись всего однажды, уже в Лондоне, когда ей было 14 лет и она проводила зимние каникулы дома. Штефан приехал поздно вечером и выглядел разбитым. Он подарил ей большого шоколадного Санту и закрылся с отцом на кухне на всю ночь. С утра он уехал, а Алан Картер, казалось, постарел за одну ночь лет на десять. Тогда Марианна краем уха услышала, что у Аккерамана случилась какая-то трагедия, и что Темный Лорд восстал снова... Как давно это было. И сейчас этот человек лежал рядом с ней, и она хотела его. Он уже был ее любовником, и ее это совсем не смущало.  Девушка стеснялась спросить его о семье и о той трагедии, которая произошла с ним. Она просто прижалась к нему всем телом и прошептала:
- Мне так хорошо с тобой. И плевать, что скажут другие. Надеюсь, что они поймут и не осудят меня.  Я не хочу расставаться с тобой ни-ког-да. Я хочу разделить с тобой не только минуты удовольствия, но и горечь и боль. Я хочу быть с тобой... - она закрыла глаза. "Будь со мной всегда рядом. Позволь мне стать частью тебя и разделить все опасности..". Девушка была уверенна, что готова на все.

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-14 02:35:17)

+1

28

Аккерман обнял её и поцеловав ответил:
-Марианна, а ты выросла... Из котенка превратилась в дикую кошку. А я стал волком-одиночкой... Странно что мы сейчас вместе, но я тоже не хочу тебя отпускать... Просто ты вновь разбудила во мне человека. После смерти семьи... - Штэфан замолчал, на секунду опять возвратившись в прошлое. -Я думал что никогда уже не буду ощущать жизнь полностью, хотелось забвения, хотелось уйти к ним. Но сегодня ты как будто заново вдохнула в меня жизнь, я снова начал чувствовать. - Нежный поцелуй. Штэфан понял, Марианна стала для него жизнью, она возродила в нем желанье жить, а не существовать.
-Ты не представляешь как сложно жить в вечной муке, просыпаться в бреду, пытаться вернуться в реальность, и понимать, что никто тебя не поймет. У меня только три хороших друга - Рамон, Северус, и твой отец. Только им я мог рассказать всё, что творится у меня в душе. Да и то, иногда решал оставить воспоминания в себе. - Штэф грустно улыбнулся, и вылез из под одеяла. Приобняв Марианну одной рукой, он дотянулся до пачки сигарет. Прикурив, и выпустив облачко дыма он продолжил.
-Вот ведь как получается. Живешь себе, и тут раз, и черная полоса. И она никак не заканчивается. Ты начинаешь боятся, что так всё и будет, с ужасом ждешь ночи, сидишь на балконе, куря сигареты одну за одной, стараясь не заснуть. Выматываешь себя. Отдаешь себя полностью работе, стараешься отгородится ото всех этих мыслей, а потом не выдержав засыпаешь, и всё возвращается. Ты видишь то свое прошлое, то темный коридор, по которому ты задыхаясь бежишь, внутри себя осозновая, что выхода из этого коридора нет, что старанья бессмысленны и в конце будет тупик. С утра просыпаясь опять выходишь на балкон, и новый день опять начинается с сигареты. Ты думаешь, надеешься, и повторяешь себе, как молитву, что человек сможет ко всему привыкнуть. Даже к кошмарам по ночам... Но каждый раз они становятся все более яркими, все более красочными. Теперь ты в них видишь себя мертвым волком, полуразложившуюся плоть которого клюют падальщики, или ты лежишь в заколоченном гробу, сбивая руки в кровь стучишь по его крышке и глотая слезы кричишь, что живой. Ты не можешь из него выбраться, в бессилье ломаешь ногти, и медленно задыхаешься в нем, прекратив сопротивлятся, обессилев от безысходности твоих попыток... Из-за этого ты становишься злым и нервным. От тебя отворачиваются те, кого ты считал своими друзьями, на кого ты надеялся, и верил, что они помогут тебе в трудную минуту, а они просто проходят мимо, кидая на тебя полные ненависти и непонимания взгляды. Ты хочешь вырваться из замкнутого круга, но не можешь. Просыпаясь, медленно возвращаясь в реальность, ты грызешь подушку, и кричишь, доказывая всем: "Снимите с меня оковы! Я человек, я такой как вы!".  Глотая бессильные слезы тоски и отчаянья ты встаешь, и смотришь в окно. Там ты видишь серое небо, и понимаешь, что тебя никто не слышит, да если и слышит, то не понимает, да и не пытается понять... А зачем людям это надо? Пытаться понять чужие проблемы? У каждого из них своя жизнь, свои проблемы и радости. У каждого свой мир, свое эго, которое они развивают день ото дня. Они все меньше и меньше начинают заботится о других... Почти все люди живут по такому закону. Им нет дела до чужого горя... Но если у других становится что-то лучше чем у них самих, тогда они напрягаются, и из кожи вон лезут, чтобы переплюнуть всех, и встать на вершину, не понимая, что когда ты поднимаешься на ступеньку выше, то прошлая исчезает, и назад её уже не вернуть... Дойдя до вершишы ты обязательно полетишь в низ. И, естественно, чем ты выше забрался, тем больнее будет падать. - Акерман замолчал. Наконец-то он высказался. Стало сразу как то легче на душе. Он посмотрел на Марианну и улыбнулся. Та сидела, и, по-моему, была в ступоре. Он её покрепче обнял, и поцеловав в губы добавил. -Вот теперь подумай, и реши, нужен ли тебе я. Если ты решишь что нет - я пойму. Так как веселого у меня в жизни было мало, да и лицом я не вышел. Единственное, что меня радует, что я могу на этом не зацикливаться... Покрайней мере при других. Прости что ты сейчас стала слушательницей моего долгого и нудного монолога. Спасибо тебе большое, что хотя бы просто выслушала. Мне даже полегчало от этого. - Аккерман последний раз затянулся, и затушив сигарету, молча принялся ждать "вердикт" Марианны.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-14 03:51:55)

+2

29

Девушка внимательно слушала его монолог, удивляясь все больше. "Как же ему, наверное, было больно и одиноко..." - размышляла она, - "Потерять семью, самых близких и дорогих людей. И после этого он еще встал на ноги и смог продолжить жить дальше. Какой силой надо обладать, какой выдержкой, чтобы справиться со всем этим, не сломаться и не запить. Более слабый человек давно бы наложил на себя руки. Мерлин, какой же он сильный..."Марианна обняла его, положив голову ему на плечо. "Сильный, мужественный...Любимый..." - ее сердце переполняли чувства. Так захотелось взять на себя часть его груза, принять в себя его боль, чтобы ему стало хоть немного полегче. Она восхищалась этим человеком, и какое-то новое чувство зарождалось в ее душе. Еще совсем маленький, крохотный росточек, готовый бороться за место под солнцем. Марианна тихо заговорила:
- Я даже не представляла, сколько тебе пришлось пережить. Я восхищаюсь твоей выдержкой и силой. Ты - удивительный человек. Но невозможно всегда оставаться несгибаемой скалой. Иногда стоит расслабиться, и дать другим помочь тебе перенести все тяготы и невзгоды. Я слабая и еще совсем глупая девушка, но позволь мне помочь тебе. Я хочу разделить с тобой все эти трудности, хочу помочь тебе... - она закрыла глаза и продолжила говорить еще тише, - Ты стал мне очень дорог, Штеф. И я не отпущу тебя. Ни за что. Я всегда буду с тобой. Я хочу этого больше всего на свете. И я верю что вместе мы справимся с любыми трудностями, как бы пафосно сейчас это не звучало. Позволь мне любить тебя... - она открыла глаза и повернула рукой его лицо к себе, - Я не смогу заменить тебе семью, я не претендую. Но если ты хоть немножечко будешь любить меня, я сделаю для тебя все, на что буду способна. - она притянула его к себе и поцеловала, вкладывая в этот поцелуй всю свою любовь, все свои чувства, всю признательность за то, что он появился в ее жизни.
- Ты ведь не бросишь меня, Штеф? - тихо спросила она, и в ее глазах сквозило беспокойство. Волк-одиночка, привыкший быть в одиночестве, вполне способен выбрать одиночество. Она страшилась этого, но не имела права заставлять его менять свою жизнь. Она уже давно решила для себя, что готова пойти за ним хоть на край света, в огонь и в воду, в бой и на смерть. Она была даже готова родить ему ребенка, если он того захочет. Но чего он хотел - она не знала. Интуиция молчала, уснув крепким сном. - Штефан... - прошептала она, а руки гладили его шею и плечи, - Я... Я кажется люблю тебя... - она зажмурилась, произнеся эти слова. "Ну вот. Призналась. Сделала это первая. Теперь все в его руках. Он может отвергнуть меня или принять. Он может сделать меня счастливой, а может сделать несчастной. Я вверила ему себя, свое сердце и свою судьбу. И будь что будет..."
Марианна  вопросительно заглянула в его синие глаза, с трепетом ожидая ответа. Что же он ответит? Милый, родной человек... Ставший таким близким всего за несколько часов.
- И не надо говорить про свое лицо. Оно очень мужественное, как у римского война. Поверь мне... - она снова поцеловала его. "Воин-одиночка. Согласишься ли ты разделить со мной свою судьбу?"

Отредактировано Marianna Jane Carter (2008-06-14 05:08:17)

+2

30

Я хочу твою душу
Я хочу сжечь тебя в себе
Я хочу твою душу
Я хочу только тебя в своем сердце.
(с) das ich

Штэфан выслушал девушку. Волк в его душе вильнул хвостом, полностью соглашаясь с мыслями Аккермана. Господи, неужели она меня полюбила... Марианна, котёнок ты мой... Штэф притянул её к себе, и поцеловал. Нежно, плавно, показывая свою нежность. Смотря в её зеленые глаза он ощущал, что срывется в пропасть, и падает, падает... Но это было сладкое ощущение падения. Он падал в бездну любви. Сладкую, манящую, и захватывающую его целиком. Он горел, но не сгорал, и чуствовал только томящую, сладкую боль. Но улице был лютый холод и зверствовала метель, заставляя снежинки кружится в диком танце, а деревья гнуться в вынужденном поклоне. А в душе Штэфана впервые за много лет поднималось солнце, разгоняя тучи. оторвавшись от губ девушки он прошептал:
-Я никогда тебя не брошу... Мне никто ненужен кроме тебя. Ты для меня всё. Я если захочешь брошу свою душу к твоим ногам, лишь бы ты была счастлива... Я тебя люблю... Я понял это сегодня. И люблю тебя такой, какая ты есть. Немного робкой, но умеющей быть обжигающе пламенной и сильной. - Аккерман легонько коснулся её губ. - Я не позволю никому забрать тебя у меня. Завтра в аврорате, если тебя захотят забрать отсюда, то попрошу оставить тебя под мою ответственность. Надеюсь Рамон с Севой меня поддержат. Я не позволю тебе попытаться умереть еще раз. И умру за тебя, если понадобится. - Штэфан замолчал. Тепрь он знал, ради чего стоит жить и бороться.

Отредактировано Штэфан Аккерман (2008-06-14 05:25:52)

+1


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Больничное крыло