Semantics: The Conweb Of Words

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Всего один вечер...


Всего один вечер...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Хогвартс, 1 сентября 1996 года. Время около восьми часов вечера. На улице совершенно по-летнему жаркая погода. Солнце начинает неторопливо закатываться за горизонт. Над Хогвартсом абсолютно ясное высокое синее небо.
Место действия - крыша одной из башен.
Действующие лица - Ромильда Рейн, Михаэль Кромм, (может, кто-то еще потом появится).

0

2

Михаэль сидел на краю стены, свесив вниз ноги, прислонялся плечом к зубцу и бездумно глядел куда-то в пространство. Настроение было препакостнейшее. Вернувшись из дома, злой, издерганный и нервный Михаэль умудрился переругаться со всеми друзьями и приятелями, кого встретил  в школе - а встретил он практически всех, включая даже Грэма. Слизеринец срывался на окружающих по малейшим пустякам, оставляя их в возмущенном недоумении на тему "Да что этот слизеинец вообще себе позволяет?! Да видал(а) я таких друзей!" и "Какая муха его укусила?!" В итоге, сообразив, что такими темпами он скоро переругается вообще со всей школой, потому как на незнакомых и полузнакомых он срывался еще активнее, Михаэль решил устранить все поводы для возмущения - проще говоря, забиться куда-нибудь подальше в укромный угол до самого вечера. Чем он, собственно, в данный конкретный момент и занимался. Причем занимался уже эдак четвертый час...
Все это время он, естественно, не выпускал из рук ножа, и даже позы практически не менял.
Сиьнее всего расстраивала ссора с Грэмом - вернее, это, наверное, была единственная ссора, которая по-настоящему огорчала. И произошла она, естественно, по инициативе Михаэля. А поводом послужила... По идее, повода-то особого не было! Михаэль ужасно соскучился за лето, и при встерче собирался... Да какая разница, если все равно получилось совершенно по-другому. Они пересеклись в одном из коридоров, и на беду Грэм шел навстречу с какой-то смутно знакомый и определенно симпатичной девушкой. Повода для ревности, если подумать, не было вообще никакого - в конце концов, ну не шарахаться же ему от своих собственный однокурсниц! - но Михаэлю хватило и этого... Сейчас он уже более-менее остыл, осознал всю бредовость собственных предположений, и собирался с минуты на минуту встать и отправиться на поиски любимого, чтобы с ним помириться. Впрочем, это "с минуты на минуту" длилось уже часа два, и уже не имело практически никаких шансов на реализацию. И, судя по всему, Кромму предстояла практически бессонная ночь в спорах с самим собой на тему: "Сам виноват, идиот!", потому что по Грэму он соскучился очень сильно...
Размышления и самобичевания Михаэля прервал скрип открывающейся двери. Слизеринец с крупными буквами написанным на лице недовольствам обернулся к тому... нехорошему человеку, который не нашел другого места в замке для проведения этого вечера.

+1

3

Если день не задался с самого начала – это о чем-то говорит. Опоздание на поезд, потом выяснение, что забыла дома чемодан с самыми любимыми  вещами (тут уже, вероятнее всего, маман постаралась, в ее духе штука), а потом некий молодой человек с Райвенкло, упорно все лето писавший прочувствованные письма и пол дня бегавший за Ромкой хвостиком чтобы пригласить ее вечером на свидание, когда та, наконец, не выдержала и сдалась, согласившись на «романтичный вечер» на башне на закате, через час после этого (за двадцать минут до свидания) прислал весточку с совой о том, что прийти не сможет. То есть, даже лично сказать не то постеснялся, не то побоялся.
Поспорил он с кем-то, что ли, что я соглашусь с ним встретиться? Или испугался в самый ответственный момент? Во парни пошли, а… Детский сад, ну ё-моё!
Поскольку «романтический вечер» благополучно отменился, а больше никаких занятий на вечер у девушки не было, она решила все-таки пойти на ту башню одна. Нет, не в надежде, что изменник таки явится – нужен он ей был, как сфинксу спицы… Просто Ромми всегда любила башни, так почему бы и не посидеть вечерок в одиночестве, в тишине и покое в таком замечательном месте? А еще на крыше ведь места полно, поэтому можно будет спокойно потренироваться на свежем воздухе, тем более к вечеру сейчас жара спала, и погода должна быть просто потрясающей…
С этими позитивными мыслями и толстым пледом в охапке Ромка, одетая в свободные шорты, короткий топик и кроссовки, поднялась на самый верх, почти не запыхавшись, и с шумом распахнула дверь на крышу. Первое, что она увидела, было смутное черное пятно на фоне серой стены и синего неба. Присмотревшись, она узнала в пятне Михаэля – странное забавное существо со Слизерина, которое пару месяцев перед каникулами упорно шокировало весь красно-золотой факультет своими достаточно частыми появлениями. До такой степени частыми, что вышеупомянутый факультет к нему уже даже привыкнуть успел. Правда, не все привыкли к тому, что бегает это чудо не тайком к какой-нибудь симпатичной девочке с враждебного факультета (прям Ромео и Джульетта), а… к симпатичному же, но парню (Ромео и Меркуццио?). Причем, насколько знала Ромка, беганья эти были совершенно взаимными. Большинство сокурсников, глядя на эту престранную парочку, только укоризненно качали головами в адрес Грэма «А был же нормальный парень…», но не возмущались, смиряясь с тем, что каждому свое. А сама Ромка… огромное удовольствие ей доставляло дружески подначивать Грэма на эту тему (сидящую, к слову сказать, в данный момент на краю крыши). Стоунфайд не обижался, и, как правило, реагировал весьма позитивно, бодро шутя в ответ. Но иногда – ради чего, собственно, все и затевалось – он так трогательно смущался… «Иногда», к сожалению, бывало слишком редко, но оно того стоило! Ромильда почему-то испытывала огромное удовольствие, лицезрея смущение на физиономии этого лохматого брутального создания. Да и просто перешучивания тоже неприятными назвать было сложно…
А с собственно Михаэлем Ромми была знакома довольно поверхностно. Раньше он вызывал в ней раздражение – как все надменные и холодные слизеринцы – и, в большей даже степени, недоумение, потому как заносчивым его назвать было нельзя. Ходило этакое молчаливое независимое привидение, зыркало на окружающих мертвыми серыми глазами. А сейчас слизеринец вдруг резко и как-то радикально переменился: улыбается, шутит, дружелюбный такой… как правило. Ромка теперь даже умудрилась заметить, что парень он весьма симпатичный, хоть и несколько женственной внешности, да и человек не такой уж плохой, поэтому пока что он числился у нее в приятелях.
Впрочем, приятельство приятельством… но Ром уже настроилась на активную тренировку без посторонних свидетелей, и присутствию слизеринца она была совсем не рада…
Хорошо хоть, вся романтика благополучно накрылась медным тазом раньше… А то бы сейчас точно накрылась, и уже другим чем-то, еще менее приятным…
- Ага. А тут, оказывается, занято уже, - возмущенно проворчала Ромка, когда слизеринец к ней обернулся. Выражение лица у него было весьма говорящим, и говорило оно о том, что ее присутствию он тоже не особо рад. – Ты чего, прыгать, что ли, собрался? – фыркнула она, бросая плед у стенки. Решение остаться тут при виде недовольной мордашки Михаэля еще сильнее окрепло. – Если собрался, то давай собирайся быстрее, а то я все никак не могу решить, что делать: не то помочь тебе, не то начать отговаривать, не то просто проигнорировать твое присутствие… - с этими словами девушка начала невозмутимо разминаться, снизу вверх, начиная с голеностопа. – И не смотри на меня так, уходить я даже и не собираюсь. Вот еще! Тут несколько сотен ступеней, зря я, что ли, по ним бежала? А, кроме шуток, ты что тут сидишь-то один? Я бы еще поняла, если бы не один, а с Грэмом… я бы тогда, честное гриффиндорское, молча развернулась и тактично удалилась…

+2

4

Неожиданным интервентом была еще одна сокурсница Грэма – к счастью, не та же самая, что днем. Ромми, наверное, была самым позитивным существом на всем своем факультете. Ну, или «одним из»… поэтому ее Михаэль уж тем более рад видеть не был: когда настроение отвратительное, наблюдать за чужим бодрым оптимизмом как-то не сильно тянет. А гриффиндорка тем временем явно не собиралась никуда уходить, и, бодро тараторя, начала… разминаться? Зачем? Она чем тут заниматься собралась?
- Угу, собирался. Прыгнуть. Пока ты не пришла. Но сейчас – и не надейся, не доставлю я тебе такого удовольствия, - проворчал Михаэль, уже смиряясь с тем фактом, что в покое его сегодня не оставят, и прикидывая, что лучше сделать – испортить вечер и девушке, которая тоже явно рассчитывала на отсутствие компании, или пойти и попытаться найти другое место и надеяться, что там-то его точно никто не тронет…
– И не смотри на меня так, уходить я даже и не собираюсь. Вот еще! Тут несколько сотен ступеней, зря я, что ли, по ним бежала? А, кроме шуток, ты что тут сидишь-то один? Я бы еще поняла, если бы не один, а с Грэмом… я бы тогда, честное гриффиндорское, молча развернулась и тактично удалилась…
Михаэль поморщился, но решил ответить честно – в конце концов, тоже мне, великая тайна.
- С Грэмом я поругался… и еще с парой десятков знакомых людей и парой десятков незнакомых… Вот и сижу, чтобы не поругаться со всеми остальными…
Внезапно парень обнаружил, что настроение скандалить пропало напрочь. Осталось только общее раздражение окружающим миром, собой и всем человечеством. Тем временем неспешная разминка у девушки перешла в более активную фазу, с короткими резкими ударами всеми конечностями. С некоторым недоумением Михаэль отметил, что двигается она на редкость хорошо и правильно, и явно неплохо умеет драться… Он даже обернулся полностью, свесив ноги уже по эту сторону стены.
- А тебя-то сюда каким ураганом забросило, а? – задумчиво поинтересовался он, с все возрастающим интересом наблюдая за девушкой и подмечая некоторые (весьма, кстати, немногочисленные – у самого Михаэля их было больше) неточности и шероховатости.

+1

5

- А, ну все понятно… - кивнула Ромми, останавливаясь, упирая руки в боки и окидывая парня цепким внимательным взглядом. И только сейчас отметила порхающий с похвальной скоростью в пальцах нож. Ага… Мы, значит, любители острых игрушек… Интересно, а он только на такие фокусы способен, или что-то еще умеет? Что-то тощеват… Скорее всего, нет… Хотя… попытка, как говорится, не пытка! Одной в любом случае хуже тренироваться… если, конечно, компания занимается тем же самым, а не собралась исключительно в наблюдательных целях.Слушай, а тебе в такую жару в черной рубашке, в кожаных штанах и высоких ботинках не жарко? – недоуменно поинтересовалась она. – И вообще, как можно ходить в таких ботах, тем более летом: они же тяжеленные и неудобные, стопа не гнется совершенно… Мне в шортах-то жарковато…
Девушка удивленно покачала головой, окидывая с ног до головы (волосы у него тоже черные были… точнее, не совсем черные, но очень сильно темные) закутанного в одежду парня еще одним взглядом. У него даже рубашка была застегнута на все пуговицы, включая ту, которая у горла, и пуговицы на рукавах. Счастливый… он, наверное, не ждет завтрашнего дня, когда надо будет весь день оттарабанить в школьной форме… мантию, конечно, не обязательно, но… поскольку юбки я не ношу, это значит надо надевать брюки, а с ними и ботинки… Мерлин, скорей бы выбраться из этого страшного места на волю… Какой-то концлагерь, ну честное гриффиндорское!
- Знаешь… У меня есть идея. Точнее, вопрос… А еще точнее – и то, и другое. Я знаю всего два надежных способа борьбы с хандрой. Про второй способ мы с тобой после поговорим, если с первым ничего не получится, и если вдруг я не заболтаю тебя до смерти… или позорного бегства. Так вот, это самое первое средство – хорошая драка. Ну, или в нашем случае, интенсивный спарринг. Но это, конечно, если ты драться умеешь… ну хоть немного! А не только этот свой ножичек в лапках крутить… - скептически фыркнула она, подходя к парню. – Ну, так что? Как насчет поразмяться? Или все-таки мне проводить сеанс психотерапии, и после неудачи – а я в ней почти уверена – переходить ко второму методу?! Какому – не спрашивай, я тебе потом в случае чего расскажу… А то мало ли…

+2

6

- Не знаю, мне удобно, - Михаэль безразлично пожал плечами в ответ на недоумение девушки. – К тому же, я привык уже… А ботинки очень удобные, зря ты так…
Следующие вопросы девушки повергли его в некоторое недоумение, но… черт побери, предложение было весьма заманчивым! Слишком заманчивым, чтобы без повода от него отказываться…
Интересно, а что за «второй способ», о котором она не хочет говорить, и «мало ли»… что?
- Я занимаюсь чуть больше года, поэтому… - он многозначительно пожал плечами. – Да еще преимущественно боем на ножах, так что с рукопашным у меня не слишком хорошо, - честно признал он, спрыгивая со стены, опускаясь на корточки и начиная разуваться – какие бы ни были армейские ботинки удобные, но тренироваться лучше все-таки без них. Оставшись босиком, Михаэль на мгновение задумался и решил все-таки снять еще и рубашку. По той же причине, что и ботинки. Наставник, учивший его всем этим приемам, обычно тренировал – и рекомендовал тренироваться – парня босиком, в просторных штанах на манер шароваров. Штаны эти лежали сейчас в комнате, в шкафу. Призывать их и переодеваться было долго и в принципе не необходимо – эти вот самые штаны были сшиты мягко говоря на совесть, и движений не стесняли совершенно. Короткая разминка с растяжкой под задумчиво-оценивающим взглядом гриффиндорки. Потом девушка удовлетворенно кивнула и отошла на шаг назад.
- Ну что, поехали? – улыбнулся слизеринец.
Первый раз он даже не успел понять, как оказался на полу. Ромка, задорно усмехаясь, сделала театрально-приглашающий жест рукой. Второй раз Михаэль тоже не успел среагировать, а потом уже пошло лучше. Девушка была шустрая, как какой-то мелкий хищный зверек, и при этом не по-девчачьи сильная – захваты и броски у нее были ого-го. Впрочем, у Михаэля с ловкостью-то тоже особых проблем не наблюдалось, проблемы были с техникой. Прямо мангуст и кобра, - мелькнула в голове у парня поэтичная ассоциация. Впрочем, вызвавшая только скептическую усмешку: отсутствием самокритичности, тем более в таком вопросе, он не страдал: до кобры ему было все-таки весьма далеко. За отвлеченные мысли он был тут же наказан очередным падением, учел ошибки, и потом уже не отвлекался.
Спарринг с Ромкой нравился Михаэлю все больше и больше. И настроение действительно начало подниматься, появился даже азарт, адреналин, и все прилагающиеся к тому прелести. Со стороны это все выглядело и вовсе замечательно – ребята, все-таки, занимались боевыми искусствами довольно долго, да и с врожденными реакцией и скоростью проблем не было у обоих. Босоногая изящная девушка с кошачьей грацией танцовщицы, загорелой в бронзу кожей и короткими, торчащими во все стороны волосами, и босой же обнаженный до пояса стройный юноша с длинными прямыми волосами (которые он благополучно забыл собрать) и мраморно-белой кожей, действительно стремительностью движений чем-то напоминавший змею. Завораживающее зрелище – но зрителей у него, увы, не было…

+1

7

Тяжело пыхтящая Ромка, улыбаясь до ушей, расправила покрывало, и бодро на него плюхнулась. Сидя, снизу вверх глядя на Михаэля, похлопала рукой по покрывалу рядом.
- Садись, я не кусаюсь, - хмыкнула она. Слизеринец ломаться не стал, уселся рядом, а потом медленно и молча завалился на спину, тоже довольно ухмыляясь. – Ну, я же говорю, первейшее дело при упадке настроения, - Ромка обернулась к парню. Тот с улыбкой смотрел куда-то вверх. – А ты, кстати, молодец, - она поощрительно похлопала его по коленке. Взгляд опустился на девушку, и улыбка из мечтательной стала донельзя ехидной. - По твоему вступлению я ожидала, что будет хуже… Ты давно занимаешься? А я вот уже пятый год, а до этого с пяти лет танцами с легкой руки маман… Я ими и сейчас, кстати, занимаюсь… а ты танцевать любишь? Нет? А зря, это здорово… что, даже вальс не умеешь? Фи… как же ты на балы ходить будешь, обалдуй?! – она фыркнула. – Вот, блин, парни… Что ж вы все танцевать-то не любите? Ну, хорошо, почти все, но это не суть важно, - она со вздохом завалилась на спину. Потом, немного помолчав, повернулась на бок и подперла голову рукой, опираясь на локоть, задумчиво глядя на слизеринца. И тщательно пыталась разобраться в собственных мыслях и в их причине… впрочем, причина-то была вполне очевидная, и лежала вот тут рядом, задумчиво-мечтательно глядя в небо серыми, как его нож, глазами. М-да, становится все чудесатее и чудесатее, - резюмировала мысленно Ромка, проанализировав собственные ощущения. А ощущения сводились к тому, что девушке очень хотелось поцеловать Михаэля. Для начала…
Сперва страшно перепугавшись, она вновь молча проанализировала собственное состояние, и с облегчением поняла, что влюбленностью тут никак не пахнет – сплошь физиология, излишки адреналина и гормонов. Жить стало заметно легче, и отношение к происходящему у девушки поменялось. С одной стороны, конечно, было несколько невежливо соблазнять чужого парня – даже если он с парнем и встречается. Но, с другой… Да кто об этом узнает? Ничего большего Ромке нужно не было, упаси Боже от такого счастья, как влюбленность. А вот неплохо провести вечер… А, может, и ночь, как пойдет, она была совершенно не против – надо же было как-то компенсировать неудавшееся свидание.
В любом случае, я же не собираюсь его насиловать, - мысленно хихикнула девушка. И, продолжая задумчиво-хищным взглядом смотреть на парня, нарушила-таки затянувшееся молчание.
- Михаэль… а можно я тебе задам личный вопрос? – парень перевел на нее вопросительный взгляд, который Ромми сочла согласием. – А ты только парней любишь, или нет? – секунду или две подождав и так и не дождавшись ответа – видать, растерялся парень сильно,  и судорожно пытался придумать ответ. Ждать не хотелось, поэтому девушка, подавшись вперед, осторожно его поцеловала. Тот не ответил – но и не оттолкнул… Слегка отстранившись, Ромми вопросительно посмотрела на парня, но его глаза были закрыты…
- Это, собственно, второй способ борьбы с плохим настроением, - тихо произнесла она. – Точнее, его начало… - и вновь прикоснулась губами к его губам…

+2

8

– Ну, я же говорю, первейшее дело при упадке настроения…
- Да уж… Будешь теперь моим дежурным антидепрессантом, - усмехнулся Михаэль. – А то особо потренироваться-то мне не с кем, так что…
- А ты, кстати, молодец…
- Ну да, ну да, - он перевел ехидный взгляд на отчего-то странно задумчивую Ромми. – Падал не сразу и правильно, и даже, кажется, ничего себе не сломал…
- По твоему вступлению я ожидала, что будет хуже… - хмыкнула она. – Ты давно занимаешься?
- Чуть больше года, я же говорил, - лежа пожимать плечами было не слишком удобно.
- А я вот уже пятый год, а до этого с пяти лет танцами с легкой руки маман... А ты танцевать любишь?
Михаэль выразительно поморщился, и девушка поняла его правильно. - Нет? А зря, это здорово… что, даже вальс не умеешь? Фи… как же ты на балы ходить будешь, обалдуй?!
Он много значительно фыркнул: мол, нафига мне ваши балы, и вновь уставился в небо. Высокое, темно-синее осеннее небо. Закат уже почти догорел, и осторожно подкрались сумерки – живые, прозрачные, светлые сумерки. Хм, а ведь Ром права… Действительно неплохо помогает. Эх, хорошо-то как!
Настроение заметно улучшилось. Впрочем, ссора с Грэмом, так и не шедшая из головы, продолжала его омрачать. Да уж, тут никакие спарринги не помогут… Либо надо забыть о ссоре, либо – устранить ее последствия. В свете опускающейся ночи примирение выглядит недостижимой мечтой, а забыть до завтрашнего утра я точно ничего не успею…
Размышления нарушил голос девушки:
- Михаэль, а можно я задам тебе личный вопрос? – он поднял на девушку недоуменно-вопросительный взгляд. Хорошенькое начало, - мелькнула в голове скептическая мысль. Развить ее, впрочем, Михаэль не успел… - А ты только парней любишь, или нет?
Сначала парень подумал, что вопрос ему послышался. Потом понял – нет, действительно он был задан. Что же ей в таком случае от меня надо?! – растерянно подумал Кромм, но огласить этот вопрос вслух ему опять же не дали - девушка явно решила проверить все на практике.
Осторожное прикосновение губ, игриво скользнувший по губам язык… Михаэль прикрыл глаза, пытаясь разобраться в своих ощущениях. И в следующий момент с недоумением понял, что ему происходящее скорее нравится, чем нет…
Так, а ну-ка возьми себя в руки! Утверждал, что Грэма любишь, а сам что? Михаэль, соберись! Встань, извинись, и линяй отсюда, как бы это ни выглядело глупо, пока не натворил глупостей…
- Это, собственно, второй способ борьбы с плохим настроением. Точнее, его начало… - проговорила она, слегка отстраняясь и щекоча его губы дыханием… а потом…
Что я делаю?! – мелькнула в голове полная ужаса мысль, когда парень с жадностью ответил на поцелуй, одна его рука обвила тонкую талию девушки, а вторая легла на затылок. Мокрая после активных физических нагрузок кожа была гладкой и очень горячей на ощупь…  Мысль была благополучно проигнорирована и забыта…
Перекатившись, он повалил девушку на спину, целуя ее с какой-то непонятной, отчаянной жадностью, прижимаясь к ней всем телом… Девушка и не думала возражать – ее ладони быстро скользнули по его спине, одна на поясницу, а вторая – по плечам, на шею, убирая с его лица рассыпавшиеся запутанные волосы.
Сколько времени они вот так целовались, Михаэль сказать бы не мог…  Но он вдруг очнулся, с сильным недоумением обнаружил свою ладонь под топиком девушки, и осознал, что его поведение в данный конкретный момент логичным назвать весьма затруднительно…
Кто-то тут только что сцену ревности закатывал на пустом месте… А сам сейчас себя как ведешь?! Идиот с хроническим недотра… Короче, идиот! Ну, зачем ты с Грэмом поругался, а?!
- Ромми… Мы… - растерянно начал он, отстраняясь от девушки.

+2

9

- Ромми… Мы… - растерянно пробормотал парень, намереваясь отстраниться. Ох уж эти мужчины... Ну что случилось-то? А-а-а, ну все понятно... Нас совесть замучила! Боже мой, слизеринец с совестью, держите меня, сейчас упаду, - хмыкнула она про себя. Улыбнулась и произнесла:
- Все в порядке. Все правильно... - и вновь его поцеловала. Чтоб не отвлекался на глупости...
...
Уютно устроившись у парня на плече, Ромильда с молчаливой усмешкой думала, что пора бы начинать учиться мурлыкать - в подобные моменты данного умения очень сильно не хватало для выражения собственного настроения...
Девушка сладко потянулась всем телом, сложила руки у Михаэля на груди и положила на них голову, все с той же задумчиво-насмешливой улыбкой глядя на его лицо. Глаза праня были закрыты, а по спокойному выражению лица прочитать что-то было весьма затруднительно. Кончики пальцев его руки бездумно скользили вдоль позвоночника, ногти слегка царапали кожу, и это было очень приятно, этаким завершающим штрихом к общему настроению умиротворенного удовольствия. Интересно, а с чего это у нас такие когти острые? Затачивает он их, что ли? Интересно, каким образом... и зачем? Вот уж чудо в перьях... Такой милый, забавный... Интересно, а что он раньше-то злым и колючим был? И что с ним Грэм такого сделал, что он так изменился?
Предположения по этому поводу заставили девушку тихо фыркнуть от смеха. Парень от этого звука открыл глаза и вопросительно на нее покосился.
- Ничего-ничего, не обращай внимания, - она насмешливо наморщила нос. Пришла к выводу, что раз уж начала говорить, то можно и не прекращать это делать, и произнесла: - Вот видишь, все нормально, а ты боялся!
Михаэль только с непередаваемой интонацией фыркнул в ответ. Ромми хихикнула, вспомнив один свой недавний... относительно недавний вопрос.
- Хм... Думаю, это все можно считать ответом на мой вопрос... Любишь ты не только мальчиков... - глядя на выражение ошарашенности на лице слизеринца, она не удержалась и захихикала... Теплый ветерок приятно гладил кожу, на небе уже появился желтовато-белый диск полной луны, где-то в Запретном лесу кто-то выл: или волки, или какая нечисть, Рейн в этом не разбиралась. - Слушай, а тебе очень надо в свою комнату? Давай тут и заночуем, а... Хорошо, тепло, дождя не намечается... М-м-м? - она душераздирающе зевнула. Хм... Странно... я спать хочу? М-да... С другой стороны, если вспомнить чудовищное утро, то ничего удивительного...

Отредактировано Ромильда Рейн (2008-07-23 10:00:36)

+2

10

И кто бы мне объяснил, что это было... - мысленно вздохнул парень. - Я только что изменил любимому человеку... Причем как-то это все спонтанно произошло! И что мне теперь, интересно, делать? И как объяснить ситуацию Ромми? Впрочем... Что-то у меня такое ощущение, что ей абсолютно пофиг, и всё она прекрасно понимает, и единственное, что она мне скажет, это "не парься", или что-то вроде... Может, действительно, не париться? Это первый и последний раз, ведь так...
Ромка вдруг тихо хихикнула. Михаэль открыл глаза и вопросительно покосился на девушку.
- Ничего-ничего, не обращай внимания. Вот видишь, все нормально, а ты боялся!
Михаэль насмешливо фыркнул.
- Я не боялся. Мне совесть не позволяла, и сейчас не позволяет... - вздохнул он. - С другой стороны, кому до нее какое дело, до совести... - парень насмешливо фыркнул.
- Слушай, а тебе очень надо в свою комнату? Давай тут и заночуем, а... Хорошо, тепло, дождя не намечается... М-м-м? - промурлыкала девушка и зевнула.
- Что я там забыл, в этой комнате? - хмыкнул парень. Потом дотянулся до своей рубашки, накрыл ею себя и девушку, устроился поудобнее... и почти мгновенно уснул.
...
Из горла рвется сдавленный хрип... Боль разрывает тело на части... И даже кричать уже невозможно...
Опять тот же сон...
Михаэль открыл глаза. Луна бледным пятном висела прямо над головой. И мелкие колючие звезды. Рука, на которой лежала Ромми, затекла и онемела. Без подушки затекла шея.
Но в то же время окружающий мир был настолько пугающе нереален... Он скорее поверил бы в то, что сейчас спит...
Осторожно выскользнув из объятий сонно заворчавшей девушки, подобрал нож, натянул брюки и уселся на край стены, свесив ноги наружу. Очень хотелось просто оттолкнуться сейчас руками... А потом короткий полёт - и уже никаких снов... И никакой боли, никогда...
Кровь в лунном свете кажется почти черной. Первая капля сбегает по бледной коже и срывается вниз. Рядом с порезом меддленно ложится еще один... Боль. Простая, понятная и материальная. Единственное спасение от кошмаров...

+2

11

Ромка очнулась от того, что теплое плечо из-под головы куда-то внезапно исчезло. Спать без подушки девушка не привыкла, поэтому почти сразу очнулась. Опираясь на одну руку, а кулаком второй руки потирая глаза, он огляделась. Душераздирающе зевнула и огляделась еще раз. Так, ну и куда эта наглая слизеринская физиономия слиняла, я что-то не поняла?
Впрочем, пропажа отыскалась очень быстро - на фоне высокого неба и начинающегося рассвета отчетливо выделялась темная ссутулившаяся фигура на краю стены. Девушка плавным кошачьим движением поднялась на ноги, потянулась, накинула на плечи обнаруженную тут же рубашку парня, пару раз подвернула рукава, и, бесшумно ступая босыми ногами, подошла к Михаэлю. Присмотревшись, сначала подумала, что это галлюцинация, и на всякий случай протерла глаза еще раз. Видение не исчезло - парень действительно сидел и молча и методично полосовал себе ножом руку. Ромми, конечно, слышала о подобных отклонениях, но сталкивалась как-то впервые...
Так, ну и что с ним делать? А если сейчас кровью истечет? Хотя нет, вряд ли... Вроде, по внешней стороне руки режет, на самоубийство не похоже, да и не слишком глубоко... Мерлин, а вот если я его сейчас окликну, может и сильно резануть...
Дождавшись, пока парень на короткое время отнял тускло блеснувшую сталь от руки, Ромка легко запрыгнула на стену, одной рукой обняв слизеринца за плечи и положив голову ему на плечо. Парень вздрогнул.
- Что-то случилось? - полюбопытствовала она. - Ты решил покончить с собой, или это хобби у тебя такое? Если первое - то погоди чуть-чуть, я оденусь и тихо отсюда слиняю, а то пойди докажи потом, что ты сам, а не с моей помощью... Еще синяки твои найдут, и решат, что я тебя сначала побила, а потом инсценировала самоубийство, - Ромми хихикнула. - Но а все-таки? Что такое успело случиться за ночь, что ты тут сидишь и занимаешься самоистязанием... Или, вот еще вариант, это ты по религиозным соображениям? И вообще, что-то тебя трясет по-моему... Ты не замерз?

0


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Всего один вечер...