Semantics: The Conweb Of Words

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Психоз четырех калужских слэшеров. Фанфики. (КиШ, Раммштайн и пр...)


Психоз четырех калужских слэшеров. Фанфики. (КиШ, Раммштайн и пр...)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Проклятие замка де КруспЕ. Дело о четырех смертях или Полный провал! (создано при помощи Алекса Корвикса и Грэма Стоунфайда. Да не убьют меня ребята, когда узнают, что я это выложил)

Утро в квартире Рихарда Круспе началось в четыре утра, причем началось оно со звонка в дверь. С кровати медленно спустилась загорелая, идеально эпилированная нога, вслед за которой встал и ее хозяин целиком. Рих с огромным неудовольствием вынырнул из безмерно приятного эротического сна, в котором он занимался любовью с самим собой. Проходя мимо зеркала (хотя в его доме нельзя пройти так, чтобы не увидеть зеркала), Круспе нежно себе подмигнул. Игривая мысль зародилась в его подсознании, он шаловливо улыбнулся и резко распахнул накинутый халатик. Лицо Рихи покраснело, он сильно смутился и сам себе надавал пощечин за такое поведение, а потом, направляясь в ванную, тёр горевшие огнем щеки и сам на себя ворчал, мол, руки-то распускать не надо было...
В ванной лид-гитарист начал неспешно накладывать макияж. на звонивших в дверь ему было уже все равно, ибо "без косметики он на люди под расстрелом не выйдет!" Хотя сказать, что Рихард накрасился было бы не очень верно - всего лишь три коробочки пудры, полтора тюбика губной помады, а туши - всего ничего, лишь два флакона. Завершив макияж, Круспе встал на табуреточку и заглянул на верхнюю полку, на которой теснились несколько небольших тазиков. Понюхав их содержимое и сверившись с наклеенными на них табличками, Рих остановился на "Кензо", снял тазик с полки и, зажмурившись, махом опрокинул на себя.
Дверь он открывал с мученически закаченными глазами и глухим стоном:
-Пауль, у меня сегодня голова болит... И вообще, ты меня прямо из кровати вытащил, даже причесаться и зубы почистить не дал...
Но на пороге стоял невысокий человечек с жидкими усиками и с моноклем. Под мышкой он держал какую-то папку.
-Свен Круспе здесь проживает?
Рихарда передернуло, он трусливо оглянулся и, схватив гномика за лацканы военного пиджака цвета хаки и втащил в дом.
-Вы с ума сошли, средь бела дня меня Свеном называть?!
Человечек ухмыльнулся и нагло развалился в кресле.
-Вы знакомы с Селиной де КруспЕ?
Фамилия показалась Рихарду знакомой и он на всякий случай кивнул.
-Ваша несомненно любимая тетушка Селина скончалась полтора месяца назад, - недобро ухмыляясь, объяснил хоббит.
Не поняв, к чему этот человечек клонит, Рихард состроил скорбную мину.
-...и оставила вам фамильный замок недалеко от провинции Гасконь.

Когда Риха перестал прыгать до потолка и наконец угомонился, он решил позвонить товарищам по группе. Полный радостного возбуждения, он схватил трубку и начал набирать номер Пауля, но внезапно опомнился и перед тем, как в трубке раздалось сонное: "Алло?"(пять утра, как-никак), откашлялся, перестал улыбаться до ушей и высокомерным тоном произнес:
-Здравствуй, Пауль... Как у тебя дела? (невнятное бормотание в трубке) У меня? У меня все отлично! Что нового? (возмущенные вопли в трубке) Да нет, просто так решил позвонить, узнать, как ты там. Кстати, мне тут наследство перепало. (гробовое молчание на том конце провода) Нет, не счет в банке. Нет, и даже не машина. Да так... - Рихард демонстративно громко зевнул, чтбы Пауль услышал, что полученное богатство Риху ни капли не волнует, - Да так, всего лишь домик во Франции...
Рихард обзвонил всех коллег и к утру весь Раммштайн уже был приглашен на недельку погостить в фамильный замок де КруспЕ...

-А я всегда знал, что я француз, - очередная лягушачья лапка встала у Рихи поперек горла.
-Да прекрати ты ими давиться! Все уже поверили, что в тебе действительно есть французские корни! - не выдержал Оливер.
Его, да и всех остальных, уже порядком достал этот длящийся уже третий час цирк с демонстративным поеданием нсчастных лягушачьих лап и столь же демонстративным картавым акцентом Рихарда, с которого н не сбивался еще с того момента, как они сели в самолет. После двух часов пожирания земноводных Рихард начал подозрительно зеленеть и иногда выбегать в туалет, а заговариваясь, сбивался не только на французский, но и на английский и даже кавказский акцент.
Круспе с хрустом прожевал лапку и с непередаваемой злостью посмотрел на Олли.
-К чему ты клонишь?! - он привстал со своег кресла.
Ридель тветил ему донельзя презрительным взглядом. Обстановка накалялась и Рихард уже ни за что не простил бы басисту своей поруганной чести, если бы между музыкантами не встал Тилль.
-Кончайте, ребята. не портите настроение себе и нам, ведь предстит такая замечательная неделя!
Тилля боялись все, поэтому продолжать препирания никто не стал. Оливер за спиной Тилля показал Круспе язык, а Рих побагровел, презрительно фыркнул и с новой силой набросился на конечности лягушек.
Стоило всем замолкнуть, как  Шнайдер вдруг с воплем "Пауль!" подпрыгнул в кресле. Ландерс затравленно посмтрел на него, хлопнул себя ладонью по лбу и помотал головой.
-Идиот, это было для Флаки...
Шнайдер вытащил из-под задницы металлическую расческу-массажку Рихарда. Одной рукой потирая пятую точку, другй рукой Шнайдер запульнул расческу в Пауля, но тот ловко уклонился и расческа угодила прямо в лысую черепушку Риделя. всегда спокойный басист не утерпел и встал, оглушительно рявкнув:
-А ну отставить цирк!
Притихли все, даже Тилль. Ридель встал, прошествовал по салону, сгреб Пауля за шиворот, несмотря на возмущенные вопли, оттащил в туалет и запер его там.
-Хоть пару часов спокойствия, - облегченно вздохнул Шнайдер, натянул на глаза черную маску для сна и поудобнее устроился в кресле.

По холодным коридорам фамильного замка де КруспЕ гулял ветер. стены были каменными, мебель - пыльной и обшарпанной, в общем, только зайдя в просторный, холодный и пахнущий сыростью холл, Раммы подумали, что их по ошибке привезли в Трансильванию, в замок графа Дракулы.
-Э-э-э-э-э... - пробелял неуверенно Шнайдер. - Риха, а ты уверен, что твоя фамилия Круспе? Не Аддамс, точно?
Рихард был слишком ошарашен, чтобы обидеться.
-А разве тут не должен быть такой шикарный особняк с толпой слуг? - кое-как вернув челюсть в исходное положение, пробормотал Ландерс.
-Меньше фильмов голливудских смотреть надо, - ответил ему всегда спокойный Оливер, подхватил с пола свой чемодан, расщедрился на щелбан Паулю, проходя мимо него и добавил, - Расслабься и получай удовольствие.
Ландерс попытался ответить, но не смог допрыгнуть.
-Ну что, распределяемся? - придя в себя, наконец вымолвил Рихард.

-Ри-и-и-и-и-и!!!...
-В чем дело? - Круспе тенью навис над дырой в полу, в которую только что ухнул Шнайдер.
-Я тут... Слегка упал...
-Совсем слегка, - присвистнул Пауль, светя фонариком в яму.
Оливер распихул толпу зевак, склонившихся над несчастным барабанщиком, и распластался пузом по бревенчатому полу.
-Давай руку.
Ладонь, спустившаяся сверху, ткнула незадачливого Кристофа в правый глаз.
-Ай!
-Прости, - невозмутимо ответил Ридель.
Надуться Шнайдер не успел, потому что раздался громкий тррррреск, сдавленный всхлип Шнайдера, истеричный визг Рихарда и паскудное хихиканье Пауля. Оливер же рухнул вниз, сохраняя полное молчание. Как только пыль осела, Раммы увидели такую картину - дыра в полу увеличилась в несколько раз, где-то в глубине виднеется лысая башка Риделя, кудрявая - Шнайдера и, гораздо ближе - черный ежик Рихарда, дрожащий от негодования и напряжения. Последний висел, зацепившись за край дыры двумя руками. Пауль присел на корточки перед ним:
-Этому дал, этому дал, этому дал, - вполголоса забормотал он, по одному отцепляя пальчики лид-гитариста, - А мне не дал, зараза...
-Пауль! - рявкнул Тилль.
-Я что? Я ничего! Я вообще молчу! - Пауль моментально отпрыгнул от беззащитного, не имеющего возможности дать сдачи, а поэтому ужасно соблазнительного в плане гадостей Рихарда и сделал вид, что любуется древней, поросшей паутиной репродукцией.
Флака же куда-то слинял еще до грандиозного падения Оливера.
-Вечно его нет, когда он нужен! - рассердился Тилль на клавишника.
-Зачем он тебе? - невинно поинтересовался Пауль.
-Сейчас бы воспользовались им, как канатом, - заржал Линдеманн.
-Хватит смеятся, вытаскивайте лучше! - вконец рассердился Круспе.
Тилльхен тяжело вздохнул, наклонился, схватил Риху за запястья и лихо, как пушинку, вытащил бывшего реслера из западни.
-Идиот! - взвился Круспе, - Теперь синяки останутся! Футболку порвал! И на животе царапины!
Откашлявшись, Тилль взял его за плечо и сделал вид, что хочет скинуть обратно. Рихард запуганной ящерицей выскользнул из стальных объятий вокалиста и уполз куда-то к Паулю. Как у него это получилось, до сих пор не знает никто, потому что раньше выворачиваться из рук Тилля удавалось только Флаке, в силу природной вертлявости и пронырливости.
От скуки Шнайдер начал тихонечко насвистывать, заглушая угрожающий скрип мозгов Раммов, которые усиленно соображали, с одной стороны пола - как вытаскивать застрявших коллег, с другой стороны пола - как вылезти. Только Рих сидел у ног чрезвычайно увлеченного картиной (ну-ну...) Пауля и негромко пыхтел, потирая нежные запястья и изредка пихая ногу коллеги локтем.
В какую-то секунду Ридель решил, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих и собрался подтянуться на руках. Конечно, допрыгнуть до края "пропасти" двухметровому басисту труда не составило, да и руки у него сильные, подтянуться было бы тоже легко. Только вот, одна деталь... Прогнившие половицы не были рассчитаны на его вес. Опять треск... Опять писк опять придавленного Шнайдера... Опять паскудный смешок Пауля... И еще спокойный, меланхоличный, но продолжительный мат Оливера. Дело напоминало спасение провалившихся под лед - вроде бы и вытащить не так уж трудно, но стоит подойти к краю - как он тут же обламывался и спаситель становился уже жертвой и тоже барахтался в ледяной воде.
Рихард на манер капризного ребенка подергал возвышающегося над ним коллегу за штанину.
-Пауль, у тебя есть зеркальце?
Ландерс уже открыл рот, чтобы сказать какую-нибудь гадость, но тут они услышали звук, который им уже надоело слышать - опять треск ломающегося дерева. Гитаристы переглянулись и взглядом приняли молчаливое решение не оборачиваться, чтобы не увидеть очередное расширение дыры на том месте, где секунду назад стоял Тилль. Однако на этот раз произошло слегка не то, чего они ожидали. На оглушительное "АПЧХИ!!!" гитаристы были вынуждены обернуться.
На полу, в куче щепок и прочего мусора сидел Флака с выпученными глазами и смотрел куда-то вдаль, изредка икая. Неподалеку от него, в такой же позе и в таком же состоянии находился Тилль.
-Фла... ик... ка... - проикал вокалист, - Можно, я задам тебе два вопроса?
Лицо Флаки красноречиво показывало, что отвечать на какие-либо вопросы он сейчас не в состоянии, но Тилль все равно поинтересовался:
-Первый - куда ты делся?
Клавишник еще раз осоловело икнул и, не отрывая взгляда от противоположной стены, ткнул пальцем вниз.
-Второй - ик... Откуда ты взялся?
На этот раз палец был направлен вверх.
-Может, тут портал в какое-то другое измерение? - брякнул Рихард, обиженный, что его "любимая" тетушка предусмотрела в своем замке все (гы-гы), кроме зеркал, которые должны были быть развешаны по коридорам...
Откуда-то снизу раздался кашель Риделя. То ли в горле запершило, то ли это был ответ на предположение Круспе. Тут Шнайдер решил подать голос:
-А вы там про нас вообще помните?...
Основной мозг был сосредоточен естесственно под половицей (еще бы, там же Ридель!), поэтому сами пленники сообразили, как вытащиться быстрее, чем та же идея пришла в голову Тиллю.
Потом из ямы послышалось напряженное пыхтение, там показалась согнутая спина Шнайдера, а потом и сам он по пояс.
-У тебя никогда не возникало мысли похудеть? - кашлянул Ридель.
-Это мышечная масса! - оскорбился ударник, вылезая и цепляясь за щиколотку не успевшего отпрыгнуть Тилля.
-А вот Рихе похудеть не мешало бы, - гыгыкнул Пауль, - верно, багбирчик?
Ландерс ловко увернулся от кулака Рихи, летящего в его причинное место.
-А его теперь как вытаскивать? - весомо поинтересовался Шнайдер, указывая на маячащую где-то в глубине лысую башку.
-Флакой... - опять хихикнул Пауль, - он же от каната абсолютно ничем не отличается!
Увидев, что в него со стороны теперь уже Флаки, успевшего очухаться, после падения с высоты, полетели щепки, решил отбежать на безопасное расстояние от него и одновременно от Рихарда. Неудачно оглянувшись назад, Ландерс понял, что пола под ногой уже не чувствует...
-Вновь прибывшие, - меланхолично хмыкнул Олли, ловя Пауля, - Тебя здесь еще не было.
Рихард с Флакой обменялись паскудными ухмылками и пожали друг другу руки.
-Черт! - захныкал Ландерс, слезая с Риделя, - Как теперь выбираться? Стоп, у меня же есть фонарик...
-Ребя-ата! - крикнул Ридель наверх, - тут дверь есть! Вы пока идите, посмотрите, где комнаты, а мы посмотрим, как нам здесь выйти!
-Вещи наши... - вторил ему Пауль, но наверху уже никого не было, - заберите... - робко добавил он.
-Пошли, мой друг, - Оливер взял его за шиворот для острастки и потащил покорно повисшее тело в сторону двери.

-Куда дальше? - обратился к Рихарду Тилль, сдувая очередную паутину, нависшую на пути.
-Что ты у меня-то спрашиваешь? - пропыхтел Круспе, - Я так же, как и ты, здесь первый раз!
-ШНАЙ!!! - в отчаяньи выкрикнул Тилль.
Рих с Флакой синхронно обернулись и увидели смущенно улыбающегося Шнайдера с репродукцией Джоконды, одетой на голову.
-Мона Лиза сделала химию? - задумчиво протянул Рихард, - Будешь оплачивать. Или сам будешь висеть вместо картины.
Тилль рассердился, снял со Шная испанский воротник и сломал деревянную раму об коленку.
-Объясни! - взревел он, - Как она умудрилась на тебя рухнуть?!
Кристоф продолжал загадочно улыбаться, делая вид, что он и есть Джоконда.
-Пошли! - окончательно рассердился Рих и попер дальше, сдувая паутину.
Ноги вывели их к длинному коридору, перед этим пройдя кучу потайных ходов, пять или шесть винтовых лестниц и два раза скатились по каким-то горкам на манер голливудских фильмов, причем это катание прошло крайне травматично для Флаки и Рихарда - на них периодически приземлялись остальные двое.
-Мы спасены! - истерично воскликнул Флака, увидев несколько дверей, ведущих, судя по всему, в комнаты.
-Мы спасены! - истерично воскликнул Рихард, увидев пыльное потемневшее зеркало, висящее на стене.
-Мы спасены! - громоподобно заорал Тилль, открыв древний буфет, стоящий в коридоре и увидев в нем остатки древнейшей еды.
-Мы... АААААААААА!!! - вопль Шнайдера оборвался так же моментально, как и начался.
-Фто это было? - набив рот заплесневелым хлебом, поинтересовался Тилль.
-Да какая к черту разница, не видишь, у меня тушь потекла! - отозвался Рихард, крутясь возле зеркала.
-По-моему, это Шнайдер, - вставил свои пять копеек, то есть пять марок, Флака, прыгая на продавленной кровати.
Тут Тилль остановил свои челюсти, забыв проглотить еду, Круспе окаменел с щеточкой от туши в руках и с открытым ртом, а Флака завис в воздухе в очередном прыжке.
-ШНААААААААААААААААААААААААААЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! - в один голос завопили все трое.

-Ребя-ата! Тилль! Рих! Флака!!! - кричал Шнайдер, стуча в стену.
Кой черт заставил его прислониться к этому гребаному стеллажу!!! Надо было не отказываться, когда Пауль предлагал вместе посмотреть какую-нибудь голливудскую комедию, а садиться и смотреть, потому что тогда он наверное, знал бы, что в таком замке до фига потайных ходов и облокачиваться на подозрительные предметы интерьера все-таки не стоит.
Поняв, что даже в этом гребаном месте, в то гребаное время все-таки установили звукоизоляцию, Шнайдер решил не драть горло попусту, тем более, что куда-то вниз вела лестница, естесственно, ужасно подозрительная и абсолютно не привлекательная, но единственная, служащая выходом из этого места.
-А где факелы? - вслух возмутился Кристоф, не обнаружив на стенах стандартного освещения из всех подобных фильмов.
Освещая себе путь мобильником, ударник двинулся вниз. По пути он обо что-то споткнулся, что в принципе, неудивительно.
-Мать вашу, кто тут скелетов понаставил?! - рявкнул он, встал, отряхнулся и собрался идти дальше, но вдруг остановился, - Скелетов?!!!!!!!!!!!!!!!
Не чуя под собой ног, он со спринтерской скоростью начал сбегать по лестнице, и естесственно, споткнулся опять. Но в тот момент в нем  проснулся дух Флаки, переборов дух Шнайдера, и он решил посмотреть, кто же тут действительно скелетов понаставил. Осветив кости мобильником, Шаня очень смутился, увидев, в какой позе лежали эти скелеты.
-Гы-гы, - нервно хихикнул он... - Камасутра в действии или любовь до гроба?
Свет телефона выхватил из темноты кусок стены, на котором было что-то написано розовым маркером. Шнай пригляделся.
-Здесь были Оллик и Полик, а кто читает, тот - Круспе? - задумчиво прочитал вслух Шнайдер. Не успев переварить полученную информацию, ударник опять куда-то провалился.
"Ну сколько можно..." - подумал он, приземляясь на что-то мягкое.
-Может... ик... ты с меня... ик... слезешь?
-Пауль???
-Нет... ик... Джонн Ленна... Лен... ик.. нон...
-И Пол Макка... Макака... Мак... ик... картни!
-Олли?! И ты здесь?!
Шнай поморщился от запаха перегара, исходящего от коллег.
-Этот злодей и тебя споил? - рассердился ударник на Риделя.
-И меня споил... И себя... ик... споил... И тебя спо... ик... ит...
-Спою! - рявкнул Пауль, - Щас спою!!! Mann gegen mann!!! - заорал гитарист
-Schwullah!!! - подхватил Ридель, протягивая Кристофу алюминиевую кружку, до краев наполенную вином хрен знает какого года.
-Чё? - нахмурился Пауль, - ты кого голубым обозвал?!
-Не петушись, - укуренно рассмеялся Ридель и погладил Ландерса по макушке.
-Я те ща... Вот я ща... Встану... Ща встану!!!
Встать ему так и не удалось - то ли вино оказалось слишком тяжелым и пригвоздило гитариста к полу, то ли сидящий на нем Шнайдер был еще тяжелее, чем вино.
-А ты... ик... кем будешь? - через полчасика, когда Шная тоже развезло, поинтересовался Олли.
-А я... А я... ик... А я... Мадонна... - наконец выдал ударник.
-О, Мадонна!!! Я всю жизнь мечтал с тобой...
-Изыди!!! - рявкнул Кристоф, отталкивая лезущего обниматься басиста.

-Черт возьми, и где его теперь искать? - громко возмущался Тилль, злобно срывая паутину.
-А куда он, собсна, делся-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! - за неимением Шнайдера, его функцию решил выполнить Рихард.
-Ну и где ты? - Флака наклонился над очередной дырой в полу, которую проделал на этот раз Круспе.
Снизу доносились нечленораздельные на первый взгляд вопли, но на второй взгляд оказалось, что захмелевших коллег занесло в КиШ:
-А в голове мутит... ик... И ангелы летают... И усе... ик... проблемы... таю... ик... ют... исчезают!!! - солировал Шнайдер.
-УУУУУААААААААА!!! - подпели ему Пауль с Оливером.
-Рих?
-Жили у бабуси два веселых... ик... гуся... Один Тилльхен... ик... другой Рихард... Оба еще трезвы!!!
-Пока...
-Ты куда собрался?
-Пока... ик... трезвые, говорю...
-Ребята!!! Ик... - обрадовался Оливер, увидев в просвете в потолке две головы, - Спускайтесь, у нас тут весело!!! Ик...
-Весело... ик... весело... ик... встретим Новый... ик...
-Рихард, ты жив? - заботливо поинтересовался Флака.
-Нет.  - абсолютно спокойно констатировал лид-гитарист, - Я умер и попал в рай!!! Буль-буль-буль... - видимо, он хотел сказать что-то еще, но кто-то услужливо сунул ему в зубы алюминиевую кружку с вином.
-Ты куда пополз, идиот?
-Ри-и-и-и-их! Где тут у тебя клозет?
-А я почем знаю? - уже слегка заплетающимся языком ответил Круспе.
-Так, мы у тебя в гостях, или как?
-Точно... Оллик... Ты логичен, как всегда.
Не успел Ридель ответить, как все услышали еще два бум-шмяка - вокалист и клавишник все-таки решили присоединиться к веселью.
-Клозет будет... ик... Здесь! - безапеляционно заявил Пауль и начал расстегивать штаны.
-Здесь я.
-Тогда здесь!
-А здесь я!
-А ты кто?
-А... Я!
-Я? Я здесь!
-Я тоже.
-Мы здесь?
-Я зде-есь!!! - взвыл загадочный "Я", подражая Кипелову.
-А здесь кто?
-Я.
-Тоже я? Однако, я размножаюсь... А здесь тоже я?
-Нет, я.
-А я где?
-Где я?!
-Где мы?
-В Круспе.
-Когда успели? Почему я не почувствовал?!
-В замке Круспе.
-А где замок Круспе?
-Во Франции...
-...!!!! Так мы не в Берлине?!
-Мы в Гаскони.
-Я бравый гасконец!!! - взвыл Пауль, - А где мои три мушкетера? А где Миледи?
-Здесь... - игриво ответил Рих.
-Кто здесь?
-Миледи.
-А кто Миледи?
-Я.
-Постой. Я не Миледи.
-Правильно, потому что это я.
-Кто?
-Где?
-Здесь.
-Я.
-Так где моя Миледи?
-ЗДЕСЬ!!! Куда пошел, я здесь!!!
-Где?
-Где этот ... фонарь?!
-Я не фонарь, я Миледи!!! И пока еще не ...!
-Значит, ща будешь...
Свет включился. Точнее, фонарь включился. После этого отключились все. То есть, они еще не отключились, но что было потом, уже никто не помнил.

Утро началось с визга Шнайдера.
-Он умер!!! Он умер!!!
-Он просто нажрался... - констатировал Тилль, разглядывая бездыханное тельце Флаки.
-А по-моему он в обмороке... - поставил точку Оливер, приподнимая клавишнику веки и заглядывая в его глаза, - ему нужна вода.
-Но воды нет... - мерзенько произнес Пауль, - зато есть вино...
При упоминании вина всю группу замутило. Почти всю. Не мутило Флаку, потому что он был в обмороке и Рихарда, потому что его вообще не было. Правда на этот факт внимания никто не обратил.
Тилль и Оливер перевернули тело клавишника и окунули его в бочку с вином.
-аааа... - вдохнул Флака, как только его вытащили.
Но ребятам этого показалось мало и они макнули его во второй раз. И в третий. И в четвертый... Пока от вина почти ничего не осталось.
-Что случилось? - присел перед ним Шнайдер.
-При... ик... зрак! - экзальтированно взвыл Лоренц, - Уезжаем отсюда!!! Хотя нет... - он окинул взглядом ряды бочек с вином, - Забираем все это и уезжаем отсюда.
-Надо Рихе сказать, - трезво, но похмельно рассудил Оливер.
-Только для начала его надо хотя бы найти... РИИИИИИХ!!!
-Хрррр...
-Рих, вино кончилось...
-ЧЕГО?!
Рихард вскочил с кучи сена и прибежал осматривать убытки.
-Чуть до инфаркта не довели!!! Нельзя же так шутить!
-У тебя привидение в замке!
-Ну и... Или вы и его споили? - безучастно осведомился Круспе.
-Нет, оно пугануло до потери сознания Флаку и ушло.
-И выпило все вино? Тогда оно наверняка сейчас где-то валяется и завывает песни...
-Du riechst so gut!!! - подтвердил Тилль.
-Du riechst вином... Вчерашним.
Как только Флаку привели в чувство, все Раммы, как тараканы, разбрелись по разным уголкам необъятного замка, а некоторые - и за его пределы.
Оливера занесло в библиотеку, Шнайдера, как всегда, занесло, хрен знает куда, Рихард заперся во все-таки найденном клозете, соединенном с ванной, а следовательно, забитого зеркалами, Тилль отправился сначала в магазин, откуда вернулся груженный гигантскими баулами с хавчиком, а потом забурился на кухню. Флака долгое время хвостом ходил за Оливером, а потом отбился и оказался там же, где слонялся Шнайдер, то есть, хрен знает где. Пауль забился в зеркальную залу и изрисовал все зеркала маркером.
Ридель спокойно сидел за столом, нацепив очки и читал труды Кафки, когда он опять услышал треск и, не успев подумать: "Когда же все это кончится...", обнаружил себя лежащим на полу под Шнайдером. Книга острым краем впилась прямо в мягкое место Кристофа и, не пролежав и секунды, ударник с визгом подскочил и улетел обратно, на чердак.
-И что это было? - сам себя спросил басист, вставая и отряхиваясь, - И как долго это будет продолжаться?
Он подобрал с пола чудом не разбившиеся очки, нацепил на нос и вернулся к чтению, но тяжелое, несмотря на свое хрупокое телосложение чувство де жа вю опять рухнуло на него с потолка.
-Шна-а-а-а-ай, подожди меня! - лежа на Риделе, закричал Флака, - Подсади, пожалуйста, - обратился он уже к Оливеру.
-Да пожалуйста, не жалко...
Кристиан скрылся вслед за Шнайдером.
-Дурдом... - сказал басист зеркалу и вернулся к книге. Вот ужас... Раньше-то с зеркалами только Рих разговаривал...
Налюбовавшись вдоволь на себя любимого Круспе рискнул войти на кухню. Сначала он подумал, что произошло то, что уже всем надоело - то есть наверняка он опять куда-то провалился, но через несколько секунд он понял, что туман, в который он вошел - это не пыль, а дым.
Напевая Asche Zu Asche, Тилль самозабвенно мастерил очередной кулинарный шедевр. Однако несмотря на свою необузданную любовь к еде, готовить вокалист не умел абсолютно, поэтому к плите его предпочитали не подпускать.
-Тилль! - рявкнул Рихард, - Сколько можно?!
Одному Богу известно, как лид-гитарист умудрился выпихнуть каменное туловище Линдеманна в коридор, прочь из кухни, но тем не менее. Немного разогнав дым разделочной доской, Рихард взял дело в свои руки, стараясь не замечать возмущенных воплей Тилля, которого разлучили с любовью всей его жизни - с едой. Под четким управлением бывшего повара, также известного, как бывшего рэслера, настоящего сатаниста, соло-гитариста группы Раммштайн и просто красавчика (пардон, увлеклось... во мне проснулся Рих... прим авт.) дело пошло веселей. То, что должно было стать супом, вылилось в окно. Услышав из окна крики, Рихард не стал даже выглядывать, потому что понял, что естесственно, по закону Шнайдера, там именно основатель данного закона и стоял.
Оскорбленный в лучших своих чувствах (к еде) Тилль направился бесцельно слоняться по замку. Сначала его занесло в библиотеку. Увидев столько книг, он перекрестился и под укоризненным взглядом Оливера сбежал оттуда. Потом ноги принесли его к жилым комнатам, где он чуть не был убит ногой Шнайдера, которая, пробив потолок, свесилась в комнату. Линдеманн вытолкнул ее обратно, услышал глухое: "Спасибо", громкий топот, пожал плечами и направился дальше на исследование загадочного замка.
Толкнув какую-то непонятную дверь, он зашел в зал, наполненный людьми и услышал гаденькое "хи-хи-хи". В полной прострации Тилль сел на пол, потому что он не знал, откуда в замке могло взяться столько народа. Через какое-то время он понял, что на самом деле в помещении было два человека, а все остальные - просто отражения зеркал, развешанных повсюду. Вторым человеком, помимо Линдеманна, был Пауль, с колпачком от маркера в зубах, самозабвенно рисующий что-то на зеркальной поверхности.
Увидев в одном из стекол свое отражение с усами и рожками, Тилль сначала сделал то, что очень любил делать (нет, не начал что-то жевать) - офигел. Потом он понял, что усы и рожки не на нем, а на зеркале.
-Пауль!
Но гитариста, который больше всех боялся гнева Тилля (ну еще и Рихи, но не до такой степени - Круспе проще обдурить и заболтать), как ветром сдуло.
-Сволочь...
Пауль в это время, спугнутый из зеркальной залы, паскудно хихикая и потирая грязные ручонки, двинулся к жилым комнатам, в которых Раммы обосновались. Там он разобрал свой набор для гадостей, который у него всегда с собой в любой поездке и, посовещавшись с внутренним голосом, вытащил стальной лобзик.
-Хы-хы-хы... - сказал он сам себе, пунктиром пропиливая пол вокруг кровати Тилля.
Потом той же участи подверглась кровать Рихи, и две остальные тоже. Внезапно Пауль застыл с лобзиком в руках. Определенно чего-то не хватает... Куда делись еще две кровати? Проведя еще одно совещание с не менее паскудным, чем Пауль, внутренним голосом, Ландерс понял, что кроватей и не было никогда. А не заметили Раммы этого, потому что на кроватях никто и не спал - в ту ночь все находились в винном погребе. "Что ж, значит кому-то придется умещаться вдвоем на одной кровати" - голубая радость разлилась по лицу Ландерса.

Обед был царский - как всегда, если Рихарду удается отогнать от плиты прочих страждущих.
-Кафда ты эффо уфпел? - прочавкал Тилль.
-Какая... рафнифа... Глафное... фто ефа ефть... - ответил ему Пауль.
Рихард сидел над пустой тарелкой, поставив локти на стол и облокотившись на ладони, с умилением любящей бабушки наблюдал, как едят коллеги, изредка с улыбкой вздыхая. Его белый поварской колпак был лихо заломлен набок, а на таком же белоснежном фартуке не было ни единого пятнышка.
-Еще картошечки? - осведомился он, забирая пустую тарелку Шнайдера.
Из набитого рта Кристофа вырвался только нечленораздельный стон - еда уже рвалась наружу а смотреть на добавку не было сил, но обижать Рихарда не хотелось тем более. Все уже почти наелись и лениво запихали в уставшие работать рты остатки того, что было у них на тарелках.
-Мясо получилось восхитительное. Рих, снимаю шляпу - крыс ты ловишь отменно! - сделал "комплимент" Пауль и тут же схлопотал подзатыльник половником.
В белом фартуке, поварском колпаке и с половником в руках Рих был точь-в-точь Тилль в Mein Teil, поэтому Флака предпочитал молчать. Обиженный Пауль решил, что без гадостей сегодняшний обед обойтись не должен, поэтому начал сооружать шедевр уже на своей ложке - сначала он зачерпнул ей толченую картошку, потом полил ее кетчупом, майонезом, горчицей, посыпал солью и перцем, положил наверх кусочек мяса, как ягодку на пирожное и привел снаряд в боевую готовность. Ложка была на взводе и ее содержимое уже готовилось полететь в откинувшегося на спинку стула Флаку, но тут Шнайдеру, как всегда невовремя, приспичило наклониться к своей вновь наполенной заботливым Рихардом тарелке.
-Ложись!!! - заорал Пауль, увидев, что "пуля" летит, не туда, куда он ее направил, но было поздно.
Шедевр Ландерса впечатался в голову Кристофа и запутался в кучеряшках. Запоздало последовав приказу Пауля, ударник все-таки лег... Точнее, шмякнулся. Мордой в толченую картошку. Удар мокрым полотенцем по спине заставил Пауля выпрямиться и вскрикнуть от неожиданности.
-Не балуйся с едой! - Рихард слишком вжился в роль радеющей мамочки.
Перебранку прекратил медленно встающий Шнайдер. Флака вжался в стул и спешно забормотал: "Что-то будет, что-то будет", Тилль, не обращая на все это внимание, продолжал уничтожать еду, Рихард нахмурился, Ридель откинулся на спинку стула и с интересом начал наблюдать за происходящим, а Пауль продолжал в одиночку смеяться над такой веселой шуткой, не сразу заметив гробовую тишину, повисшую на кухне. Рихард не успел повиснуть на руке Шнайдера, когда тот резко схватил с плиты кастрюлю с оставшимся супом и махом одел ее на голову Пауля. Когда все замолчали окончательно и даже Флака прекратил причитать, Кристоф демонстративно отряхнул руки и вышел из кухни отмываться.
Все застыли в предвкушении продолжения сцены. Пауль снял с головы кастрюлю и вышел вслед за Шнайдером, на ходу снимая с уха кусок нашинкованной капусты. Тоже отмываться.
-Десерт? - разрядил обстановку прифигевший Рихард, держа в руке поднос с пончиками.
Секундная тишина и громовой хохот коллег. Все упали лицами в тарелки, даже Тилль и Оливер и несколько минут было видно только их содрогающиеся от смеха плечи. Рихард демонстративно снял с головы колпак, одел его на бошку Флаки, потом развязал фартук, кинул его на Оливера и, разозленный, ушел искать нарушителей спокойствия.

Вечер начался с распределения спальных мест. Тилль не допустил никаких сомнений по поводу того, что будет спать один, улегшись на кровать, запершись и моментально заснув. Остальные начали распределять оставшиеся три кровати между собой.
-Я самый длинный, поэтому сплю по диагонали, - заявил Оливер, шмыгнул в комнату и тоже заперся.
-Я с ним спать не буду! - в один голос рявкнули Пауль и Шнайдер, показывая пальцами друг на друга.
Рихард с Флакой переглянулись, одновременно зевнули и последовали примеру Тилля и Оливера, то есть удалились в спальню. Понятное дело, что спать ни с Шнайдером, ни с Паулем никто не хотел, лечь со Шнайдером - утром можно и не проснуться, а если с Паулем... Утром можно и не проснуться. Поэтому лучше если соединить два зла в одно - авось все хорошо будет, минус с минусом не взаимодействует. Злобно зыркая друг на друга и шипя, ударник и ритм-гитарист попытались устроиться на одной кровати, перед этим злонравно погасив свет.
В темноте произошел такой диалог:
-Отдай.
-Хи-хи. Попробуй, забери.
-Тогда хоть форточку закрой.
-Вот сам и закрой.
-Мне вставать долго.
-Тогда мерзни.
Скрип кровати. Топот. Скрип форточки. Топот. Скрип кровати. Минутное молчание, прерываемое только сопением обиженного Шная.
-Убери руку.
-Что?!
-Руку убери.
-Откуда?!
-Сам знаешь.
-Это не рука, идиот.
-Тем более убери.
-Вот сам и убери!
-Убери руку, сказал!
-Это не рука!
-А что?
-Нога!
-Кто тебе разрешил класть на меня ноги?
-Не ноги, а всего лишь ногу.
-Все равно убери.
Ворочание.
-А теперь убери руку.
-Это не рука.
-А ЧТО ЭТО?!
-Это вторая нога...
Пыхтение.
-Убери руку.
-Это не рука, - откровенный смех.
-А что это?
-Это третья нога...
-Так ты еще и издеваться будешь?
-Да.
Пыхтение, сопение, сдавленный писк, мат и ОГЛУШИТЕЛЬНЫЙ ГРОХОТ.
-Что там?! - Тилль мгновенно проснулся и вскочил на кровати.
БУМ!!!
-Русские идут!!! - взвыл Флака и, не обращая внимания на повисшего на нем Риху, пытающегося предостеречь его от необдуманных действий, тоже подпрыгнул.
ТРРРРАХ!!!
-Как вы все меня достали... - пробормотал во сне Ридель и, не просыпаясь, подпрыгнул на кровати, тут же вместе со всеми провалившись в винный погреб, располагавшийся аккурат под спальнями. Нельзя же от коллектива отбиваться...
-Черт, это ж надо быть таким идиотом... Надо было на полу ложиться... - хлопнул себя по лбу Пауль, несвоевременно вспомнив о подстроенной еще днем гадости.
Как прошел вечер, описывать не стоит. Кому интересно, см. выше.

Утро опять началось с дикого вопля:
-Он умер!!! Он умер!!!
На этот раз орал Флака. Ридель, в отличие от остальных, так и не проснувшись после падения, не стал даже вставать, решив, что на этот раз разберутся без него.
-Так надо закопать... Не разлагаться ж ему здесь, - хихикнул Пауль, рассматривая синюшнего Шнайдера.
-А в чем, собственно, дело? - невинно поинтересовался высунувшийся из люка, ведущего наверх Рихард и начал неторопливо спускаться по садовой лестнице.
-Опять призрак. - констатировал Флака, слегка успокоившись.
-Выпей, Шаня, - Пауль с гаденькой усмешкой протянул Кристофу давно знакомую алюминиевую кружку, предварительно сыпанув в вино какой-то белый порошок, который он достал из кармана.
Не обращая внимания, из рук кого он принимает "отравленный кубок", Шаня залпом осушил его. Перед этим он успел очухаться от мощной пощечины Тилля. И не только очухаться, но и влететь в противоположную стену.
-Ри-и-и-и-и... - простонал он.
-Ну почему "Риииии" всегда самый левый? - рассердился Круспе, - ну и сидите тут.
С этими словами он вылез из погреба, оттолкнул от люка лестницу и закрыл крышку. На ключ. Повисло гробовое молчание.
-Эээээ... Мне кажется, или это должен был сделать я? - наконец опомнился Пауль.
Через полчаса поскучневшие Раммы увидели спустившуюся с потолка, точнее, из дыры в потолке, издевательскую веревочную лестницу.
-Вылезайте, друзья, - паскудно, прямо как Пауль, хихикнул Рихард.
-Я самый легкий! - взвизгнул Флака и, прежде, чем кто-то успел что-то сообразить, уже ухмылялся наверху вместе с Рихардом.
Тилль не осмелился угрожать Рихе скорой расправой, опасаясь, что лестница тут же вернется обратно.
Но у Шная все, как всегда, случается ужасно невовремя...
-Пауль... - прошипел он и согнулся, держась за живот.
После этого он, как обезьяна, взлетел по лестнице, прихватив ее с собой.
-Ну что, Паулюня... - улыбаясь, как крокодил, пропел Тилль, - Вот и остались мы с тобой одни...
На сопящего в углу Риделя всем уже было пофиг.
-Что ты ему подсыпал?! А?!
Пауль тряпичной куклой трясся в руках вокалиста, даже не пытаясь выкрутиться, потому что это бесполезно. Тилльхен засунул его в пустую бочку из под вина, перевернул и начал барабанить по днищу. Изнутри раздавались жалобные звуки.
-Тиллюшка, родненький, отпусти, пожалуйста!
-Сейчас отпущу!
Когда ему надоело барабанить, да и в бочке стало подозрительно тихо, Тилльхен опрокинул бочку и покатил ее по погребу, напевая Links 2-3-4.

Круспе окончательно оккупировал кухню, никого туда не пуская. Флака выжидательно ходил туда-сюда у двери пищеблока и принюхивался к запахам, доносящимся оттуда. Шнайдер уже третий час не вылезал из клозета.
Тут появился Тилль с бочкой.
-Вино принес к обеду? - обрадовался Флака, - Давай выгружай!
-Нет, мясо к обеду поставляем... РИХ!
-Ась? - Круспе по пояс высунулся из-за двери. На этот раз ни фартука ни колпака на нем не было, вся физиономия была перемазана сажей, как в Sonne, а взорванный ежик на голове смотрелся еще красивей, чем искусственно поставленный.
-Вот, мясо прикатили, - влез Флака.
Мясо услышало эти разговоры и начало выражать свой протест постукиванием по бочке изнутри.
-Оно что, еще не совсем готово? - осторожно спросил Рихард.
-Да нет, мясо как мясо... - занервничал Тилль, начиная в такт Паулю постукивать по бочке.
-рихард... фляйке... - глухо раздалось из бочки.
-Слушай, какое умное мясо, однако... - задумчиво протянул Флака, слекга пиная бочку носком сапога.
-Да не мясо это! - наконец догадался наиболее умный Рихард и пинком выбил дно бочки.
-Осторожнее! - громко возмутилось мясо, - Ты меня чуть не убил.
-Тьфу, блин, - обиделся Круспе, отпихнул от себя всех троих и вернулся на кухню.
В тот день обеда, ровно как и ужина, никто не дождался. Больше всех возмущался Тилль. Никто так и не узнал, что делал Рих на кухне.
К вечеру все Раммы умудрились пересорриться. Началось все с того, что Пауль как всегда подложил Флаке на стул кнопку и как всегда, вместо Флаки на нее сел Шнайдер. Как всегда Тилль попытался поработать в качестве миротворца, но в конце концов получил по шеям от всех троих и от Рихи за компанию. Оливер в тот вечер все-таки умудрились вывести из себя, и он, рявкнув: "Как вы все меня достали!!!" ушел спать в винный погреб. Тилль тоже обиделся и слинял спать на кухню. Потом, под усталыми взглядами Рихарда и Флаки, Шнайдер с Паулем сцепились не на жизнь, а на смерть. Риха вмешался, но слегка не рассчитал силу и выпрямился, удивленно расматривая клок кудрявых волос в руке. Шнайдер с раздражением выхватил у него из руки свою собственность и, пытаясь приладить ее обратно к башке, удалился куда-то на верхние этажи, чтобы ночью из вредности свалиться прямо на Пауля. Потом Пауль что-то не поделил с Рихардом, точнее, он высказал ему претензии на тему того, что когда он их разнимал, врезал ему локтем по челюсти.
-С какой стороны я тебе врезал?
-С правой!
Добавив для симметрии еще и с левой стороны, лид-гитарист пинком выставил Пауля в зеркальную залу. В конце концов Флака понял, что не у дел остались только они с Рихардом и, чтобы не расходится во мнениях с коллективом, они дружно друг на друга обиделись и разошлись. Флака остался в гостиной, свернувшись, как котенок, калачиком в кресле напротив камина, а Рих отправился спать... Зеркальная зала была занята, поэтому он устроился в клозете, уложив матрас в ванне, чтобы украдкой разглядывать спящего себя.

-Он умер!!! Он умер!!! - разнеслось по всему замку.
-Как вы все меня достали... - простонал Оливер, накрывая голову подушкой.
Все остальные рванули в ту сторону, откуда доносился крик - в ванную. Все столпились вокруг истерящего Шнайдера и валяющегося в обмороке Пауля. Тилль за шиворот поднял его на ноги и сунул под струю воды из крана. Пауль вскочил и отряхнулся, как мокрая собака, забрызгав всех стоящих вокруг водой.
-Что случилось? - столь же невинно, как и предыдущие два раза, поинтересовался Рихард, заходя в ванную.
-Пауля утопили! - хихикнул Шнайдер.
-Так, чё-то я не поняло, - нахмурился Пауль, уперев руки в бока, - Это почему всех будили вином, а меня водой?
У его носа тут же услужливо материализовалась чья-то рука, держащая все ту же алюминиевую кружку. Оказалось, это был как всегда предусмотрительный Ридель, все-таки изволивший прийти из винного погреба.
-Опять призрак? - зевнул Рихард, украдкой заглядывая в зеркало.
-А ты как думал? - по-еврейски ответил Ридель.
-Может, его найти и напоить? Он и успокоится... - предложил Шнайдер, наконец отвлекшись от созерцания ужасно приятного зрелища - мокрого и жутко недовольного Пауля.

Этот день ничем не отличался от предыдущего - Флака опять заманил Кристофа на исследование потайных ходов и винтовых лестниц, Тилль опять раненым динозавром рвался на кухню, а Рихард опять заперся там и никого туда не пускал. Пауль накопал где-то во дворе старую резиновую шину и, потихоньку нарезав ее на кусочки, подбросил все эти кусочки в камин. Ридель опять занял свое излюбленное место в библиотеке, надеясь, что хоть на этот раз его оставят в покое. Но не тут-то было...
Оливер мельком глянул в окно и устремил свой взгляд обратно в книгу, но тут же его глаза расширились, он несколько секунд посмотрел в книгу, не понимая текста, а потом опять посмотрел в окно.
Флака и Шнайдер, вися на канатах, вытворяли чудеса акробатики. Ридель как будто смотрел немое кино - он только видел, что там происходило, но все звуки поглощало толстое стекло. Сначала Оливер увидел, как нога Шнайдера (собственно, единственная часть его тела, находившаяся в поле зрения, ограниченное оконной рамой) усиленно раскачиваясь, пыталась пнуть Флаку, потом кроссовок ударника скользнул по окну, оставив на стекле длинную черную полосу, а сам Кристоф ухнул вниз, но Флака, отчаянно что-то вопя, успел схватить коллегу за щиколотку. Лицо хрупкого, похожего на цыпленка клавишника покраснело от натуги, и он что-то прокричал. После этого Ридель увидел, как Кристоф, что-то говоря Флаке, взобрался по той самой веревке, с которой упал.
Книга уже не вызывала такого интереса, как разворачивающаяся за окном комедия. Ридель аккуратно снял очки, отложил их в сторону вместе с книгой и, подперев подпородок руками, начал наблюдать.
Флака попытался подтянуться, но в тот момент Шнайдеру опять вздумалось упасть и он рухнул, успев при этом схватиться за пояс джинсов Лоренца. Кристиан инстинктивно схватился за ремень, естесственно, отпутив канат. Какое-то время за окном никого не было, но через несколько секунд Олли опять увидел две карабкающиеся фигурки, одна из которых была без штанов. У клавишника оказались симпатичные трусы - белые с нарисованными фикусами. Джинсы болтались на щиколотках, мешаясь, а пряжка ремня регулярно била отстающего Шнайдера по носу. Но дальше произошло непоправимое. Комедианты за окном, видимо, заметили единственного зрителя и Шнайдер решил помахать ему ручкой. Естесственно, на одной руке он не удержался и опять упал, снова попытавшись схватиться за джинсы Кристиана. Но джинсы упали вместе с ударником, а Флака не успел поймать ни то, ни другое. Ридель прикинул, на каком этаже находится библиотека, и понял, что лететь бедняге придется долго.
-Не так страшно падение, как его резкое прекращение, - задумчиво сказал он, неизвестно к кому обращаясь и, решив, что помочь Шнайдеру уже нельзя, так как по скромным подсчетам, ударник уже валяется внизу в пыли, пошел открывать окно, чтобы пустить хотя бы Флаку.
Клавишник кубарем вкатился в комнату.
-Там! Шнай! Внизу!
-Я знаю.
-Матерится!!!
Оливер сначала недоверчиво посмотрел на Флаку, потом так же недоверчиво выглянул в окно. Где-то на уровне второго этажа, с ногой, обмотанной канатом, висел Кристоф и... смачно матерился.
-Вылезать собираешься? - издевательски спросил Ридель, высунувшись.
Поток слов, в котором цензурными были только предлоги заставил басиста восхититься. "Интересно, а кто сейчас наблюдает картину повисшего ударника?" - подумал он и, прикинув, сообразил, что на втором этаже под библиотекой находится кухня. Не успел он это понять, как то окно, напротив которого висело матерящееся тело, резко открылось, крепко приложив Шнайдера рамой.
-ИДИО-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О...
БУМ!!!
-В чем дело? - сверху на Шнайдера вылился очередной кулинарный шедевр Тилльхена, не пригодный к употреблению, - Ой... - голова в белом колпаке спешно скрылась, а окно быстро закрылось.
-Если матерится, значит жив, - спокойно констатировал Оливер и последовал примеру Рихарда - закрыл окно.
Флака выскочил в коридор, на спасение к товарищу по несчастью. Тут же Ридель услышал из коридора треск и истошный визг.
-Ну когда же все это кончится? - он опять водрузил на нос очки и вернулся к чтению.

Тем не менее, Кристоф присутствовал за обедом. Пауль делал всячексие поползновения сделать ему очередную гадость, но ударник решительно скинул на пол подложенные на стул кнопки, выловил из супа пластмассовую муху и, прежде чем насыпать сахар в чай, попробовал его на зуб. Сахар зашипел.
Допив несладкий чай, Шнайдер встал, задвинул стул и, споткнувшись о порог, вышел в коридор.

-Он умер!!! Он умер!!!
-Кто на этот раз? - угрюмо поинтересовался Ридель, заходя в гостиную.
-Призрак! - истерил Флака.
-Как? - аж присел Шнайдер.
-Его Тилль по башке половицей огрел!
-А вам этот призрак никого не напоминает? - Оливер сел на корточки и перевернул лежащего на полу призрака на спину.
По толпе Раммов прокатился вздох ужаса.
-Вот мы и увидели Рихарда без косметики...

Вскоре все точки над ё были расставлены. В первый день, когда призрак до потери пульса напугал Флаку, все ночевали в подвале. Рихард как всегда встал раньше всех и убежал краситься, но клавишник, на свою беду, встал в тот же момент и увидел убегающего Круспе, приняв его за призрак. Со Шнайдером произошла та же история. А Пауль утром просто забежал в клозет, в котором в ту ночь и спал лид-гитарист, и, как следствие - очередное явление призрака и новый обморок.
-Обратите внимание... - Ридель взад-вперед ходил по коридору и курил трубку, - что на всех местах явления призрака Рихард всегда появлялся последним. И уже накрашенным.
Тем временем "призрак" пришел в себя. И увидел толпу не очень хорошо настроенных коллег, которые, разминая кулаки, надвигались на него. Бежать было некуда - его обступили плотным кольцом. Судорожно вздохнув, Круспе зажмурился и... подпрыгнул.
Однако радость его была преждевременной. Все тут же спрыгнули вниз вслед за ним. Лид-гитарист бросился бежать, не разбирая дороги, сбивая лбом притолоки, спотыкаясь о пороги, снося и их. Стены задрожали от громового топота Раммов и начали потихоньку падать. Круспе чудом уклонился от упавшей перед ним доски, а вот Шнайдер впоследствии об нее споткнулся и свалился еще ниже. Вскоре основной целью музыкантов было уже не догнать Рихарда, а унести ноги из проклятого замка.
Круспе выскочил первым. Вслед за ним выбежали (выползли, высыпались, выпали из окон - нужное подчеркнуть) и все остальные.
Забыв о распрях, через минуту все уже стояли на безопасном расстоянии от сложившегося, как карточный домик, замка и наблюдали за последующим обрушением.
-Плакало твое наследство, Рих... - злорадно напомнил ему Пауль.
Круспе только досадливо отмахнулся. Внезапная догадка озарила умы всех присутствующих... А присутствовали все-таки не все... Они переглянулись и...
-ШНААААААААААААААААААААААААААЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

                Das ende.

+3

2

Так, сначала буду выписывать свои реакции по ходу прочтения, а потом выдам связное заключение. Итак:

Убило то, как в начале фика Рихард "наводил марафет" ))
Шнайдер сел на расчестку... гы)) Затем он провалился.. Я уже сижу ржу.

Ну, чтож.. Посмеялась над диалогом в постели... 
Напряжно было читать огромное кол-во прямой речи и почти отсутствие действий, а уж тем более описания окружающей среды (в этот момент я громко чихнула. И правда.. :)). Идея забавная, но местами было утомительно читать.
Я бы сказала, что многие вещи чересчур гротескны. Но я не говорю, что это минус. Видимо это и есть задумка автора.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/i-m_so_happy.gif

Концовка - фарс, и погребенный под обломками Шнайдер...  http://www.kolobok.us/smiles/standart/scare2.gif  http://www.kolobok.us/smiles/madhouse/girl_crazy.gif Бедняго. Плакаю  :rofl:

В общем реакция от прочтения - положительная, но все слишком сумбурно. Если бы было больше повествования, более развернутый сюжет - было бы более читабельно.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/wink3.gif
Данный текст воспринимается скорее как сценарий к короткометражному фильму. :)  Многое улыбнуло. Ставлю 4-   Ну это только мое имхо, в половину 4 утра...  http://www.kolobok.us/smiles/big_madhouse/wacko3.gif

Отредактировано Sirius Black (2008-07-13 03:49:26)

0

3

Продолжу тему о психозе. http://www.kolobok.us/smiles/standart/smile3.gif
И выложу свой фанф.
Названия нет небыло, и не появится. Кодовое название "ХЗ что".

-Пол?
-Потолок.
-Пол?
-Потолок.
-Пол!!!
-Потолок!!!
-Полик!
-Потолочек!
-Ландерс!!!!
-Я.
-Ты меня уже достал!
-Угу.
-Ты с первого раза откликнуться не мог?
-Мог, но я не люблю когда меня Полом называют, Полик еще ладно но Пол! Бееее... - Сказал Пауль, задумчиво грызя медиатор.
-Ладно, хорошо, но ты же знаешь, что если бы ты родился в Англии, то ты бы был Полом!
-Я родился в Германии, поэтому я потолок! - хмыкнул Пауль.
-Бу-бу-бу!
-РЕБЯТА!!! - Заорал Тилль, отрываясь от компа. - Вы можете решать свои проблемы не на репетиции??? Вы меня бесите!
-А мне нравится, - проговорил Кристоф, переставая смеяться, - Тилль, ты бы мог уже привыкнуть, что Ландерс с Круспе всё время ссорятся, и научиться получать от этого удовольствие!
-Мы не ссорились! Просто этот мелкий пакостник не захотел откликнуться. - сказал Круспе, нервно затягиваясь.
-Я на "пол" не откликаюсь.
-Ка-акие мы принципиальные!
-Ой-ой-ой, Свэнюшка распсиховался!
-Заткнись, низшее существо!
-Ага, щас, валенки перешнурую и заткнусь! - Хмыкнул Пауль. -Плюс имя Свэн не божественно!
-Не тебе решать что божественно, а что нет! Я смотрю, Ванюша, ты до сих пор вспоминаешь Белоруссию? Валенки он перешнурует! Может тебе еще балалайку подарить?
-Заткнись, божество недоделанное!!!
-А вот и нет!
-А вот и да!
-А вот и нет!
-А вот и да!
-А вот и...
-ЗАТКНИТЕСЬ ОБА!!!
-По-моему Тилль рассвирепел... - сказал Шнайдер, задумчиво почесывая затылок палочкой.
-Спасайтесь кто может! - Хихикнул Флака.
-Кто не взял с собой огнеупорные каски, могут начинать писать завещание, особенно это касается двух наших гитаристов... - задумчиво сказал Олли, благоразумно одевая каску Флаки, сохранившуюся после их последнего тура.
-Так, Рихард, Пауль, последнее, повторяю, последнее китайское предупреждение! - прохрипел Тилль нависая над гитаристами. Они сразу попытались сделаться как можно меньше ростом. - Если вы еще раз будете выяснять отношения на репетиции... То вам не поздоровится! Понятно?! А сейчас, можете валить. Репетиция закончена!
Ребята сразу сориентировались и быстренько свалили. Об их присутствии напоминал только запах сигареты Рихарда. Остальные тоже начали потихоньку собираться.
-Ребята, а вас я попрошу задержаться на секундочку, у меня тут идея одна появилась... - Загадочно проговорил Тилль, прикрыв дверь, которую Ландерс, из принципа, оставил распахнутой настежь.

На вторник была назначена еще одна репетиция. Все пришли в приподнятом настроении и были готовы записать парочку новых песен. Но гитаристы опять все испортили…
-Ландерс???
-Мммм…?
-Ты не видел мой медиатор?
-Ну, предположим видел…
-И где он?
-Не знаю.
-Ландерс!
-Мммм…?
-Где мой медиатор?
-Это такой серебристенький с гравировочкой «R-K-B»?
-Да.
-Нет, не видел. – Сказал Пауль, зевая.
-Ландерс, во первых, это старо! Во вторых, не смешно! В третьих… эээ… В третьих, мы на репетиции. – Сказал начинающий кипятиться Рихард.
-Ну что поделаешь… Значит, я устарел… - Вздохнул Полик. – Лови свой медиатор.
И с этими словами ритм-гитарист кинул медиатор в сторону Круспе. Но Рих его не успел поймать, и медиатор, красиво перелетев через ежик Бернштайна, плюхнулся точнехонько в кудри Шная.
-С меня хватит! – рыкнул Шнайдер, вытаскивая из волос медиатор и бросая палочки в гитаристов. - Вы угомонитесь или нет?!
-Это всё он!!! – Крикнул Риша, тыкая «перстом указующим» в Ландерса.
-Ну вот, чуть что, сразу я! А ты, Шнай, палочками своими не раскидывайся, снайпер хренов! – Сказал Пауль, отправляя палочки в обратный полет, но он чуть промахнулся, и они разлетевшись спикировали в сидящих за компом Олли и Кристиана.
-Ну что такое?! Ландерс, ты совсем что ль сдурел?! – Возмутился Олли, а Флака кивнул, поддерживая басиста.
-Вот что! Тилль, выбирай, или мы, или они! – Поднимаясь из-за ударной установки, сказал Кристоф, и забирая свои палочки из рук Флаки.
-Эй, вы чего? – Спросил Рих, ошалело глядя на согрупников.
-Мы не «чего», мы «кто»!!! – Рявкнул Тилль. - Все, забирайте свои гитары, медиаторы, комбики и еще что там у вас есть, и валите на все четыре стороны! Мы найдем гитаристов поспокойнее!!!
-Но… Но… Рихард же нам музыку пишет… Как же так? – Спросил Ландерс, всё еще не веря своим ушам.
-Ну и что? Значит найдем кого-нибудь еще, кто нам музыку писать будет! Вон отсюда!!! – Заорал Тилль.
-Как это? Почему? Зачем? Ребята, мы же уже пятнадцать лет вместе… Как же так? – Растерянно пролепетал Рихард.
-А вот так! И пятнадцать лет мы слушаем ваши препирательства! Всё, с нас хватит! Проживём и без вас! Наконец-то будем работать на репетициях, а не фигней страдать! – Рыкнул Кристоф.
-Крисс… Ну почему? Почему ты-то за них вдруг стал? Мы же с тобой пол жизни вместе прошли! Еще в Ди Фирме вместе играли… - Пискнул Ландерс, непонимающе хлопая глазами.
-А вот так! Просто тогда никто ни с кем не препирался по пустякам! – Сказал Шнайдер и, посчитав разговор законченным, сел за установку и начал барабанить что-то похожее на «Систем оф э Даун».
-Вы еще здесь?!! – Рявкнул Тилль – Я же сказал ВОН!!!
-Но… Эх… - Пробулькал Круспе и начал собирать оборудование. Ландерс последовал его примеру.
-Прощайте, ребята… - Сказал Пауль, прикрывая за собой дверь. В ответ не раздалось ни звука.

-Может мы зря так с ними поступили? – Спросил Шнайдер, когда дверь за гитаристами закрылась.
-Нет, не зря. Хотя знаю, что жестоко, зато они наконец-то угомонятся, а потом мы их простим. – Задумчиво сказал Линдеманн.
-А если они не захотят вернуться? – Шнай достал жвачку и принялся усиленно работать челюстями. Он всегда так делал, когда нервничал, ведь курить-то он бросил…
-Вернуться, куда они денутся? – Улыбнулся Оливер, ободряюще похлопав по плечу ударника.
-А если сами не захотят вернуться, то можно разработать план возвращения «Блудных сыновей». – Хмыкнул Кристиан.
На этом две трети Раммштайн разбрелись, договорившись следить за продвижением «блудных гитаристов».

-Это ты во всем виноват! – Возмущался Круспе, когда гитаристы шли по дороге к домам. – Если бы ты был бы спокойней и не превращал любое мое высказывание в хохму, то ничего бы этого не произошло!
-Ну да, ну да! Только мне кажется, что если бы все твои высказывания не были бы хохмами, то и я бы не приколебывался! – Лениво огрызнулся Ландерс, останавливаясь возле калитки. – Не хочешь покурить?
Круспе споткнулся на ровном месте от удивления. «Это явно подвох! Он что-то замышляет! Но я не поддамся на провокацию!» – решил Рихард, но почему-то наперекор своим мыслям буркнул:
-Хочу.
Пауль охотно протянул ему пачку, но Рихард достал свои и от предложенной зажигалки тоже категорически отказался, опасаясь, что ритм-гитарист опять замышляет какую-нибудь пакость.
-Да не бойся, не взорвется! - Миролюбиво сказал Полик, прикуривая.
-Слушай, а почему ты не можешь быть таким же на репетиции, а обязательно ко мне придираешься? – Спросил Риха, затягиваясь.
-Знаешь, Свэн… Просто я не могу смотреть на то, как ты ерепенишься на репетициях… Прям какой-то прЫнц Датский… Вот я и решил взять на себя нелегкую миссию…
-Какую? – Угрюмо спросил лид-гитарист, хотя уже догадывался, что на это ответит Ландерс.
-Спускать тебя с небес на грешную землю и следить, чтоб ты носом в потолке дырку не просверлил. – Ухмыльнулся Пауль.
-Ха-ха-ха… Не смешно… - Сказал Рихард, туша сигарету, и сразу же доставая следующую. – А что, я правда так выпендриваюсь?
-Ну как сказать… На 95 репетициях из 100 ты ведешь себя как некое божество со стажем…
-А на оставшихся пяти?
-Ну на оставшихся пяти, хотя правильнее будет сказать на первых пяти, ты зубришь рифы и помогаешь нам разобраться в чем состоит идея твоей музыки. А затем, когда мы тока начинаем понимать че играть надо, а ты уже все зазубрил настолько, что у тебя все переходы от медиатора отлетают, ты начинаешь задирать нос. Вот тогда-то я и начинаю тебя тормозить, чтоб ты вообще не слетел с катушек… - После этой триады Пауль посмотрел на то, что осталось от его сигареты, быстро затянулся и отправил бычок в короткий полет до мусорки. – Так что вот так вот, герр Бернштайн! –Закончил Полик и легонько щелкнул лид-гитариста по носу.
Рих состроил удивленную мордочку и свёл глаза на переносице, проверяя, все ли в порядке с его курносым дыхательным аппаратом.
-Поль, а как ты думаешь, это они серьезно нас выгнали?
-Я думаю, нет. Так что давай завтра внаглую придем на репетицию? Я уверен, что они нас не выгонят.
-Хорошо. Ну тогда до встречи? – Рихард сам поразился тому, что так вот просто попрощался с Паулем.
-Угу, пока. – Сказал Ландерс, протягивая Круспе руку. Тот на автомате пожал её.
-А ты не такой звезданутый, как кажешься… Наверное давно мы с тобой не общались за пределами студии… - Сказал ритм-гитарист, отпустив руку Риши. –Как насчёт того, чтоб завтра после репетиции заглянуть ко мне, пивка попить, и просто пообщаться?
-Э-э-э… - Сказать, что Рихард удивился, это ничего не сказать… - Можно, только главное, чтоб ребята успокоились, и мы бы вернулись в группу.
-Да не бойся, всё обойдется! Скока раз меня Флака из Филинг-б выгонял… Я уже даже вспомнить не могу… Но как видишь, выг… ушли мы оттуда вместе! – Пауль улыбнулся, и опять протянул руку. – Ну так до завтра?
-До завтра! – Рих улыбнулся в ответ и пожал протянутую руку.
После этого Полик поперся в дом, а Риха немного постоял, проводив гитариста взглядом, и пошел по направлению к своему хаузу, всё еще ощущая прикосновение ладони Пауля.

-Аллё, Тилль? Приём! Это Флака. Приём!… Ну что, вот они разошлись. Приём!… Да только-только. Приём!… Не знаю, стояли возле ландеросовской калитки. Приём!… Да, два раза обменялись рукопожатиями. Приём!… Нет, вроде не ссорились, мило болтали о чём-то. Приём!… Что? Нет, не заткнусь, мне так нравится! Приё… Алло? Тилль?!…Черт, наверное, связь плохая. – Сказал Кристиан, выползая из кустов напротив дома Полика.
-Эх, тяжёлая это работа – Шпион! – Сказал он никому, снимая многострадальную каску с «райзе-райзе» тура.

На следующее утро Рихард приехал к репетиционной, опоздав минут на десять. Не очень-то переживая по этому поводу, он неторопливо достал из багажника зачехленною гитару и, закинув её за спину, поперся внутрь.
Репетиционка находилась на втором этаже, и Риха решил не дожидаться лифта и поперся пешком. На пролёте между вторым и первым этажом он наткнулся на Пауля, который с сигаретой в зубах задумчиво перебирал струны гитары.
-Привет! А чё ты тут? – Спросил Рих, останавливаясь.
-Да вот решил на свежем воздухе порепетировать… - Ухмыльнулся Ландерс.
-Э-э-э… А где ты тут свежий воздух нашел? – Вопроса поумней Круспе придумать не смог.
-А вон, видишь? – Сказал ритм-гитарист, кивком указывая на окно с выбитым стеклом. – Свежий воздух. Красота-а…
-А где наши? Там наверху, что ль сидят?
-Нет, Свэнюшка… Там… А хотя, лучше сам дойди посмотри… - После этих слов Полик начал наигрывать на гитаре небезызвестный мотив «Du hast».

Рихард вздохнул, и обойдя Полика поднялся на второй этаж. Двери были открыты. Рих зашел в комнату, про себя удивившись, что не слышно звука ударных, да и вообще ничего не слышно.
-Ребята? – никакого ответа.
-Эй! Есть кто-нибудь? Тилль? – Опять тишина.
Круспе зашел в саму репетиционную, но там никого не было. Исчез синтезатор Флаки, со всеми его прибахами, и стоял лишь старый синтез, который тут доживал уже второй десяток лет, со времен другой группы, которая снимала этот зал, исчезли усилители с ударной установки, и ноутбука Тиля не было на месте, как и комбика Олли, который всё время стоял в углу. Он прошелся по кругу, и понял, что группа Раммштайн правда прекратила своё существование, раз все забрали своё имущество из зала. Но почему тогда дверь открыта? Тут как будто в ответ на его вопрос в дверях появился Пауль.
-Поль, а почему тут открыто? – Рих отвел глаза от ударной установки, на бас-бочке которой была надпись, сделанная еще на день рождения Тиля: «Домик Кристофа. Просьба не беспокоить!» и приписка Пауля «А то покусает, если выберется». Он сразу вспомнил, как с утра из этой бочки раздавались поскуливания Шнайдера, который ни как не мог понять, как он мог так компактно свернуться, и как теперь выползать оттуда.
-А тут открыто было, а даже если бы и не было, то у меня всё равно ключ есть, помнишь, Тилль нам всем дубликаты дал?
-Да! Тока ты же вроде свой потерял?
-Ага, я тоже так думал, но вчера я решил поиграть на своей акустической гитаре и проверить наконец, что я туда запихнул. – Улыбнулся Ландерс.
-Поль… Это конец, да? – Рихард медленно подошел к ритм-гитаристу.
-Не знаю… Наверное… Только мне не хочется в это верить.
-Эх, теперь работу надо будет искать…
-Зачем? Тебя наверняка возьмут обратно на приём стеклотары! – Хмыкнул Поль, пытаясь если не поднять Рихе настроение, то хотя бы разозлить его.
-Хех, правильно, бывшим лид-гитаристам там самое место, а ритмачей ждут не дождутся в библиотеке! – Грустно ухмыльнулся Бернштайн.
-Ого! Да я смотрю, Шолле язвить научился?! – Пауль чуть не подавился от удивления, а потом с грустью добавил: – Да, наверное, так и будет. Ну что, ко мне пойдешь или слишком подавлен?
Рих чуть не выпустил из рук гитару, которую как раз собирался расчехлить. И уставился на Ландерса.
-Че вылупился? За пятнадцать лет не насмотрелся? Ну, ладно, смотри, я разрешаю. Потом будешь потомкам рассказывать, какой у Раммштайн был красивый и милый ритм-гитарист! – Поль ехидно крутанулся на одной ножке.
-Да ну тебя! Потомки и так поймут, что соло-гитарист в Раммштайне был красивее! И умнее, и милее, и…
-Страдал манией величия! – Закончил за Рихарда предложение Пауль. – А ты че гитару взял?
-А мне вот поиграть захотелось! – Сказал Рих, подключая гитару к Паулевскому комбику, и беря первые аккорды Keine lust’а. – В последний раз, так сказать.
-Ну давай я тоже с тобой за компанию чтоль? – Сказал Пауль доставая из шкафа свой старый комбик, и подключая его.
-А потом можно и к тебе. – Не ожидая такого предательства от самого себя, вякнул Рихард.

Когда гитаристы, наигравшись, ушли, в бас-бочке началось шевеление и, сметя стул, появилась нога, затем еще одна, а потом выполз и весь ударник.
-Фуф, я уж думал, что они тут зазимуют, а я так тут и останусь в позе эмбриона! – Пропыхтел Шнайдер, потягиваясь, и доставая мобильник.
-Алё! Олли? Они свалили. Да, только что. Репетировали, что ж еще! Я? А я это… В домике был! Да там. Хватит ржать! Они? Пошли к Паулю! Да, вместе. Чё молчишь? Да я сам челюсть еле подобрал… Ладно, тогда я домой пошел, теперь пусть Тилль в караул вступает. Угу, пока.
Убрав мобильник Шнай пошел к двери и дернул на себя.
-Не понял? – Шнай дёрнул сильней, но дверь так и осталась безразлична к потугам ударника.
-Чёрт! Пауль закрыл наверноё, а у меня ключа нет! – Шнай достал мобильник и опять набрал номер Олли.
- Недостаточно средств для установления вызова, пожалуйста, пополните ваш счёт! – Ответствовала ему тётечка-автоответчик.
- Фак! Ну ладно, посмотрим, не сохранилась ли моя заначка… - С этими словами Кристоф полез в шкаф, и отодвинув ящик с проводами и всяким барахлом типа старых струн, сломанных палочек и обломков Паулевской гитары, которой тот с пьяну колол орехи и отгонял «наглых чертиков» от водки, приподнял дно, под ним оказалось еще одно, а там пятилитровка пива, два литра водки, стаканы, сухарики и две пары барабанных палочек.
-Надеюсь Флак не обидится, что я тут один пьянствую? – Спросил сам себя ударник. – Ведь подпол-то мы вместе нашли…
Тут раздался звонок. Крисс аккуратно поставил бутыль водки и, посмотрев но номер, счастливо улыбнулся.
-Аллё? Флак? А я тут в репетиционке застрял, приехай, вытащи меня, а? Да кстати, тут я про нашу заначку вспомнил… Да-да, которую мы прятали после первого апреля… Что? Да, захвати закуску и приезжай, будем уничтожать улики! – Договорив, Кристоф аккуратненько вытащил бас-бочку, и положив её, поставил на импровизированный стол «улики», принялся ждать клавишника, хрустя сухариками.

Придя домой гитаристы первым делом ринулись к холодильнику к выпивкой, на ходу обсуждая что же теперь делать.
-Ну что, я думаю, что нужно тупо позвонить Тиллю и извинится за свое поведение. Может он нас простит. – Задумчиво изрёк Рихард.
-Угу, и он примет нас с распростертыми объятиями, и наивно поверит своему старому другу, что те, кто грызлись пятнадцать лет, вдруг резко передумали за два дня? – Хмыкнул Поль, доставая коньяк. – Ты коньяк пить будешь?
-Эх, а портвейна нет?
-ЧЕГО???? – Пауль чуть не уронил бутылку дорогущего коньяка. – Ты шутишь, да? У меня чуть инфаркт не случился!
-Нет, не шучу, надо привыкать к бедной жизни… - Глубокомысленно рёк Рих, с грустью смотря на коньяк.
-Ну что ж, ты прав наверное… Скока у тебя с собой денег?...

Посчитав деньги, ребята пошли за портвейном, на ходу о чем-то споря. В это время, Тилль отошел от остановки, на которой он «Увлеченно» читал объявления всё это время. Как гитаристы его не заметили – непонятно, так как Линдеманн был облачен в этакие маскировочные футболку и штаны цвета хаки. Проследив путь гитаристов и посмотрев на конечный пункт их назначения он решил, что они вернуться, так как врятли после супермаркета они пойдут куда-нибудь кроме дома. «Наверное за выпивкой пошли!» - подумал вокалист. Так что он решил пока они ушли найти для себя наилучший угол обзора. Таким он посчитал окно в кухню, только было одно «но»… Кухня была на втором этаже…
-Эх, давно я по деревьям не лазил… - глубокомысленно протянул Тилль, теребя пакет, который он притащил с собой, и смотря на раскидистый дуб, ветки которого создавали очень удобную импровизированную «лестницу», а один, довольно-таки толстый сук был как раз в полуметре от кухонного окна, и создавал очень удобную позицию для обзора. – Ну что ж, видно сейчас самое время вспомнить как это делается…
После этих слов Тилль вздохнул, и полез наверх, крепко зажав в зубах пакет. Добравшись до этого сучка, Тилль удобно на нём расселся, и достав из пакета подушку приложил её к стволу, и затем блаженно откинулся спиной на неё.
-Красота! – протянул Тилль, потягиваясь. – Теперь не мешало бы подкрепится! – С этими словами Линдеманн достал из пакета ба-а-а-альшую
пачку чипсов, и принялся блаженно ими хрумкать, дожидаясь гитаристов.

-А если нас узнают? Представляешь ржачу будет! Гитаристы «Раммштайн» покупают портвейн! – Хмыкнул Ландерс.
-Бывшие гитаристы… - Похоронным голосом поправил Рихард.
-Ой, ну не нуди! Подумаешь – бывшие! На этом жизнь не заканчивается! – Пробурчал Пауль рассматривая бутылки. – Так, ну какой выберем? «Три топора», тридцать третий, али «Анапу»?
-Да какая собственно разница? Одна и та же дрянь, тока с разными этикетками… Но если тебе так интересно что из этого погадостней будет, то бери каждого по одной, потом продегустируем. - Буркнул Рих.
-Ладно, так и сделаем. О! Смотри! Тут еще какой-то есть…
Так они набрали около десяти разных видов «дряни», и потащились домой.

-Ну что? Объявляем первое заседание клуба анонимных алкоголиков открытым? – Спросил Пауль, лихо открывая зубами первую бутылку.
-Угу. – Рих протянул Полю два бокала, чтоб тот их наполнил, и полез в холодильник за закуской.
-Мдя, портвейн из бокалов хлестать… Класс… - Улыбнулся Полик, протягивая предмет обсуждения Рихе.
-За что пьём?
-Эээ… Мммм… - Пауль почесал макушку, и глубоко задумался… - За знакомство?
-Хех, а до этого дня мы были не знакомы?
-Ладно… - Поль припомнил панковские тосты его молодости. – За нас с вам за фиг с ними?
-Ну давай…
После этого пошло еще много тостов: за лося, про мудреца, чтоб если бы был вынос, про птичку… и т.д. и т.п.Потом они пили уже без тостов…
Так и напились наши гитаристы.
-Рииих?!
-Ч… Чего?
-А все таки… Пртвейн ик… Не такая уж и дря… дрянь…
-Угу…
-Слушай… А может… ик… они нас обратно возьмут?
-Кто?
-Ну ик… Ребята.
-С чего бы это?
-Нууу…
-Ну вот ик… И мыл… мал… мол… ик… чи!
-А может ик, нужно, чтоб ик… какое-нить знамение… ик! Было?
-Какое еще знамение?
-Ну там… гр… гром среди ясного неба, или кы… кымета какая-нить?
-Ик… Ну я пойду… Псматрю…
-Че посмотришь?
-К… Комета там не пролетала случаем…
Риша поднялся, и походкой моряка направился к окну. Отодвинув шторку он вдруг замер. Даже шататься перестал.
-Рих? Ну Рииих! Ну че ты там… ик, застрял?
-Пауль… - Выдохнул вмиг протрезвевший Рихард. – Кажется я белку словил…
-Чего? – Поль поднялся и подошел к окну. – Ри… Рихард… Я, кажется тоже…
Тилль, заметив что его спалили, усиленно делал вид, что он тут решил просто отдохнуть. То есть с независимым видом дожёвывал чипсы, и усиленно игнорировал две пары глаз, которые были направлены на него…
-Что ты видишь?
-Тилля… На ветке…
-Я тоже…
-Господи… Может это и есть знак? – С этими словами Поль распахнул окно, и заорал: - Тилль! Прости нас! Мы больше не будем!!! Честно-честно!!!
К Паулю присоединился и Рих:
-Тиллюша, ну пожалуйста!!! Мы исправимся!!! Мы будем белыми и пушистыми! – Линдеманн от этого зрелища подавился чипсиной.
Тут Рих решил подползти поближе, но ветка не выдержала такой тяжести, и начала возмущенно трещать.
-Ребята, я вас прощу, тока уйдите с ветки! Она же ща слома-А-А-А-А!!!! – Ветка не выдержала, и трагически скрипнув, сломалась. Пауль успел схватить Лид-гитариста за руку, и втащить его в кухню.
-Спасибо, Полик! – выдохнул Рих, потирая запястье.
-Да не за что! – Ответил Полик, свешиваясь из окна, и смотря вниз. Слушай, а Линдеманна то не видно… Наверно правда мы с тобой до глюков упились…
-Эхх… Дурдом, ничё не скажешь… Поль, можно я останусь у тебя сегодня? А то я чувствую что до дома без приключений не доберусь…
-Ладно оставайся…

С утра Пауль потягиваясь проснулся, и тут, вспомнив что было вчера откинулся на подушку, тихо хихикая…
-Во упились то мы вчера… - пробормотал он, и тут только почувствовал, что его начинает одолевать похмелье и жесткий сушняк… - Ой, ё…
-Воду в постель? – Тут вошел Рих, держа в руках графин с водой и два стакана.
-Ой, спаситель ты мой! – Умилился Пауль, принимая из рук Ришки стакан с водой, и принялся жадно пить. – Знаешь, Рих, а я ведь первый раз перед кем-то всерьёз извинялся… Даже перед глюком…
Тут раздался звонок телефона.
-Я возьму. – Сказал Рих и потянулся за трубкой, которая валялась на тумбочке, возле кровати.
-Алё? Привет Тилль… Нет, это Рихард. Чего??? – Тут Рих заметно побледнел. – Да? Ладно… Хорошо… Всё, пока.
-И че хотел от нас Тилль? – Спросил Ландерс, ставя стакан.
-Знаешь Пауль… - Тут Рих взял графин, и залпом почти допил всю воду. – Ты вчера извинялся не перед глюком, однако… Тилль нас простил… Завтра в два мы должны быть на репетиции…
Тут гитаристы посмотрели друг другу в глаза, и хлопнулись на кровать в диком приступе хохота…

Отредактировано Алекс Корвикс (2008-07-15 21:54:39)

+3

4

Блин, Алекс, ну это бесподобно, не устану тебе этого повторять... Вот только за вложенны в уста Рихарда мои фразочки, а ля "Я сам решаю, что божественно, а что - нет!" ты все-таки получишь! Потому что я сам решаю, что божественно, а что нет!http://www.kolobok.us/smiles/rpg/king2.gif

0

5

Не могу не заметить, что шутка с именем "Пол" понятна только русским ;-) Ни немцы, ни англичане не воспринимают это имя, как то, по чему мы ходим в помещении. Но это мелочи. Забавный рассказик, или зарисовка...  Как обычно много диалогов. Но все живо и бодренько. :)

0

6

Алекс Корвикс
Один из моих любимых рассказов)) Полностью присоединяюсь к Нику!

Severus Snape написал(а):

Не могу не заметить, что шутка с именем "Пол" понятна только русским  Ни немцы, ни англичане не воспринимают это имя, как то, по чему мы ходим в помещении. Но это мелочи.

Это действительно мелочи, потому что фанфик изначально задуман как шутка и с реальностью, мягко говоря, ничего общего, кроме имен, не имеет)

0

7

Давненько что-то не обновлялась эта тема) Алекс, Ник, это пинок по вашим задницам, вы у нас главные фанфик-производители! Посему выкладываю небольшой фик производства "Крис (то бишь я), январь-2008". Замышлялось, как слэш, писалось, как стеб, а получилось нечто среднее.
В общем, эдакий стебчег спэшл фо раммфаны...
Предупреждение: рассказ не содержит сцен, от которых может стать плохо беременным детям и женщинам, но содержит шутки, понятные весьма узкому кругу людей, а потому непонятные для остальных, а также подвохи плосковатого чувства юмора автора практически в каждом слове. Предназначено для внимательного прочтения. Не предназначено для поиска смысла. Как всегда, много неподписанных диалогов. Если кому-то потом станет любопытно, могу подписать, кто здесь что сказал. И получится драма)))

ДИСКЛЭЙМЕР (by fIfI): Всё нижеизложенное является выдумкой автора. Все персонажи вымышлены, все совпадения случайны и вообще мы всего лишь снимся Белому Королю.

-Шнайдер, какого хрена ты опять сбился?!
-Черт!..
-А вот палочками кидаться не обязательно...
-В самом деле, Шнай, если группа лишится соло-гитариста, мировая общественность тебе этого не простит...
-Если я из-за его истеричности лишусь глаза, ему этого не прошу я, и группа Раммштайн лишится еще и ударника!!
-Рих, не кипятись. Крис, держи свои палочки, и давайте заново.
-Не давайте ему палочки, он ими только глаза выкалывать умеет!
-Заберите палочки и дайте быстро гитару, щас я этому самовлюбленному засранцу «испанский воротник» устрою!!! – Шнайдер подорвался с места, кровожадно протягивая руки к Рихарду. Всеобщими усилиями злобного ударника усадили обратно за установку и попытались продолжить репетицию.
-Начинаем песню сначала, - скомандовал Тилль. - Раз, два, три! Шнай, спокойно, смотри какая у тебя красивая установочка, чистенькая, полированная...
-Да шо ж он по ней бьет как по почкам Димы Билана...блин, такими темпами он скоро бас-бочку расколотит! Может, ему валерьяночки налить, или там коньячка для успокоения? – Пауль задумчиво почесал медиатором затылок.
–Отбой!! – Тилль, так и не начав петь, отложил микрофон. – Короткий перекур! Излишне впечатлительным Шнайдерам рекомендуется привести себя в порядок и начать наконец нормально играть.
Кристоф молча бросил палочки на барабаны и первым вышел из репетиционной.
«Отлично начинается день, - мрачно подумал он, топая по коридору. – Всё из рук валится, с ритма сбиваюсь, ребят почти довел, нервы ни к черту...Страшно подумать, что вечером будет. И где этот сортир несчастный, надеюсь, там хоть воду не отключили?»
Вода в туалете была, и вполне подходящая: чуть ли не ледяная. Простое умывание не принесло должно должного эффекта. Тогда Шнайдер, не мелочась, засунул голову под кран.
-Брр!! – Мда, для теплолюбивого немецкого организма такой «шампунь» явно не годился. Ударник торопливо завернул кран и встряхнул волосами, запоздало вспоминая, что полотенца как всегда нет...
-Какая компрометирующая поза! Шаня, ты что, дома помыться не мог?
Шнайдер мстительно обдал Круспе ледяными брызгами:
-Шел бы ты...лесом, zwitter Bernstein, а то во второй глаз палка залетит!
-Сегодня ты примитивен, как инфузория, и агрессивен, как носорог с кактусом в заднице. У тебя похмелье или просто не выспался?
-Нахватался цитат и теперь остроумного из себя корчит! Лучше пропусти, пойду проветрюсь...
-Ты что, на улицу собрался?! – ужаснулся Рих. – Простудишься, идиот!
Кристоф только махнул рукой, оставляя гитариста наедине с фарфоровым другом. Но промозглый зимний ветер организм воспринял не лучше холодной воды, и уже через пару минут изрядно оживившийся ударник бодро ворвался в репетиционный зал, напугав коллег застывшими сосульками мокрых волос и улыбкой во все чуть посиневшее лицо.

-Шанечка-а! Знаешь, куда я тебе сейчас твою летучую палку засуну? – Рихард обманчиво ласково покосился на ударника, многозначительно подбрасывая в руке барабанную палочку. Проверил пострадавший от нее глаз на целостность и уже было замахнулся, но был пойман за руку шустрым Олли. – Пустите меня, я этому снайперу-самоучке покажу, как удобно вскрывать вены медиатором! Да он надо мной весь день издевается!!
-Прости, Рих… Я не специально... – загибаясь от хохота и пригнувшись на всякий случай за установкой, еле простонал Кристоф.
-Я так понимаю, господа, репетиция окончена, - широко улыбнулся Флаке. – Если этот балаган можно назвать репетицией...
-Шнайдер, давай быстрее на выход, пока он до тебя не добрался! Риха же за порчу своей чудесной мордашки кому угодно глаза выцарапает, а маникюр у него ого-го какой!..
-Риша, ну правда, извини!
-Шнайдер!!!
-Гитару его спрячьте подальше, нам же не нужен здесь труп?!
-Верните мою гитару!! Шнай, куда собрался?! А ну стоять!! Олли, пусти меня!
-Вот еще. Эта ходячая неприятность нам пока живой нужна.
-Рих, ну хочешь я в качестве извинения довезу тебя до дома?
-Ага, и первую помощь ему окажи...
-Первая помощь понадобится Шнаю, если их оставить вдвоем на расстоянии ближе десяти метров!
-Да за кого вы меня держите?! – оскорбился Круспе.
-Не за кого, а за что. За руки.
-Шнайдера нужно было за руки держать! Отпустите, синяки же останутся! Не буду я его трогать, делать мне больше нечего! Лучше пусть правда до дома подбросит... Ну наконец-то. – Рихард зачем-то сунул палочку в карман и потер пережатые запястья. Шнайдер осторожно выглянул из-за барабанной установки. – Вылазь уж, - великодушно разрешил гитарист. – Тебе предстоит транспортировка моего царственного тела до квартиры, о самый неумелый из начинающих стрелков!
С этими словами (и гордо задранным подбородком) он покинул репетиционную.
-Что это с ним? – ошарашенно обвел взглядом согруппников Кристоф.
-Не у одного тебя сегодня шарики за ролики заехали. – Пауль выразительно покрутил пальцем у виска. – Иди-ка в машину и прихвати заодно его куртку...а то эта царственная тушка умудрилась ее забыть здесь. Как бы она не превратилась в царственный трупик...

По пути в голову Круспе пришла светлая идея: он вспомнил, что в дома нечего пить. Вернее, выпить.
-Шнай, останови у ближайшего магазина, пива купим. - попросил он.
-Ты что, решил напиться с горя с отражением?
-Ну-у, если ты не будешь ронять на меня тяжелые предметы и собственно пиво, могу пригласить тебя в гости.
-Ага, а обратно я как поеду? До ближайшего столба?
-На месте разберемся. – отмахнулся Рих. – В крайнем случае, у  меня останешься. Постелю тебе коврик под своей дверью...
-Как щедра ваша светлость!..
-Ты в этом сомневался?
Музыканты от души заржали. Вскоре они уже стояли у двери Рихарда с двумя бутылками наперевес и ключами в зубах.
-Проходи, располагайся. Зал прямо по коридору...Тьфу, опять я забыл телек выключить. – Рихард плюхнул бутылку на пол в коридоре.
-Да помню я, где твой зал. Там вроде еще в шкафу стаканы были?
-Ага, доставай, а я расшнуруюсь пока.
-Говорили тебе, не покупай двадцатидырочные ботинки... – мерзко захихикал Шнайдер.
-Что б вы понимали, ценители! Вам просто лень лишний раз шнурки завязать, а сами наверняка завидуете.
-Завидуем. Твоей храбрости и самоотверженности в битве со шнуровкой. Добивай ее скорей и иди сюда, твои стаканы куда-то убежали!
-То есть?! Шна-айдер! Как ты умудрился закатить их за шкаф?!
-Я ничего не делал! Я пытался достать во-он тот бокал...Кстати, я до него почти...ой!
-Кристоф, ты, кажется, не стакан хотел достать, а меня! Это был последний бокал из набора... – скорбно вскинул брови гитарист. Он уже пожалел, что пустил Шнайдера (!!!) к стеклянной посуде. – Загляни за шкаф, там хоть стаканы целы?
-Целы...Зато бокалу точно хана. Тащи веник, выгребем осколки вместе со стаканами.
-Гений! – скептически фыркнул Рихард, но веник принес. Минут через десять затея увенчалась успехом, и стаканы отправились на кухню, а мужчины уселись перед телевизором с вожделенным пивом. Нащелкавшись каналами и не найдя ничего приличного, Кристоф вырубил к черту эту адскую машинку и неожиданно вспомнил из-за чего, собственно, оказался в гостях у Круспе.
- Риха! Я же обещал оказать тебе первую помощь! – озарило ударника. Отставив в сторону пиво, он твердо воз-намерился спасти глаз пострадавшего друга.
-Какую еще первую помощь? – подавился пивом Рихард.
-Я попал тебе в глаз палочкой! Нужно приложить что-нибудь холодное, чтобы фингала не было... Синяки тебе не идут, честное слово... – Шнайдер с умилением уставился на мордашку Круспе, но подозрительной синевы нигде не обнаружил. «И слава богу, - подумал он. – Рих ведь и правда очень симпатичный...»
-Нет у меня никакого фингала, я еще после репетиции всё проверил! И что это ты на меня уставился так...задумчиво? Пиво в голову вдарило? – подозрительно прищурился Рих.
-Кажется...
Крис и сам немного ошалел, осознав свои мысли. Действительно, пиво вдарило, не иначе...
-И всё-таки, дай я посмотрю. – решительно нацелился он на рихардовский глаз, дабы отвлечься от глупых мыс-лей. – Мне же совестно, в конце концов...
-Не надо! Шна-ай...Шнай, убери руки от частной собственности! Это МОЙ глаз, и с ним всё в порядке!
-Не дергайся, я только посмотрю... – Не особо трезвый Шнайдер привстал с дивана и, придерживаясь за плечи ги-тариста, придирчиво уставился в его глаз. – Хм, и правда всё в порядке... Симпатичный такой глазик, вон как вылупился...
-Проверил? Садись уж.
Ударник послушно сел и потянулся к своему стакану.
Напиться ему не дали: Рихард непреклонно заявил, что выпивки на сегодня хватит. Нет, Шаня, не потому, что ты пьян, что ты...Просто пива мало, надо же что-то на завтрашний день оставить? Какая машина, не смеши мои тапочки, тебя первый полицейский оштрафует! При условии, что ты до этого в стену дома не впишешься...ага, а думать надо было, где парковаться! Даже не рыпайся, ночевать остаешься у меня. Нет, в магазин мы тоже не пойдем. А мне лень, к тому же там холодно. Да не сержусь я на тебя, с чего ты взял? И за бокал не сержусь. Ты что, мне тот набор подарили, я его терпеть не мог... Верю, верю, что ты не нарочно, я же знаю, какой ты кривору...рассеянный. Нет-нет, тебе послышалось. Что, день покаяния решил устроить? Неправда, я сегодня такой же как обычно! И вовсе не добрее, просто с пьяными нужно быть терпеливыми...нет, нет, я имею в виду себя. Я пьян. Как, ты тоже?! А я и не замечал...Как это у меня саркастический тон? Где ты вообще таких слов набрался, Шанечка? Тебе почудилось, ты же пьян. Ну да, мы оба пьяны, поэтому нам больше ни-ни...А то с меня станется начать к тебе приставать, и ми-ровая общественность мне не простит совращения малолетних...Как это ты старше? Что, на целый год?! Правда?! Что, мне уже соро...о боже, столько же не живут!! Ой, спасибо...да, я сам знаю, что на столько не выгляжу, но все равно приятно...Ты тоже очень-очень...красивый...Дай бутылку! Да нафиг утро, еще купим. Да, завтра потеплеет. Позвоним Полику, он нам привезет...не, если хорошо попросим, не пошлет. Спасибо, стакан не на...о нет! Ну кто тебя просил его брать! Хватит бить мою посуду! Ладно, прощаю...
Дурацкое какое-то пиво...я в нем не отражаюсь! Где? Какое зеркало? Зеркало в коридоре! Нет, не пойду, мне лень...Ух ты, я в твоих зрачках отражаюсь. Ммм...Какой я всё-таки красивый...И не смейся так, а то я теряю свое отражение. Слушай, Шнайдер, а я тебе говорил, что у тебя потрясающий цвет глаз? Правда...И нос такой гор-дый...Черт побери, ты почти так же красив как и я! Гордись, мы с тобой – самые красивые парни группы. Да что там группы, Берлина! А может, и Германии...нет, у меня нет мании величия, я ведь не упомянул весь мир. Опять ты ржешь! Ну и смейся, тебе идет. Оох, где бутылка...спасибо...Слушай, а ну ее, эту общественность! Да, ту самую, которая не переживет. Чего? Твоего совращения. Иди сюда, я тебя поцелую. Мы же с тобой самые красивые парни Европы, нам всё можно...Ну, почти всё. Да, целоваться можно. Ничего подобного, Пауль тоже так делает, и у него трое детей. Ну, один точно есть…Согласен, кошмар...нет, не от меня! Рехнулся, что ли, какие у нас с ним могут быть дети! Лучше иди ко мне, а то ведь передумаю! Когда тебе еще выпадет шанс переспать с самым красивым парнем полушария?! Ну да, переспать...Ох, Крис, ну ты как дите малое. Конечно! Где бутылка... Неправда, я пил вовсе не больше тебя! К тому ж она кончается... Ладно, ладно, забирай, только не допивай всё. Как не дашь?! А, бутылку...Ты так больше не пугай!
Мрмм...Обожаю, когда ты смеешься...Всё, сил моих больше нет терпеть, пошли в спальню. Здесь? Ладно, давай здесь, мы ведь самые красивые парни Солнечной системы, нам можно...Да, поцелуй меня, вот здесь...Я тебе говорил, что я тебя люблю? Как друга, конечно! Шнайдер, ну я в тебе не сомневался... Ага...наконец-то расслабимся после этой дурацкой репетиции. Всё-всё, замолкаю...

Шнайдеру снился сон. Совершенно идиотский: будто бы во время Второй мировой он поставляет метательные барабанные палочки для русских и немецких войск одновременно. В конце концов его поймали на незаконной кон-трабанде в африканские племена, почему-то выступающие на стороне Японии, палочек с перьевым хвостом для улучшения полета и посадили под арест в комнату Рихарда. Там Шнай со злости побил всю посуду и с ужасом представлял, как будет объяснять это Риху. А вдруг тот обидится и лишит его заслуженной медали самого красивого парня Вселенной? Почему-то именно это казалось особенно важным... В конце концов он решил предложить гитаристу оставшиеся хвостатые палочки, а то и заплатить натурой, лишь бы Риша не вскрыл вены вдоль своим заточенным двухполосным медиатором, которые он продавал в США...
Шнайдер судорожно вздохнул и открыл глаза. «Та-ак, и где осколки посуды?» - сосредоточенно подумал он. При виде разбитого стакана дыхание перехватило, а лицо ощутимо побледнело. Не сразу до похмельного барабанщика дошло, что битый стакан только один, а Вторая мировая закончилась задолго до его рождения. «Тьфу, и приснится же...с чего бы, интересно...так, а где я нахожусь?»
Находился он на диване в зале рихардовской квартиры. За окном ярко светило утреннее солнце, над ухом не-громко бормотал телевизор, а хозяин квартиры...лежал рядом, сладко сопя и обнимая своего гостя. Одежда обоих была живописно раскидана по всей комнате.
- Ё-ё!! – во всю глотку взвыл Кристоф, вспомнив подробности этой ночи, и нервно схватился за кучеряшки. Круспе недовольно заворочался. – Спи, спи, маленький... – растянул губы Шнайдер, поглаживая Рихарда по голове и с трудом удерживаясь от истерического хихиканья. Протянув руку к полу, он нащупал бутылку и основательно к ней приложился. Мда, вот и сходил в гости... И ведь даже не скажешь, что было скучно или что-то не понравилось! Понравилось, уж себя-то лучше не обманывать. А уж если вспомнить, что вчера с бодуна нес Рихард, можно от гогота скончаться! Интересно, сам он это помнит?
При взгляде на мирно спящего Круспе в ударнике взъелась вредность. «Какого хрена он тут дрыхнет, соблазнитель чертов, а я бодрствую?! Непорядок, надо будить...»
Шнай наклонился к гитаристу и нежно коснулся его губ. Тот сонно отозвался на ласку, но просыпаться не торопился.
-Рих, вставай, на репетицию пора.
-Ммммм...какую еще репетицию, ты бредишь...
Кристоф провел ладонью по его груди и несколько раз поцеловал шею. Увлекся и переключился на подбородок, а там и снова добрался до губ.
-Замечательное пробуждение, - довольно потянулся Рихард, – всегда бы так...
-Женись – будет всегда.
-Чегооо?!!! – аж подскочил гитарист. – С ума сошел?!!
-Вот всегда так, на секс – первый, а как жениться... – проворчал Шнайдер, но долго удерживаться серьезный тон не смог и расхохотался: - Да не на мне, герой-любовник! И вообще, я шучу!
-Шуточки у тебя!..
Закончить гневную отповедь Круспе не дал настойчивый трезвон мобильника.
-Черт, ну кто там еще меня хочет кроме Шнайдера...Алло. Да, привет. Какая репетиция? В двенадцать? А сейчас сколько? Ладно, подъеду...Да, Шнайдер у меня. А ты как думаешь? Тем же чем и с тобой! Пиво пили, телек смот-рели, самодеятельностью занимались...Угу. Не знаю, если у него алкоголь выветрился...Ладно, ладно, пока. Будем к двенадцати. – Рих шмякнул телефон на стол. – Ты накаркал, подлец, - репетиция в двенадцать! За это тебе придется поплатиться. – Рука гитариста скользнула вверх по бедру Шная. Тот поймал ее и притянул его к себе.
-У нас еще целый час... – выдохнул он.
Губы Рихарда остановились в миллиметре от полуоткрытых губ Шная:
-И за этот час нужно собраться и дойти до репетиционной! – простонал он. – Тебя же нельзя пускать за руль с таким перегарищем! Да и меня, подозреваю, тоже...Кстати. Где вчерашняя бутылка?
-Черт! – досадливо ругнулся Шнайдер. – Может, Пауля попросим заехать?
-Так он и разбежался. У него сегодня какие-то свои важные неотложные дела, и он страшно занят...Шна-ай! Я же просил всё не допивать!
При взгляде на несчастную рожицу Риха Кристофу даже стало его жалко.
-Ты просил вчера, - напомнил он. – а я допил сегодня.
-Тьфу на тебя! – обиделся Круспе. – Давай лучше собираться, а то опоздаем...Опять мобилка. Да! Что, Пауль? А...да! Конечно! Мы как раз думаем, как добираться...Отлично, ждем к половине...до встречи.
-Свершилось чудо, и он предложил за нами заехать? – Шнайдер насмешливо приподнял бровь.
-Именно. Эй-эй, и не надо так многозначительно на меня смотреть. Ты мое пиво выпил, и не желаю иметь тебя...тьфу, с тобой никаких дел. Убери руки. Убери руки, кому говорю! Шаня, это нечестно! На тебя невозможно обижаться!..
-Чудо ты ходячее, - рассмеялся Шнайдер. – Анекдот на ножках! Пойдем лучше в душ. Совместим приятное с необходимым.

...Спустя час под окнам требовательно загудела машина.
-Вот и Пауль, - пробормотал Рих, продевая шнурок в последние дырочки.
-Боже, это только первый ботинок?! НУ НА КОЙ ТЕБЕ НУЖНЫ БЫЛИ ДВАДЦАТЬ ДЫР?!
-Зато посмотри, какие они красивые.
-Тебе еще ресницы красить, болван! Ты не успеешь!
-Ой, точно!
-Э-э, я пошутил...Рихард, брось тушь! Кто ее у тебя забыл?
-Пауль, вот и верну заодно...Челюсть подбери. Это его концертная тушь.
-Это выше понимания моего примитивного мозга... Давай, одевай куртку и пошли.
-Уже... – Круспе не застегивая накинул куртку. - Кстати, забери свою палочку, мне она не нужна...Крис? Кри-ис, что с тобой? Челюсть подбери, говорю, а то потеряется! Ты что, забыл, как мы вчера ей птицу какую-то подбили? Да не челюстью, палочкой, вот этой...Я ее тебе в карман положу. А птица на кухне лежит, ощипанная, если хочешь, вечером ее приготовим. Это еще что, вот я тебе покажу, что я с медиатором сделал... Хоть свою фирму открывай!
На ладонях гордого Рихарда лежали заточенный металлический медиатор и барабанная палочка с прикрученными к концу перьями.

DAS ENDE

Отредактировано Грэм Стоунфайд (2008-09-03 18:49:27)

+4

8

Сколько раз читала, до сих пор в бугога...

0


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Психоз четырех калужских слэшеров. Фанфики. (КиШ, Раммштайн и пр...)