Semantics: The Conweb Of Words

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Братская любовь


Братская любовь

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Действующие лица: Семья Дюфоров.
Описание: Как все начиналось.
Предупреждение: Слэш, ангст и т.д.

0

2

Была уже поздняя ночь, около трех часов, не меньше. По дому то и дело там и тут раздавались тяжелые шаги Адриана. Юный Чарли Дюфор, пятнадцати лет от роду, сидел на подоконнике и невидящим, как всегда, взглядом, смотрел на полную луну. Тонкие, как ветки, руки, лежали на острых коленках. В очередной раз скрипнула дверь, в комнату скользнул луч света. В дверном проеме застыла огромная черная тень.
-Чарли, пожалуйста, ложись спать.
-Нет, папа, нет... - худое нескладное тельце подростка едва уловимо задрожало, - Джеймс, я его дождусь.
-Ну ладно-ладно... - боясь спровоцировать сына на что-нибудь не очень хорошее, Адриан опять скрылся.
Дюфоры не планировали третьего ребенка, первых двух вполне хватало - но так получилось, что на свет появился Чарли. Мальчик родился на два месяца раньше срока. Акушер сказал, что он умрет через пару недель. Мать отказалась от сына, но Адриан Дюфор твердо заявил, что его ребенок останется с ним, без разницы насколько. В семье об этом говорить было не принято, но все, включая Чарли, знали, что Селина Дюфор ушла из семьи именно из-за него, громко хлопнув дверью и заявив Адриану: "Ну и воспитывай сам своего недоноска!" Однако, назло мнению врачей, мальчик выжил, хотя порой казалось, что лучше бы все-таки умер. Ребенок был ходячей болезнью - чего только не было обнаружено у него за все пятнадцать лет. Мало того, что в раннем возрасте мальчик страдал аутизмом, так годам к восьми у него были обнаружены серьезные отклонения в психическом развитии.  Он был сильно не похож на остальных детей, даже внешне. Огромный рост (отличительная черта всех Дюфоров), однако при этом ужасно худое тело, которое, кажется, вот-вот переломится. Кожа бледная, а взгляд - пустой, совсем не детский, под глазами черные круги. Но еще одно ужасное открытие обнаржуилось в двенадцать лет. Первый эпилептнический припадок был действительно страшным - субтильное тельце с жуткими звуками билось в конвульсии на полу гостиной Пуффендуя, в уголках рта пенилась слюна, а ногти агонистично скребли по паркету. Даже взрослых людей потом передергивало, когда они видели это ужасающее зрелище. Больше всего, однако, пугало спокойствие его старшего брата, неважно, Джеймса или Джеффри, с которым он всем своим весом прижимал тельце к полу, деловито снимал с него очки, платком вытаскивал язык, чтобы брат не задохнулся, а потом руками придерживал голову брата, терпеливо ожидая окончания припадка, периодически вытирая с подбородка текущую слюну.
Наверное, поэтому Чарли и был так привязан к старшим братьям, особенно к Джеймсу - почему-то именно он чаще всего находился с ним рядом в самые трудные моменты жизни, - подсознательно Чарли понимал, что без братьев не выживет. Они были для Чарльза кем-то вроде ангелов-хранителей. Хотя, на самом деле, просто сиделками, и Чарли было стыдно это понимать. Он осознавал, несмотря на все свои отклонения, что своим существованием связывает братьев по рукам и ногам, что он просто ненужная обуза. Порой было так больно это понимать, что на глаза невольно наворачивались слезы, не хотелось даже жить, чтобы не мешать жить Джеймсу и Джеффри. Он любил их - любил как мог, всей своей изломанной, побитой душонкой, всем щуплым цыпльячьим тельцем, всем что у него было - он любил братьев.
Чарли сквозь толстые стекла очков осмотрел их с Джеймсом комнату. Джеффри жил в общежитии академии. Комната была выдержана в темных, нейтральных тонах, впрочем, как и весь дом - от мелькания ярких красок у самого младшего из Дюфоров мог начаться нешуточный приступ.
Вдруг обостренный слух Чарли уловил тихий скрип входной двери. Похоже, Джеймс опять попытался зайти домой незаметно.
-Где ты шлялся?! - нервный полушепот Адриана, не предвещающий ничего хорошего.
Невнятное бормотание Джеймса. Гулкий звук пощечины - а рука у Адриана тяжелая.
На ходу подтягивая вечно спадающие джинсы, Чарли босиком бросился вниз по лестнице. Джеймс стоял, привалившись к двери и держался рукой за щеку. Он весь съежился под напором отца, пытаясь стать как можно менее заметным. Адриан схватил сына за волосы - вполне возможно, что для того, чтобы приложить лицом о стену. Но сделать этого ему не удалось.
-Папа, нет! - Чарли повис на руке отца, - Не трогай его, пожалуйста!
Чарли ударил отца ниже пояса. Естесственно, пальцы Дюфора-старшего, разжались, отпустив кудри сына. Он не мог ударить Джеймса в присутствии Чарли, что очень часто спасало старшего сына. У Чарльза в любой момент мог начаться приступ, поэтому Адриан сквозь зубы прошипел:
-В комнату. Спать. Бегом!!! - Дюфор не удержался и пинком придал старшему сыну ускорения - он ненавидел такие моменты, когда Джеймса следовало бы хорошенько проучить, но Чарли не давал ему этого сделать, вплоть до того, что сам станочился под удары, закрывая брата, своим телом. А ударить недоразвитого сына-шизофреника и эпилептика Адриан не смог бы под угрозой расстрела.
-А я бы все равно тебя дождался! - с счастливой мордашкой заявил Чарли, выключая свет и расстегивая джинсы, - Даже если бы ты пришел утром, или послезавтра, или во вторник, или в следующем году, или...
Дюфор отшвырнул джинсы в угол и с головой забрался под одеяло.
-Спокойной ночи, - глухо пожелал он и уже отвернулся к стенке, но через пару секунд вылез на свет божий и повернулся к брату, - А знаешь... Мне сегодня снилось, что я - рыба! А ты - червяк! И я тебя съел! - громкий заливистый смех. Настроение Чарли всегда менялось в лучшую сторону, стоило Джеймсу появиться в поле его зрения.

+1

3

Вечер как обычно затянулся. А все благодаря добрым друзьям, которые уже в n-ый раз решили отметить поступление в аспирантуру. То, что поступление было три месяца назад, мало кого волновало. Главное, что был повод, чтобы напиться, ведь без повода напиваются только алкоголики, а чувствовать себя алкоголиком, естественно, никому не хотелось.
Дюфор уже в который раз порывался отправится домой, но его вечно останавливала фраза: "Ну давай еще по одной, и пойдешь". После того, как она была произнесена уже в пятый раз, Джеймс все все-таки решил, что пора уходить из этой теплой компании, иначе до дома он не доползет.
В принципе, можно было бы остаться на ночь, но была одна проблема. А точнее человек, из-за которого парня уже второй час мучили угрызения совести. На отца Джеймсу было немного параллельно - ну побросает об стену и все. Это уже стало привычным делом в семье Дюфоров. Но все таки парень не хотел заставлять Чарли переживать, да и сам он уже соскучился по братишке, а пьяные рожи друзей поднадоели. Поэтому, совершив отвлекающий маневр, который заключался в "случайном" разбивании бутылки, Джеймс выскользнул за дверь под громкий мат друзей.
Аппарировать до дома в пьяном состоянии было опасно, поэтому парень легкой трусцой добрался до дома и остановился в нерешительности возле дома. Главной целью парня сейчас было незамеченным попасть внутрь и по-стеночке добраться до комнаты, а там уже быстро юркнуть в кровать и надеяться, что Адриан уже спит и видит сны. Дюфор прекрасно осознавал, что такое развитие сюжета скорее из области научной фантастики, но надежда, как говорится, умирает последней.
Не успел парень сделать и шага в сторону комнаты, как перед ним вырос злобно свергающий глазами отец.
-Где ты шлялся?! - Джеймс поднял не-менее злобный взгляд на отца и искривил губы в усмешке, глядя на разъяренного отца семейства.
-Мне уже восемнадцать лет. Имею право шляться где захочу. - Почему-то парню даже доставляло некоторое удовольствие такое вот обращение с отцом. Пусть Джефф будет белым и пушистым, это его дело. Он же будет делать в точности наоборот. В некотором смысле из-за чувства противоречия, в некотором - из-за того, что Джеймс не хотел быть тенью Джеффри. Идентичной копией. Так что из-за юношеской заносчивости он шел всему наперекор.
Адриан не захотел даже отвечать на отбрехивание старшего сына и щеку парня вдруг резко как будто обожгло огнем. (хорошо, что это была всего лишь пощечина, а не боевое заклинание). Джеймс отвел глаза от отца и уткнулся взглядом в пол, чтобы не показывать тому невольно выступившие слезы.
Когда мужчина схватил сына за патлы, тот только скривился, уже морально готовясь быть ровным слоем размазанным по стенке, в сугубо воспитательных целях. Но тут из коридора раздался тихий голос Чарли, а через секунду он уже повис на руках у отца, защищая брата. Только после этого в Джеймсе проснулась, казалось уже давно заснувшая летаргическим сном, совесть. Ну вот, опять он из-за меня не спал. Отец наконец-то отпустил Джеймса и, прошипев чтобы тот шел в комнату, скрылся из поля зрения. Парень нервно тряхнул головой, пытаясь боле-менее протрезветь, и слабо улыбнувшись Чарли, слегка шатаясь зашел в комнату и сразу повалился на кровать.
-А я бы все равно тебя дождался!... - Весело защебетал брат, выключая свет. Джеймс улыбнулся, глядя на бледную тень, которая прошлепала к кровати.
-Даже не надейся. На неделю я тебя одного оставлять не собираюсь. Даже на день. - Дюфор принял сидячее положение и начал расшнуровывать стилы.
-Спокойной ночи. - Сонно пробормотал брат, зарываясь в одеяло.
-И тебе. - Джеймс стянул джинсы и кинул их к двери. Это была маленькая мстя отцу. Вот зайдет он с утра в комнату, споткнется о джинсы и поймет, что нельзя так к сыну относится. Этот вариант, правда тоже был из области фантастики, но мечтать-то не вредно?
Тут на кровати у Чарли вновь началось шевеление и из-под одеяла появилась растрепанная голова брата, после чего тот со счастливейшей улыбкой оповестил Джеймса, что во сне он был предательски съеден рыбой-Чарли. Старший брат усмехнулся и подошел к кровати Чарльза.
-Ну и как, хоть вкусно было? - Дюфор улыбнулся и потрепал братишку по волосам. Такие психоделичные сны у Чарли были обычным делом. Хорошо, хоть не кошмары. А так пусть ест меня сколько хочет.
-Ладно, спи уже, чудо ты мое рыбообразное. - Джеймс обнял брата и повалил его на кровать, целуя в шею. Поудобнее обняв Чарли, Дюфор улыбнулся и посмотрел тому в глаза. Такой смешной. Рыба моя..
-Ну расскажи что-ли, как там Хогвартс? Дамблдор всё так же строит из себя директора? - Джеймс крепче обнял брата и уткнулся тому в шею, прикрыв глаза. Затуманенный алкоголем мозг работал на автопилоте, но отключаться ни в какую не хотел.
Только из-за Чарльза Дюфор не остался на каникулы в общаге при аспирантуре, а приехал домой. Он знал, что брат по нему скучает, да и сам Джеймс по нему начинал дико скучать, если не видел его больше недели. А Хогвартс-то теперь был недосягаемо далеко. Но сейчас были каникулы и поэтому братья виделись почти каждый день , чему Джеймс был несказанно рад. Конечно было немного обидно, что Джеффри остался в аспирантуре, хотя с другой стороны Адриан по крайней мере не ходил за Джеффри хвостом, гордо на него поглядывая, что вечно раздражало Джеймса. А пока близнеца не было, Адриана, в принципе, можно было принимать просто за фоновые помехи, которые иногда распускают руки чисто в воспитательных целях.

+1

4

-Спи уже, чудо ты мое рыбообразное, - Чарли блаженно зажмурился, обнимая Джеймса в ответ.
-Да-да, все... Сплю... - Чарли змейкой выполз из-под тяжелого тела и устроился у брата под бочком, обнимая того за шею, - Только ты возвращайся завтра пораньше, хорошо?
Джеймс был большой и горячий, от него одуряюще несло алкоголем. Он уткнулся в шею брата носом, и Чарли вдруг почувствовал себя таким взрослым и самостоятельным...
-В Хогвартсе, как всегда, скучища, - вздохнул Чарльз, - Джеймс! Пообещай мне, что рождество ты отметишь дома!
Воспоминание о Хогвартсе заставило Чарли мелко, едва заметно задрожать (что, кстати, не к добру). Он полгода существовал в Хогвартсе. Один. Без Джеймса. Без Джеффри. И ему предстояло еще два с половиной года жить там в одиночестве, сидя по ночам на кровати и беззвучно роняя слезы. Бояться просыпаться утром - вдруг сегодня у него опять будет приступ эпилепсии или еще что-нибудь похуже, а ни одного из старших братьев не окажется рядом. В Хогвартсе Чарльз не доверял даже медсестре, только братьям. Только им он позволял прикасаться к себе, когда был особенно на взводе. Только им было позволено повысить на него голос, хотя они этого никогда и не делали. Только им было позволено подойти к нему, когда он был в истерике.
-Джеймс... Я не хочу туда ехать... Меня там никто не ждет... Там нет тебя... И Джеффри... Я не хочу туда больше!
Чарли держался из последних сил, но истерика уже подкатывала к горлу, а слезы - к глазам. Обычно просто воспоминания не доводили Чарльза до такого состояния но на данный момент он еле сдерживался. Главное, чтобы припадка не случилось, а то ведь Адриан обвинит во всем Джеймса, скажет, что это из-за его позднего прихода домой... Нет, нельзя... Закрыв глаза, Чарли вспомнил, что говорил ему один из его многочисленных врачей и представил зеленую полянку с цветами и бабочками. Стало немного легче и он опять открыл глаза, посмотрев на брата. Ужасно не хотелось уезжать обратно, там где нет никого родного.
Прикрыв глаза и блаженно улыбнувшись, Чарли прижался к брату еще сильнее. На ощупь тело самого младшего из Дюфоров было похоже на куриные косточки, обтянутые пергаментом - порой врачи даже пугали, что его дистрофия уже очень близка к анарексии. Казалось, нажмешь где-нибудь посильнее - и он уже рассыпется прямо у тебя на руках.
-Ты только не испаряйся, хорошо?
Чарли не понимал, что это неправильно, что нельзя двум юношам, тем более, братьям, лежать в обнимку под одним одеялом. Вернее, он просто не думал об этом. Он был чересчур начитанным для своего возраста, читая уже не детские книжки, как казалось бы, а классические произведения Эдгара По, Оскара Уайлда и прочих, и знал он довольно-таки много, больше, чем положено в его возрасте. Но его беда заключалась в том, что он не был знаком с общественным мнением. Он с ним никогда не сталкивался. Отец и братья всегда пытались в раннем возрасте ограничить его общение с людьми, потому что мальчик притягивал неприятные взгляды, даже просто идя по улице. Люди не любят тех, кто от них отличается. И, не зная ничего об общественном мнении, он не мог подумать, что люди могут осудить их за столь близкие для просто братьев отношения. Но даже если бы он это знал, ему бы было все равно. Это же... Джеймс! Да что вы можете знать?! Он ближе мне, чем все вы, вместе взятые!
-Возвращайся в Хогвартс... Пожалуйста, я не могу там без тебя...
По щекам беззвучно покатились слезы. Чарльз покраснел от стыда и попытался спрятать лицо в подушку, чтобы Джеймс этого не увидел. Однако доступа к подушке не было ввиду того, что подбородок Чарли упирался в плечо Джеймса, что сильно ограничивало свободу движений. Младший Дюфор опять задрожал - от слез и стыда, сильнее, все сильнее и еще сильнее...

0

5

Дюфор прикрыв глаза слушал брата. На душе как будто скребли кошки. Ну далась мне эта аспирантура. Мог и потом экстерном её закончить. Или заочно заниматься. Зато был бы с ним.
-Ты только не испаряйся, хорошо? - Джеймс грустно улыбнулся и тихо вздохнул. Нельзя было показывать Чарли, насколько порой самому бывает тяжело скрыть слезы и не впасть в истерику, смотря на то, как младший брат борется за жизнь, как во время припадка все хрупкое тело Чарли ломает изнутри. И ведь непонятно, почему жизнь так несправедлива к некоторым.
-Возвращайся в Хогвартс... Пожалуйста, я не могу там без тебя... - Тихий, практически неслышный шепот прокрался в сознание. Брата затрясло.
-Успокойся. Все будет хорошо. У меня практика будет в Хогвартсе. Совсем скоро. - Джеймс приподнялся и осторожно повернул лицо брата к себе. Света практически не было, только луна неровным светом освещала комнату.
-И если хочешь, то я могу после учебы аппарировать в Хог. Все таки уже научился. Правда чуть на молекулы составные не распался, когда первый раз пробовал. А потом за мной учитель по лесам по долам скакал, пытаясь вычислить, аппарировал ли я куда-нибудь и если аппарировал, то где меня искать. Ох и нагоняй был мне тогда... Ну точнее когда меня все же нашли. - Дюфор усмехнулся. Он пытался успокоить брата. Отвлечь хотя бы разговором, да и идея с аппарацией его самого зацепила. Все таки если что - можно бы было спокойно переночевать у Штэфа. Он все таки староста, а у старост отдельная комната. Главное только на Филча не нарваться.. Да и что, меня в родную школу что-ли не пустят?! Бред.. Парень успокаивающе гладил Чарли по плечу, нервы были напряжены до предела. Даже хмель уже выветрился. Если начнется припадок, то надо будет будить отца. Он все таки более квалифицированную помощь сможет оказать. Благо он-то в отличии от меня заклинания знает... Пусть потом орет на меня сколько хочет. Наплевать.
-Глупый, ну не плач. Все же хорошо. Я здесь, Джеффри говорил что тоже на рождество выберется к нам. А не выберется, так мы сами его достанем. Украдем из аспирантуры. А то он уже совсем в книжного червя превратился. То учится, то бегает. Этакий накаченный книжный червь получается. И далась ему эта зимняя сессия.. Вон, у меня тоже она сейчас идет. И ничего.. Потом как-нибудь сдам. Сымпровизирую как-нибудь. Да и если что, то просто Джеффри по второму кругу пошлю экзамен сдавать. Вон видишь, как удобно, когда у тебя есть брат близнец, тем более такой умный. - Джеймс следил за каждым движением Чарльза, особенно за мимикой, пытаясь понять, что он думает, какое у него сейчас состояние.
Черт, а ведь сейчас-то в этом виноват только я. Нет, ну надо было мне напиваться... В следующий раз если напиваюсь, то доползаю до дома, стреляю в себя заклинанием снотворным и откидываю лапки до утра. А то поговорить, блин, захотелось. Тьфу. Джеймс нервно тряхнул головой и с настороженным вниманием посмотрел на Чарлика.
-Ну что ты, братишка? - Джеймс замолчал, не зная что еще добавить просто молча смотрел на Чарльза. Ну скажи хоть слово... Зачем молчать? Не надо. Не пугай меня.

+1

6

-Ну что ты, братишка? - Чарли молчал. Он не хотел ничего говорить. Он опять мешает жить брату. Сколько можно?
Тихо вздохнув, Дюфор-младший вытер слезы и отвернулся, смотря невидящими глазами в темноту. Без очков он мало что мог разглядеть. Врожденная катаракта - не очень хорошая вещь. Без очков Чарли был почти слеп, как летучая мышь, этим и обуславливался тот самый его страшный взгляд, которого боялись даже взрослые - глаза, подернутые белой пеленой, смотрящие вникуда. Казалось... А на самом деле это приземленная и прозаичная болезнь глаз. Хорошо хоть, не прогрессирующая и активно лечащаяся.
-Ты... - Чарльз подавился словами, как бы думая, произносить это или нет. Но потом все-таки решился, - Ты меня жалеешь...
Слова были произнесены угрожающим, совсем не детским голосом.
-Я по глазам твоим вижу. Не надо меня жалеть...
Чарли отвернулся, лег на спину и уставился в потолок. Перед глазами на ровной темной поверхности расплывались красивые разноцветные круги, какие-то прекрасные райские растения с яркими цветками. Слезы не текли. Взгляд был жестоким, совсем взрослым, как у заядлых авроров, для которых лучшим зрелищем служат лужи крови. Говорить не хотелось ничего. Чарли ненавидел тех, кто его жалел. Когда соседи говорили о нем с его отцом, когда врачи дарили ему конфеты, даже то, что отец ни разу не повысил на него голоса... О, черт... Как же иногда хочется, чтобы Адриан так же ударил его по лицу за какую-либо провинность, как и Джеймса. Чтобы было понятно, что Чарльз ничем не отличается от  старших братьев. Что он такой же как все... Но все давали ему понять обратное. Он не такой. Он отличается... Как надоело...
-Я такой же как вы!!! - закричал Чарльз, резко садясь на кровати и отбрасывая одеяло. От холода руки и ноги моментально покрылись синими трупными пятнами - при анемии такое часто бывает. Эти пятна как будто насмехались над ним, снова напоминая, что он не похож на остальных людей, что он не такой как все...
-И не говори мне, что мне вредно нервничать! - резко воскликнул Дюфор, тыкая пальцем в старшего брата, - Не надо меня жалеть...
Вскоре истерика прошла и Чарли с тяжелым сердцем лег обратно на кровать, зарываясь носом в длинные кудрявые волосы брата. Он уже ничего не говорил, потому что понял, что каждое слово, произнесенное им, все больше заставляет Джеймса сожалеть, что он вообще вернулся домой. Он только тихо посапывал. На секунду проскользнула мысль хорошенько высморкаться в волосы брата, чтобы тот в дальнейшем даже не подумал его жалеть. Но вскоре он передумал и, положив холодную лапку на грудь Джеймса, прикрыл глаза.

0

7

Наконец брат успокоился и лег на кровать. Джеймс смотрел куда-то сквозь стену, впав в подобие ступора и тщетно пытаясь выловить какие-нибудь боле-менее осмысленные мысли.
-Ты... Ты меня жалеешь... - Раздался тихий и злобный голос Чарльза. Дюфор все в такой же прострации перевел на него удивленный взгляд.
-В смысле? - Ничего не понимая произнес парень.
-Я по глазам твоим вижу. Не надо меня жалеть... - Чарли отвернулся и замолчал.
-Начало-ось. Чарли, я тебя не жалею. Я за тебя переживаю. И ты можешь понять, что повод есть. Или я уже не имею право этого делать? - Растеряно проговорил Джеймс, пытаясь стряхнуть состояние оцепенения. Он понимал, что брат не любит такой вот опеки и когда за ним носится, поэтому чаще всего Дюфор-старший старался вообще не вмешиваться в лечебно-психологическую жизнь брата. Просто был рядом. Это нельзя было назвать жалостью. Скорее обычная опека старшего брата. Но Чарльзу этого нельзя было объяснить. Да, иногда проскакивала и жалость, но чаще всего Джеймс забывал о болезнях младшего, когда был с ним. Черт, что же я по-пьяни-то такой сентиментальный становлюсь?
-Я такой же как вы!!! - Чарли сорвался на крик в голосе появились истеричные нотки.-И не говори мне, что мне вредно нервничать! Не надо меня жалеть...
-Я тебе сейчас что-нибудь говорил, да? - Холодно проговорил парень, обнимая брата и поворачиваясь так, чтобы видеть его лицо. -Как же мне надоело. Чарли, ты слишком буйно реагируешь на чужую жалость. Не пробовал просто не обращать внимания на всех этих "плакальщиков" доморощенных? Где-то в глубине души ты сам жалеешь себя и ненавидишь свое тело. Пофигистом быть не пробовал? - Джеймс одним резким движением убрал руку брата со своей груди и пристально заглянул ему в глаза. Рука зарылась в жесткие волосы Чарли и немного оттянула его голову назад.
-Если не хочешь чтобы к тебе так относились - веди себя по-другому. Не будь тряпкой. - Сипло прорычал Джеймс. Краем сознания он понимал, что слова доставляют брату боль и корил себя за это но.. Он же хочет быть как все? А жизнь не игрушка. Скорее - борьба за место под солнцем и иногда приходится рвать жизнь других, чтобы жить самому.
Не дав брату что либо ответить Джеймс резко подался вперед и коснулся губ брата своими, второй рукой он обнял Чарли за талию, таким образом притягивая его к себе слабые попытки Чарльза оттолкнуть Джеймса ни к чему не привели, он только еще сильнее запрокинул голову брата назад и проник языком ему в рот, обреченно и грубо его целуя. Пытаясь передать частицу своей ярости, заставить его забыть о том, что он болен, что ему нельзя волноваться, нельзя испытывать сильные эмоции. Жить вот в такой клетке невозможно. Быть комнатным растением - неинтересно. Интереснее рисковать и ходить по краю. Все таки какой смысл жить, если нельзя испытать всё?
-Сам не замыкайся на своих болезнях. Просто забудь что они есть. - прошептал Джеймс, немного отстраняясь. Сердце колотилось как бешеное, перед глазами все немного плыло. Не было мыслей на тему: " А что он обо мне подумает, а как он ко мне будет относится?" Алкоголь, усталость и злоба на окружающий мир заставили мозг совсем отключится. Какое они имеют право так к нему относится, только из-за того, что он на них непохож? Люди.. Как же они мелочны. И как же боятся всего, что не вписывается в их общепринятую, вне гласную схему, которую они сами создали и начали загонять себя в эту схему.
Рука скользила по спине брата, чертя какие-то понятные только Джеймсу узоры, другой рукой Дюфор перебирал короткие волосы Чарльза. Он вновь нашел губы брата и поцеловал того уже нежней, спокойней. Какие бы то ни было различия для Джеймса стерлись, моральные принципы тоже. Брат, не брат - какая разница? Главное - хоть как-то объяснить ему, что он просто дорог, что его любят и что жалость и переживание - это разные вещи. Показать, что он такой как все.. А уж что таким оригинальным способом... Кто сказал, что Джеймс сам был морально уравновешенным ребенком без психических отклонений? Ведь он тоже, увы, не вписывался в "схему" и не мог ей следовать.

+1

8

-Если не хочешь чтобы к тебе так относились - веди себя по-другому. Не будь тряпкой.
На глаза опять хотели навернуться слезы, но в голове пульсировали слова: "Не будь тряпкой... Не будь тряпкой..." На самом деле, можешь ли ты хоть один раз в жизни побыть мужчиной? Чарльз стиснул зубы. Он уже не отличал боль, причиняемую руками Джеймса от боли, причиняемой словами Джеймса. И когда он резко схватил его за талию, оттянув голову назад, Дюфор только тихо застонал сквозь зубы, не подавая вида, что ему больно. Он уже открыл рот чтобы что-то ответить, но туда моментально проникло что-то длинное влажное и скользкое. Чарли не понял, что произошло, раньше с ним никогда такого не случалось. Но для себя он решил, что это очень даже хорошо. Дрожь опять охватила тело Чарльза, но усилием воли он заставил ее успокоиться, мысленно наорав на себя.
Действительно, чем я отличаюсь от всех остальных? У меня две руки, две ноги, голова - я такой же как все! И я не умру, если на меня прикрикнуть, если меня ударить, схватить за волосы. Не умер же!
Чарли почувствовал, как его собственный язык инстинктивно проникает в рот брата и начинает делать там какие-то движения. Вскоре это уже напоминало борьбу и Чарли был горд, что не позволял Джеймсу над собой доминировать, что давал достойной отпор. Как в игре. Это было похоже на игру. Только вот раньше играя с Чарли, оба его брата всегда поддавались ему, здесь же... Настоящая война, без уловок и поддавков. Ногти Чарли впились в спину Джеймса - все инстинктивно, неосмысленно, не отдавая себе отчета в действиях. Такое ощущение, что мозг отказывался работать, что тело просто подчинялось древним инстинктам. И эти инстинкты говорили Чарльзу, что он должен победить, что ему нельзя сдаваться. В конце концов, все пятнадцать лет, которые он прожил тоже были войной - войной за жизнь, за место в жизни, войной с болезнями, загоняющими его в могилу, войной с людьми, которые своей жалостью делали то же самое. Войной с отцом, который пытался создать для сына все условия, чтобы ему жилось хоть немного легче. Войной с миром за право стоять наравне с остальными его обитателями. Плечом к плечу, а не сзади. Дышать тем же воздухом, что и они, а не прошедшим сорок восемь стадий очищения. Быть сильным. Быть мужчиной.
Воодушевившись этим внутренним монологом, Чарльз вцепился в волосы брата, тоже оттягивая его голову, словно пытаясь оторвать ее от себя. Это было, конечно, глупо, но было крайне приятно понимать, что он может причинять боль также, как могут причинять ему. Но тут пальцы Джеймса разжались, отпуская Чарли. Ажиотаж сменился ликованием. Он сдался!!! Чарли расслабился и откинулся на подушку, считая что игра завершена, причем его, Чарли, победой. Осталась приятная пустота внутри, пустота и кричащая радость. Я такой же как все...
Однако через несколько секунд Дюфор понял, что радость была слишком преждевременной. Причем, преждевременной - это мягко сказано. Игра не закончилась, игра только-только началась. Руки Джеймса спустились под одеяло, стаскивая с Чарли последнюю деталь гардероба, причем Дюфор не успел ничего сделать, чтобы это предотвратить. Улыбка Джеймса была больше похожа на звериный оскал, хищный и кровожадный. Не будь тряпкой. Чарли посмотрел на брата глазами, полными страха и непонимания. Нет... Он не сделает этого... Не будь тряпкой. Поражение тоже надо принимать достойно.
Чарли не издал ни звука, когда сильные руки брата перевернули его и уткнули лицом в подушку. Он дрожал, его колотило так, как еще никогда раньше, но он уже не обращал на это внимания. Не будь тряпкой. Страх, боль, все смешалось в воспаленном сознании, давая всему этому привкус... удовольствия... Чтобы не закричать от боли, Чарли вцепился зубами в угол подушки, лицо его покраснело и покрылось багровыми пятнами, из горла вылетали только какие-то странные звуки, похожие на стоны, всхлипы и судорожное похныкивание. Боль наполняла все его тело, которое дрожало все сильнее и сильнее, но никто этого уже не замечал. Боль заполнила мозг, он не мог уже думать ни о чем, кроме нее, он не видел ничего - в глазах потемнело, и даже если бы небо сейчас упало на землю, Чарльз бы этого не заметил. Повернув голову набок, он сжал простынь тонкими пальцами, так, что костяшки побелели. Вскоре первый прилив отошел и Дюфор начал прислушиваться к новым ощущениям, таким странным и непривычным и понимал, что они, помимо его воли, ему нравятся.
Надо уметь проигрывать.

0

9

В какой-то момент Джеймс совсем потерял контроль над собой, забыв про все. Отец в порывах ярости часто говорил, что Джеймс больше похож на какое-то дикое животное, чем на человека. И сейчас казалось, что остались только звериные инстинкты. Картина происходящего как будто смазалась, все ощущения заполонила страсть. Легкая боль, которую доставлял ему Чарли только тонизировала Джеймса, действовала как катализатор, заставляя еще яростнее целовать брата.
Наконец сдерживать все растущие желание стало невозможно и Джеймс разорвал поцелуй, на секунду отстраняясь от Чарльза. Еще секунда и он уже повернул его на живот. На губах заиграла странная улыбка, парень подцепил Чарли за бок и слегка его приподнял, заставляя тем самым встать на колени. Никаких предварительных ласк, ничего. Сильно грубо, просто чтобы удовлетворить свое собственное желание. Не задумываясь о том, будет ли ему хорошо, не будет ли ему больно. Всхлипов брата Джеймс практически не слышал - слишком затуманенно было сознание.
Наконец желание как будто накинуло удавку на горло Джеймсу, а затем резко отпустило, оставив после себя только непонятное тепло и слабость в теле, да полное отсутствие каких-либо мыслей в голове.
Дюфор тихо застонав упал рядом с братом, притягивая его к себе, дыхание до сих пор было горячим и срывающимся. Джеймс глубоко вздохнул пытаясь успокоить сердцебиение. Осознание только что совершенного пришло с запозданием, как обычно и бывает в таких вот ситуациях.
Извинятся перед братом было бессмысленно и глупо. Он сам хотел увидеть жизнь такой, какая она есть - с острыми краями, рваную, пугающую, но все равно невообразимо прекрасную в своем уродстве и искаженности.
Слова сейчас были лишними. Да и говорить было нечего. Не о чем. Парень всегда старался с братом быть ласковым, держать себя на коротком поводке, так сказать а сейчас.. Что ж, он бы все равно рано или поздно узнал обо всех сторонах моей души. Так что если уж разочаруется, то пусть это будет сейчас, чем потом.
Джеймс уткнулся в плечо брата и полуприкрыл глаза, рука осторожно гладила Чарли по животу. Это состояние задумчивой отрешенности не давало Джеймсу впасть в истерику или полностью осознать, насколько губительны будут последствия случившегося для брата.
Тишина нарушалась только тихим сопением Чарльза, казалось что время вообще остановилось или наоборот с огромной скоростью проносится перед глазами и ничего не возможно сделать. Наконец Дюфор открыл глаза и приподнялся, вглядываясь в хрупкое тело, свернувшееся калачиком на кровати. Джеймс нежно улыбнулся и поцеловал брата в плечо. Надеюсь, ты поймешь...

0

10

Как все закончилось, Чарли не заметил. Казалось, он вообще уже ничего не замечал. На все было плевать, по щекам градом струились слезы, на которые Дюфор уже даже не обращал внимания. По внутренней стороне бедер текли алые ручейки, находя себе дорогу через толпы мурашек. Вскоре Джеймс, откинувшись назад, застонал и к алым ручейкам присоеднились белые. Потом мальчик был просто грубо отброшен в сторону, как надоевшая игрушка, как использованный носовой платок. Простынь тоже пропиталась кровью и спермой. Тельце, маленькое и субтильное, не двигалось, только иногда легонечко вздрагивало. Чарли не заметил объятий Джеймса, он просто тупо пялился вникуда, куда-то за пределы этого мира, где еще никто не был, чего еще никто не видел. Только один маленький пятнадцатилетний мальчик.
Мысли, казалось, сейчас полезут из ушей, из-за того, что им тесно в черепной коробке. Зачем? За что? Зачем он так со мной поступил? Почему он причинил мне такую боль? Я что-то сделал не так? Джеймс... Я тебе верил...
Но вскоре эти мысли начали вытесняться другими. Он старше, он знает. Значит, так надо. Значит, так должно было произойти. Ему понравилось - чего еще надо? За все надо платить, Чарли, за все надо платить. И за то, что он уже который год тебе только что сопли не вытирает, тоже надо платить. Болью, кровью, унижением... Но надо. Слезы пересохли. Глаза закрылись. Повтора не хотелось, но Чарльз сердцем чувствовал, что это не последний раз. Что ж, если Джеймсу это надо... То я буду только рад, что нашел способ отдавать ему за все его добродетели.
-Джеймс, что это было? - наконец сумел выдавить из себя Чарли.
Что бы то ни было, но брату это доставило удовольствие. Учтем.
Не успел Джеймс открыть рот, чтобы что-то сказать, да он наверное, и не собирался ничего говорить, как тихо скрипнул дверь комнаты.
-Вы почему еще не спите? - раздался громкий голос Адриана, - Джеймс, ты что, опять младшего до истерики доводишь?
Глаза резануло от резко включенного света, Чарли невольно зажмурился.
-Джеймс! - рявкнул он, - Иди в свою кровать, не дыши на ребенка своим перегаром. Что вы тут вообще делаете?
Со злостью Дюфор старший сорвал с сыновей одеяло. Циничная и некрасивая картина предстала перед ним во всем своем великолепии. Слезы, текущие по щекам младшего сына и покрасневшее лицо старшего. Отстутствие какой бы то ни было одежды на обоих. Розовые пятна на простыни. Все было понятно без слов. Лицо отца сначала покраснело, потом побелело, а потом он молча схватился за сердце. Он ничем не выдавал рвущейся наружу ярости, только побелевшие до бумажного цвета губы его сдали.
-Пап... - тихо выдохнул Чарли, вцепляясь в Джеймса. До конца он еще не осознал всего ужаса происходящего.

0

11

ООС: Да-да, я неадекватен и весь мой пост можно назвать как: "И тут Остапа понесло..."

Казалось, что тишина будет длиться вечно. Время остановилось, а сердце стучало размеренно и спокойно, только вот трясло немного. То ли от нервов, то ли просто от усталости.
-Джеймс, что это было?
Парень вздрогнул как от пощечины и дрожащей убрал с лица намокшие пряди волос. А действительно, что? Хм... Если мыслить логически, то я только что изнасиловал младшего брата. Демоны, какая чушь. Джеймс приподнялся на локтях и медленно вздохнул, при этом крепко зажмуриваясь. Невыносимо захотелось выпить или покурить - лишь бы сбежать  от реальности, которая потихоньку начала превращаться в полный сюр.
-Вы почему еще не спите? - А вот после этой фразы захотелось просто-напросто застрелиться.
-Как же я ненавижу эту жизнь. - Сквозь стиснутые зубы проговорил парень, щурясь на свет, но вс же не сводя глаз с отца, который медленно зашел в комнату, не прекращая при этом сыпать проклятьями в сторону Джеймса.
- Иди в свою кровать, не дыши на ребенка своим перегаром. Что вы тут вообще делаете?
-И вовсе я на него перегаром не дышу - Рыкнул Дюфор, пытаясь перехватить улетающее в неизвестном направлении одеяло, но не успел, да и силы были неравны, поэтому одеяло все же улетело в другой конец комнаты...
А потом.. Потом в комнате воцарилась буквально гробовая тишина, нарушаемая только немного хриплым дыханием Адриана, который все еще пытался держать себя в руках, причем у него это пока что неплохо получалось. По крайней мере тишину отец семейства до сих пор не нарушил и лишь с немым вопросом в глазах смотрел на своих отроков.
Ох не нравится мне это. Джеймс с нервной улыбкой все-таки оторвал взгляд от отца и тут же с интересом уставился на плечо младшего брата. Черт, черт, черт.. Мне это снится. Этого не было. Никогда не было.
-Пап... - Парень почувствовал, как Чарли инстинктивно подвинулся ближе к нему и вцепился холодными пальцами ему в руку. Адриан всё так же молчал, с тихим ужасом в глазах глядя на своих сыновей.
-Я всё объясню. - Джеймс попытался встать, но иронично-холодный взгляд отца заставил парня остаться на месте и вновь повернуться к Чарльзу, который тоже вел себя как самый настоящий партизан и только большими, как у лемура, глазами продолжал следить за разворачивающейся трагикомедией.
-И что же ты мне объяснишь? - Адриан склонился над кроватью и мало обращая внимания на Джеймса посмотрел на Чарли, проверяя всё ли с ним в порядке. -Ты сам-то хоть понимаешь, что ты его чуть не убил, извращенец малолетний?!
Как ни странно, отец даже не кричал, он говорил будничным тоном, как будто такие вот "события" в семье случалось по пять раз на дню, и все здесь происходящее было обычным делом.
-Я его бы не убил. - Буркнул Джеймс, уже не зная куда деваться от стыда. Адриан в ответ на это только поцокал языком и фыркнул, наконец-то переставая разглядывать Чарльза и принимая вертикальное положение в пространстве.
-Ты сейчас же встаешь, одеваешься и уходишь на все четыре стороны отсюда. - Отец семейства прогулочным шагом дошел до двери и подхватив джинсы Джеймса вернулся обратно.
Опять шестьсот двадцать пять... - мысленно вздохнул Джеймс, поднимаясь с кровати и под пристальным взглядом отца натягивая джинсы, а затем направляясь к стилам. Ни о какой ванной парень даже не заикнулся - ответ наверняка бы был один. Либо сдержанное "нет" либо не очень и матерное "нет".
-А теперь вернемся к тебе. На старшого даже можешь не смотреть, сегодня ты за него заступится не сможешь.  Уже дозаступался до такого, что он тебя вместо подстилки стал использовать. - С этими словами Адриан поднял Чарли с кровати и, не обращая внимания на его слабые попытки вырваться, потащил того в сторону ванной. -Слишком взрослым я смотрю себя возомнил. Да посмотри ты на себя, кто ты вообще такой и чего ты добился в жизни? Висишь у меня на шее и ножки свесил. Еще и радуешься и еще за старшего оболтуса заступаешься.
Старший оболтус отвлекся от зашнуровывания стилов и с задумчивым видом кивнул, решив для себя соглашаться с Адрианом - не согласишься, себе хуже. А ведь в некотором смысле он прав. Только я все равно никогда не пойму что мне нужно - поводок с шипами во внутрь, чтобы не дергался без повода, или, наоборот, полная свобода действий. Наверное, когда я это пойму, тогда и перестану быть таким вот идиотом.
Наконец дверь в ванную с треском захлопнулась и Джеймс остался один на один со своими мыслями, да только и их весь этот треск распугал. Ну что сказать, думаю, я могу себя поздравить. В восемнадцать лет я уже стал алкоголиком, который не может контролировать себя. - Приступ совестливости как всегда подкрался незаметно. А ну всех к черту. К черту их.
Парень вздохнул и сел на кровать Чарльза. А сейчас, чует моё сердце, в ванной будет свето представление. Как же хорошо, что мне уже восемнадцать и он не имеет право по крайней мере вот так вот меня затаскивать в ванную.. Хм... Хотя, лучше бы мне сейчас свалить по тихому. Ведь сейчас он разберется с Чарли и настанет моя очередь получать законные оплеухи.

0

12

Чарли закрыл глаза и глупо улыбался, надеясь, что Адриан сейчас просто растает, как кошмарный сон.
-Ты сейчас же встаешь, одеваешься и уходишь на все четыре стороны отсюда.
Глаза Чарли резко открылись, налившись злостью.
-Не вздумай его выгонять!
Отец тем временем все никак не мог угомониться.
-А теперь вернемся к тебе. На старшого даже можешь не смотреть, сегодня ты за него заступится не сможешь.  Уже дозаступался до такого, что он тебя вместо подстилки стал использовать. Слишком взрослым я смотрю себя возомнил. Да посмотри ты на себя, кто ты вообще такой и чего ты добился в жизни? Висишь у меня на шее и ножки свесил. Еще и радуешься и еще за старшего оболтуса заступаешься.
Мальчик затравленно посмотрел на отца, успев намотать на себя простынь, когда тот схватил его за локоть и поволок в ванную. Выкрутиться из тисков Адриана не представлялось возможным и Чарльзу оставалось только обиженно пыхтеть и пытаться что-то возразить.
-Кто я такой? Чего я добился?! А чего я должен добиваться в пятнадцать лет? И вместо подстилки он меня не использовал! Я сам захотел! А ты... Ты вообще мне никто, ясно?! Ты никогда за мной не следил, ты даже не знаешь, какие таблетки мне надо пить утром, а какие - в обед! Все делает Джеймс, а тебе вообще было всегда на меня плевать!
Каждое слово Чарли действовало на Адриана, как кинжал, вонзенный в сердце и, хотя Чарльз знал, что все его слова - ложь, ему хотелось причинить отцу как можно больше боли.
-Убери от меня руки!
Дверь ванной громко захлопнулась перед самым лицом Дюфора старшего и закрылась на шпингалет. Конечно, если бы отец захотел, он бы вынес дверь вместе со шпингалетом и вместе с косяком, но все звуки в коридоре стихли. Чарли покрепче закутался в простынь и сел в ванную, пытаясь как-то осмыслить то, что только что произошло. Ненавижу. Их обоих ненавижу. Оба они придурки, что один - пьяный имбецилл, что второй - старый пофигист, возникающий когда не надо. Господи, ну за что я вообще родился на свет? Почему мать аборт не сделала, или не отказалась от меня, она же хотела... Сидеть было больно и Чарли лег на спину, согнув ноги в коленях, поставив их на край ванной. Одной ногой он задел регулятор крана и в ванну полилась вода, но мальчик уже не обращал на это внимания, несмотря на то, что уже начал намокать. Утону - им же хуже будет. Взгляд упал на полочку с всяческими бытовыми зельепродуктами, вроде шампуня и зубной пасты, среди которых непонятно как затесалась сигаретная пачка Джеймса. Чарли вспомнил, что несмотря на все вопли Адриана, старший брат любил засесть в ванной с сигаретой в зубах. Рука сама потянулась к пачке, потом, тоже не спрашивая разрешения у хозяина, потянулась к зажигалке. Ледяная вода уже подбиралась к горлу. Ага-а, вот я сейчас простужусь и пусть потом этот старый засранец носится со мной, как с писаной торбой. Черт возьми, холодно... Ай! А вот вообще, заболею воспалением легких и умру. Кстати о легких... Дым вырвался из горла Чарльза судорожным кашлем, но дальше дело пошло веселей. Никотин продолжа обжигать легкие, но Дюфор боролся с отвращением, вдыхая дым настолько глубоко, насколько мог. Вскоре отдельные части тела начало сводить судорогой от медленно наполнявшей ванную ледяной воды. Тело начало приобретать синий цвет, конечностей своих Чарли уже не чувствовал минут пять как - при анемии такое переохлаждение очень опасно.
-Ты что там делаешь? - раздался трубный глас из коридора.
-Да нет, ничего, всего лишь топлюсь... - ехидно ответил Чарли, затягиваясь и опять закашлявшись.
И тут случилось то, чего Чарльз в глубине своей души очень ждал - дверь слетела с петель вместе с куском косяка.
-Да за что ж мне Бог таких сыновей послал?! - Адриан выглядел, как раненый медведь, особенно с цветом его одежды и с комплекцией.
В следующую же секунду начавший уже потихонечку терять сознание Чарльз был выхвачен из ледяной воды и под мышкой выволочен из ванной.
-Знаешь что, папочка! - Чарли, воспользовавшись своей мокростью, выскользнул из лап отца и, подхватывая спадающую простынь встал перед ним, - Я решил, что сидеть у тебя на шее, как ты сказал, больше не резон!
После этих слов он, что было духу рванул в сторону своей и Джеймсовской комнаты. Старший брат все еще зашнуровывался. Чарли, обежав его, скинул простынь и начал натягивать на мокрое тело джинсы. Одевшись и кое-как замотав шарф, Чарли натянул кроссовки и рванул вниз по лестнице, обходя решившего уже на все забить отца. Куда он пойдет, он не знал, главное - подальше отсюда. Пока отец и брат пытались понять, что вообще происходит, мальчик уже что было духу припустил из дома. Надоело. Замерзну - так замерзну.
На улице действительно было очень холодно, особенно для того, кто только что вылез из ледяной ванной, да впридачу к тому еще и имеет ужасно слабый иммунитет. Прощайте... Придурки.

0

13

От размельчения мозга Купорос-Е...

Весело-весело нас закуролесило. - Джеймс лениво потянулся и глянул вслед убегающему братишке.
-Пап, не переживай он вернется, просто слишком много о себе возомнил, как и я, наверное. - Парень встал и пошел искать накидку или хотябы футболку. А самое веселое, что виноват во всем я. Боги, как надоело быть крайним. Адриан в ответ на это только тихо вздохнул и махнул рукой мол "разбирайтесь сами, если что - меня тут не было".
-Джеймс, он же простудится и умрет. - Адриан вздохнул и подошел к окну, пытаясь увидеть там убегающий силуэт пятнадцатилетнего мальчугана.
-И нас заодно в могилу сведет. - Дюфор мрачно кивнул и вышел за дверь, на ходу натягивая толстовку. Игра в кошки-мышки какая-то пошла. Ну куда ему сирому и убогому в кроссовках бегать? Сейчас он у меня добегается.
Перепрыгивая через одну, а иногда через две ступеньки Джеймс все-таки выбежал из дома и пробуксовав на льду в нерешительности остановился возле дома, с интересом всматриваясь в следы от кроссовок. И куда же он побежал, интересно мне знать? Наверняка к сокурсникам.. Хотя каким?
Джеймс шел по улице, иногда ежась от холода, мысли как обычно перепутались. Ведь он же сам меня и вынуждает так с ним поступить. Младший братик.. Дал господь наказание.
Джеймс сам того не замечая ускорил шаг и пошел вперед, прямо по цепочке следов, которые отчетливо виднелись на слегка припорошенном снегом асфальте. Хорошо, отца он предположим оттолкнул, он его, предположим, холит и лелеет. Да только, черт побери, без отца мы никто.
Наконец впереди показался знакомый силуэт, который спотыкался, поскальзывался, но всё же шел вперед. Утопить его чтоли в сугробе? Эх, жалко зима в Англии сугробами редко когда нас балует сугробами.
Коротко вздохнув, Джеймс перешел на бег и через секунду повалил братишку на мостовую, не особо заботясь о том, будет у него приступ или нет.
-Придурок. - Практически выплюнул Джеймс, заламывая руки Чарли за спину. -Я тебе не Адриан, который всё это терпеть будет. Я тебе клянусь - хоть ты сейчас подохни, я тебя не отпущу. - Тело начало материться и пытаться вырваться.
-ты что, не понимаешь ангийских слов что ли?! - Дюфор ослабил хватку и Чарли, который не ожидал такого подвоха от старшего брата, резко упал лицом на лед и подозрительно захрипел пытаясь вырваться. А сейчас у него случится приступ, потом какой-нибудь еще нервный тик, а затем он умрет.
-не умрешь. Переживешь, никуда не денешься. - Парень поднялся на ноги, а затем резким рывком поставил на ноги братишку. Волшебных палочек ни у кого не было все решала просто грубая сила, а тут выигрывал все-таки Джеймс. Как же странно все это. Лучше бы отец бегал с ним и разбирался.
-Если ты еще раз убежишь из дома, то тебя никто уже не пойдет ловить. Ты что, не понимаешь этого?! - Дюфор холодно посмотрел на брата, а затем схватив его за руку потащил обратно в поместье. Чарли порывался укусить брата или вообще вывихнуть ему руку, но все эти удары попадали как будто мимо цели. На самом деле было больно. При чем очень больно, только не физически а душевно. Наконец, Джеймсу надоело слушать возмущения брата и он остановился, отпуская руки парнишки.
-Посмотри на себя. Ты во что превратился, а?! Это у нас так за одну ночь люди меняются, да? - Парень презрительно прищурился, глядя на брата. -Хочешь курить - кури, если тебе от этого будет легче. Мне, наверное, проще об этом говорить, я сам курю. Только не будь настолько наглым при Адриане. Он наш отец, каким бы он странным ни был. - Эта политика кнута и пряника поднадоела. Хотелось просто обнять брата, успокоить, да только тогда бы тот взвыл и обиделся.
-Какой же ты странный. Я даже иногда поражаюсь. Зачем ты начал всё это действо? Устал от любви и ласки? - Джеймс неожиданно улыбнулся и потрепал уже совсем ничего не понимающего братишку по голове. -Хочешь замерзать на улице - пожалуйста. Я тебя не держу.
Не хватало для полноты картины только сделать рукой пригласительный жест, и самому улечься на снег, но тогда бы это был уже перебор. На улице не май месяц. В больницу мы поедем вместе. - Дюфор ухмыльнулся своей мысли и глянул на брата. Только я в психушку, а он в обычную. А потом уже ко мне долечиваться... Эх. и опять ему очки новы покупать. Ладно, как-нибудь куплю и вообще пора бы заклинание выучить, которое зрение делает нормальным. Жутко хотелось курить, да только сигареты были далеко. А конкретнее - дома.
-В общем так. - Джеймс сложил руки на груди и тяжело вздохнул. -Либо мы сейчас идем домой, либо беги на все четыре стороны.

Офф: Пост отредактирован, спэшл фо Ваз.

0

14

Руки уже посинели от холода и Чарли начал на них дышать в робкой надежде хоть немного их согреть, что, правда, давало мало результатов. В голове, как и должно было быть, крутились мысли обиженного ребенка. Вот сейчас простужусь и умру, а вам потом морока лишняя. Морги, крематории, кладбища... Замотаетесь! И в Хогвартсе траур будет! И Большой зал будет не в цветах факультета, а весь черный... От этих мыслей Чарли демонически рассмеялся, представляя, сколько шухера наделает его смерть. А если еще и узнают, что было перед этим, так вообще скандал будет на весь магический мир! И папу посадят и Джеймса посадят... Смех прервался приступом безудержного кашля - слабенький иммунитет все-таки не выдержал и первые признаки простуды уже прокрались в беззащитный организм. Кашель заставил Дюфора остановиться и согнуться, пытаясь хоть как-то справиться со своими легкими. В этот момент он услышал быстрый топот тяжелых шагов за спиной.
-Ой, бля... - вырвалось у мальчика, и он, стуча кулаком по груди, тоже сорвался на бег, но старший оказался проворнее.
Чарли был готов поклясться, что даже услышал треск собственных костей, падая на асфальт, погребенный тяжелым телом.
-Я тебе клянусь - хоть ты сейчас подохни, я тебя не отпущу!
-И подохну! - дергаясь изо всех сил, прокричал мальчик, начав даже убедительно хрипеть. Правда, хрипел он от того, что Джеймс, севший на него верхом, придавил край черно-желтого пуффендуйского шарфа и он натянулся, перекрывая Чарли кислород, - Отпусти!
Джеймс отпустил. Причем отпустил так, что не ожидавший этого Чарльз, в стремлении получить свободу, резко приложился лицом об асфальт. Хрустнула челюсть, хрупкие сосуды носа тоже этого не выдержали, кровь проступила на губах и хлынула из носа, который парень попытался зажать черным рукавом. Рукав быстро намок и Чарли уже не заметил, как его поставили на ноги и потащили в сторону поместья.
-Если ты еще раз убежишь из дома, то тебя никто уже не пойдет ловить. Ты что, не понимаешь этого?!
-Отвали! Отпусти мою руку, я туда не пойду! Я в Хогвартс пойду! - В тот момент Чарльз не особо сообразил, что добираться до Хога будет довольно-таки проблематично, да и было уже плевать на все.
Сопротивление, казалось, было вообще незамеченным и Чарли, резко вытянув ноги, плюхнулся на зад, считая, что так тащить его по асфальту будет куда проблематичнее, однако два нюанса подсказали ему, что поступил он ошибочно. Первым нюансом был лёд, по которому джинса скользила еще лучше, чем резиновая подошва кроссовок, а второй нюанс заключался в том, что после недавних событий было больно даже просто сидеть, не то чтобы падать на пострадавшую часть тела с высоты почти двух метров роста. Мальчишка взвыл и со всей силы дернул руку брата на себя. Тот неожиданно его отпустил и обернулся, посмотрев на обиженно сложившего руки на груди Чарльза.
-Какой же ты странный. Я даже иногда поражаюсь. Зачем ты начал всё это действо? Устал от любви и ласки?
Чарли зачерпнул пригоршню снега и вытер лицо, потом сплюнул кровь рядом с собой и исподлобья, взглядом затравленного зверька, посмотрел на брата.
-Позволь напомнить, что начинал все ты, а не я. И я, вроде как, был даже немного против, если ты не заметил!
Ужасно захотелось начать обвинять брата, да и отца за компанию, во всех смертных грехах, даже если это было бы неправдой, а это и было неправдой. Не хотелось даже пытаться укусить руку, которая потрепала Чарли по волосам.
-В общем так. Либо мы сейчас идем домой, либо беги на все четыре стороны.
-Не пойду я никуда. Папа сказал, чтобы ты уходил. А мне плевать. Я там один с ним не останусь! И Джеффри уехал. Делай, что хочешь, а домой я не пойду.
В этот момент действительно, хотелось идти куда угодно, но только не домой. Было стыдно перед отцом... Непонятно было, как теперь смотреть ему в глаза. Вырастил сынишек, как же... Чарли зашелся в еще одном приступе безумного кашля и опять угрожающе сплюнул кровь, не вставая с земли, вернее со льда. За одну ночь пришлось очень сильно повзрослеть...

0

15

-Не пойду я никуда. Папа сказал, чтобы ты уходил. А мне плевать. Я там один с ним не останусь! И Джеффри уехал. Делай, что хочешь, а домой я не пойду.
-Ну и не ходи. Ну и пожалуйста. - Джеймс не выдержал и плюхнулся на снег. Опять я виноват. Тьфу. Живите с Джеффри, который уехал и не трогайте меня. Дюфор с усталым видом смотрел на брата, который начал кашлять и плеваться кровью. И что тебе это даст, а?
-Итак. Повторяю в двадцать шестой раз. - Парень разлегся на снегу и блаженно потянулся. -Я хочу домой. Спать. И на Адриана мне как-то плевать. Что он с нами сделает-то? Ничего он с нами не сделает.
Чарли все так же продолжал кашлять не обращая внимания на разглагольствования старшего брата.
-Ну и что еще мне тебе надо сказать, чтобы ты наконец-то пошел домой? - Джеймс вздохнул и поднялся, тут же начиная отряхиваться. Интересно, если меня сейчас бъет озноб, то каково сейчас Чарли? А хотя ему, по-моему очень даже ничего.
-В общем так, вставай, проклятьем заклейменный. - Джеймс насекунду замолчал, раздумывая что бы сказать дальше, но вся красноречивость куда-то делась и поэтому пришлось просто замолчать и присесть на корточки рядом с братом. Ну нету у меня шила в заднице, так почему же я так кручусь то? Тьфу, сам себе стал напоминать Адриана.
-И ты сейчас в Хогвартс можешь пойти и я к друзьям ночевать, но зачем? Я думаю, что никто из друзей сейчас меня не будет рад видеть. Хотя они и сделают вид, что очень рады моему приходу. - Паренек фыркнул, вспомнив. что друзей то у него, собственно говоря раз-два и обчелся. Зато собутыльников пол Лондона, да только все эти собутыльники вечно куда-то испарялись, стоило Джеймсу вновь вляпаться в неприятности.
Хм, ладно, не будем о грустном. Будем о веселом. Идти мне сейчас некуда. Только если домой. И какого хрена у меня нет друзей-сверстников?! Только этот Шварцман, а он похуже отца меня пилить начнет за содеянное.
Пока Джеймс размышлял о том, каков же будет следущий поворот событий "проклятьем заклейменный" все так же сидел в снегу и с интересом смотрел на старшего брата, как будто он сейчас решит одним словом все мировые проблемы.
-В общем. Либо мы сейчас идем в какой-нибудь трактир, благо я много их знаю, либо мы возвращаемся домой и просим прощения у отца. И я, честно сказать, даже не знаю, что из предложенного хуже. От отца нам по любому не скрыться, пока он жив... - Джеймс посмотрел вокруг, как-будто пытаясь найти раннего прохожего или какого-нибудь бешенного собачника, который пошел в это время на прогулку, но как назло всё было тихо и спокойно. Закон подлости в нашей жизни занимает не последнюю роль, как я понял.
Парень совсем сник и с нервной ухмылкой крутанулся на мете, проверяя то ли стилы то ли свои нервы на прочность. Ладно, ничего. Переживем скандал дома и всё будет в порядке. Наверное.
-А так как у меня нет денег, то идем мы домой и там уже начинаем импровизировать. А потом спать. - Джеймс скрипнул зубами от досады но все-таки развернулся в сторону дома. Эх, вырасту, точно дома буду редко появляться. Лучше жить одному чем в таком вот "проклятом" месте. Хотелось как-то изменить жизнь, причем не через годы а уже сейчас, но парень не мог подвергать риску братика. Хотя-я..
-Ну что, домой или доведем отца до инфаркта? - С веселой улыбкой проговорил парень, убирая руки в карманы. Убейте во мне дух авантюризма.

0

16

-Прекрати, ты ничего не можешь сказать, чтобы я пошел домой!
Ребенка колотило в ознобе, холодно уже не было, стало очень жарко. Джемса он уже не слушал, его голос доносился как будто из другого мира.
-Ну что, домой или доведем отца до инфаркта?
-Да... Нет... Я не пойду домой... Я домой не пойду... - твердил мальчик, как заевшая пластинка.
Чарли лежал на спине в сугробе и чтобы хоть немного охладиться, он начал судорожно загребать снег пальцами и растирать им лицо. Джеймс расплывался, превращаясь то в огромную черную кляксу, то в кого-то еще... Картина происходящего смазалась, перед глазами поплыли зеленые пятна.
-Иди домой... Иди один... Я еще здесь немного посижу и приду... Мне жарко...
Лицо горело и покрывалось багровыми пятнами. Не хотелось уже ничего, хотелось заснуть и хорошо-хорошо выспаться... Чарли прикрыл глаза, чтобы разноцветные пятнышки не бегали перед глазами. Мозг начал медленно отключаться, тело, которое все продолжало гореть, все-таки начало погружаться в приятную истому. Тяжелое дыхание срывалось с губ горячей волной. Жарко... Жарко... Пальцы, не спрашивая разрешения у их обладателя, начали пытаться расстегивать пуговицы пальто. Шарф уже отлетел в сторону. Как же избавиться от этой ужасной топки? Черт возьми, как же жарко...
-Джеймс, мне жарко... Очень... Иди домой, иди, я отдохну и приду тоже...
По лбу покатились капельки пота, кровь на лице запеклась, губы пересохли, пальцы уже слабо скребли по снегу, пытаясь найти спасение от этой всепоглощающей жары, правда пальцев Чарльз уже не чувствовал ни капельки, они посинели и покрылись пятнами, грозя гангреной.
Как же жарко...

0

17

-Да почему ты домой-то не пойдешь? Тебе сейчас дома самое место... - Джеймс наконец перестал крутится и вновь оглянулся на Чарли, который, как заведенный, вновь и вновь повторял, что домой он не пойдет. -Чарли, с тобой всё в порядке?
Вопрос был скорее риторическим, да и задан был только из-за того, что мыслил сейчас Дюфор практически вслух, не особо пытаясь вникать в смысл всего происходящего. Все казалось сказочным и каким-то наигранным.
-Чарли, прекрати, вставай, пошли.. - Парень присел на корточки рядом с братом и попытался перехватить его руки. -Да хватит! Какой жарко?! На улице минус пять, а ему жарко. - Джеймс наконец-то схватил Чарли за руку и попытался его поднять, но младший лишь что-то прошептал и практически безвольной куклой повис в руках Дюфора. Черт.. Парень осторожно опустил субтильное тельце на снег и тихо матерясь начал искать в кармане у Чарли волшебную палочку. Если не получится найти тогда его на плечо и к первому попавшемуся магу в дом за волшебной палочкой. Пусть ночного рыцаря вызывают. Авось поверят, что брат просто перепил... А, ну вот, это даже не понадобится.
Парень вытащил из кармана у Чарльза волшебную палочку и слегка прищурившись на неё взглянул. Интересно, а она сработает в чужих руках? Сейчас проверим.. Джеймс с лицом юного теоретика взмахнул волшебной палочкой и не дожидаясь результата подхватил брата на руки. В этом году наверное самое веселое рождество в моей жизни будет.
Как ни странно, но ночной рыцарь подъехал практически сразу.
-Куда едем? - Раздался голос кондуктора или сушеной головы - в этот момент это было не столь важно. И как раз в этот момент наступил ступор. Причем ступор конкретный. Нужно было срочно ехать в Мунго, но при этом не хотелось застрять там месяца на два-три. Импровизация - двигатель прогресса. Да простит меня Джеффри, что я опять кошу под него.
-Нам срочно нужно в Мунго не могли бы вы довезти нас туда как можно быстрее, просто с аппарацией у меня пока что еще есть некоторые проблемы. - Нарочито спокойным тоном проговорил Джеймс, стараясь скрыть нервное перестукивание зубов. -У брата воспаление легких, наверное. В медицине я тоже не силен...
Дюфор не выдержал и нервно хихикнул, глядя на удивленное лицо кондуктора. Блин, надеюсь что Джеффри бы так поступил, будь он на моем месте. Джеймс набрал в легкие побольше воздуха и рявкнул на кондуктора:
-Вы не видете, что у меня на руках ребенок погибает?! - Такое чувство, что я его рожал. -В Мунго!!
Кондуктор после этих слов очухался и автобус наконец тронулся с места. Меня окружают одни идиоты. Сейчас еще и в Мунго придется разыгрывать театр одного актера. Джеймс устало привалился к стене, даже не пытаясь подняться пройти в салон. Сонные маги с испугом смотрели на Чарли, которого опять била дрожь. Ненавижу людей. Дюфор как-будто извиняясь улыбнулся и закрыл глаза, стараясь не обращать внимания на взгляды всех этих людей, которые как будто проникали в душу. Кто сказал, что хуже уже быть не может? Еще как может.
-Ваша остановка. - Двери автобуса открылись и Джеймс быстро юркнул наружу, пытаясь сдержаться и не обматерить первого попавшегося врача трехэтажным. Так, я Джеффри, а раз я Джеффри, то надо улыбаться.

0

18

Что происходило? А черт его знает. Опять огромная черная клякса, меня опять куда-то тянут... Кто-то... Где-то... Белые стены... И невыносимо жарко, очень жарко... Чарли сам не понял, когда он окончательно выпал из реальности.
Наконец жара сменилась приятным обволакивающим теплом. Тело Чарли как будто плавало в пространстве, в нос лезла смесь каких-то странных, до боли знакомых, приятных и неприятных запахов. В голове была приятная пустота, но потом все иллюзии резко обрушились и Дюфор словно упал в неприятную, очень болезненную реальность. Кости ломило до такой степени, что хотелось выть и стонать, губы ужасно пересохли, очень хотелось пить. С трудом открыв глаза, Чарли тут же опять зажмурился, потому что яркий свет резанул по глазам. Когда глаза попривыкли, Дюфор обнаружил, что свет в комнате выключен, и только лунные лучи прокрадываются сквозь занавески. Тогда почему они показались ему такими яркими? Облизнув пересохшие губы не менее пересохшим языком, он повернул голову. Руки бессильно лежали вдоль тела поверх одеяла из вены правого локтевого сгиба, заклееного лейкопластырем, торчала тоненькая прозрачная трубочка, поднимавшаяся наверх. Где она кончалась наверху, Чарльз так и не смог посмотреть - голова была ужасно тяжелой.
Знакомые белые стены, люстры на таком же ослепительно белом потолке, полочки, занавески, на котором уже изучен каждый узорчик... Мунго, где же еще я могу быть? Повернув голову налево, он увидел на полке... Сначала он не совсем понял, что лежало слева от него не пол, но потом он осознал это что-то по черным кудряшкам. На лицо брата была смешно смотреть, Чарли даже попытался улыбнуться, но тело отчаянно отказывалось его слушаться. Рот Джеймса перекосился, отчего щеки выглядели надутыми, как у хомячка, а из уголка рта вытекала струйка слюны, которой под щекой Дюфора скопилась уже целая лужа.
Интересно, как долго я здесь лежу? Сколько времени прошло? Час? Два? Полдня? Судя по ощущениям, меня здорово накачали снотворным, значит, гораздо дольше... А он сидит... Рядышком... Сразу стало очень тепло от мысли, что брат сидит рядом с ним, никуда от него не уходит, да и не собирается, в принципе. А отец пусть гонит сколько угодно, что он меня ни во что не ставит...
-Джеймс... - попытался негромко прошептать Чарли но, так как говорил он шепотом, своего голоса он даже сам не услышал, - Джеймс!
Ноль реакции. Что ж, пусть спит, может быть, ему тоже снотворного вкатили... Чарли прищурился, попытавшись рассмотреть часы, висящие на стенке, но разбитые очки сейчас валялись на тротуаре недалеко от их дома, где они и остались после того, как добрый братишка их расколотил посредством удара лицом младшего об асфальт. Чарли попытался сомкнуть губы, но понял, что тогда он не может дышать. Прислушавшись к ощущениям, он сообразил, что нос чем-то заткнут.
Рука, слушайся... Рука, слушайся... Пальцы, шевелитесь, я сказал! Рука послушалась, но с та-аким скрипом, как будто это металлическая лапа железного дровосека, постоящего пару часиков под дождем. То, что мешало дышать, оказалось ватными тампонами, насквозь пропитанными запекшейся кровью. Отковыряв остатки крови с верхней губы Чарли опять в изнеможении откинулся на подушку. Майн готт, чем же они меня обтравили-то? Никогда ж вроде такого не было... А главное, что со мной вообще произошло? Припадок? Да вроде непохоже, если бы припадок, я бы тут так долго не провалялся... Как долго? Хм... Сплошные вопросы и ни одного ответа... И - самое главное - Джеймс спит. Если б не спал, он бы мне все объяснил.
Тут дверь тихонечко скрипнула и в приятный полумрак скользнул луч яркого света. Потом включился верхний свет, Чарльз невольно зажмурился, а Джеймс с физиономией а ля "Кто я, и что со мной?" поднял голову, удивленно вытирая обслюневленную щеку.
-Добрый вечер, мистер Дюфор, вернее, доброй ночи, ну, как ваши дела? - в палату энергично зашло двухметровое нечто в белом халате и с волосами, стянутыми сзади в длинный хвост с пергаментом и пером в руках.
-Отлично, мистер Хорн, - прошептал Чарльз, заставляя себя улыбнуться. Громкий голос врача эхом отражался от стенок черепа, усиливая головную боль.
Врачей в Мунго вся семья Дюфоров знала почти уже всех, да и больничная карта Чарли уже использовалась в качестве учебного пособия у стажеров.
-Что со мной случилось? Сколько времени я здесь пробыл? И где отец?

0

19

В больницу их все-таки пустили, хотя других выходов у медперсонала и не было( еще бы - любимое семейство приехало. Стоило Джеймсу представиться Джеффри Дюфором, как все врачи стали вести себя более спокойно, хотя одна старая нянечка и порывалась проверить наличие алкоголя и никотина в крови Джеймса, но её не подпускали к такому вот "улыбчивому молодому человеку". О себе парень узнал в этот вечер очень много нового и решил что, пожалуй, пьяным больше домой приходить не будет - лучше оставаться у друзей, а с утра идти уже боле-менее трезвым домой.
Наконец свершилось чудо - Чарли все-таки осмотрели и разрешили старшему пройти в палату. Еще раз раскланявшись с медперсоналом, Дюфор уселся в уголочке и стал смотреть на Чарли и пытаться уснуть. Курить хотелось так, что казалось еще чуть-чуть и легкие вообще загорятся. В общем наверное надо не думать о никотине, только и всего. Ага.. Попробуй тут не подумай..
Последний раз фыркнув, парень забрался на полку и через некоторое время отрубился, послав все на свете и решив отоспаться на неделю вперед. Все равно товарищи санитары потом меня разбудят. Главное, как проснусь, не забыть о том, что как бы все-таки я это как бы не я.. А, к черту.
Как ни странно, но никаких снов не было, а может парень просто не помнил о таких - слишком уж вымотался он за день. Да только счастье не может длиться вечно - потихоньку сквозь стали пробиваться какие-то шумы, которые с становились все назойливее, да и отмахиваться от них становилось все проблематичнее. Ой да чтоб вас..
Тяжелые шаги главного врача не узнать было невозможно, а уж включенный свет только добавил атмосфере "уюта и теплоты", поэтому продолжать бессовестно дрыхнуть было уже невозможно. Единственное, что не могло не радовать в этот момент, так это, что мистер Хорн делал вид, что не замечает паренька, который пытался тихо и незаметно сползти с полки куда-нибудь ближе к земле. Ой ё.. Что же я пил-то вчера? Воду.. А позавчера.. Ууу... - Джеймс перестал пытаться сползти вниз и поудобнее устроился на полке, наблюдая за происходящим сверху. Как же хотелось, чтобы врач просто ушел, выключил свет и можно было бы спать дальше. День практически без сигарет и без еды подействовал на Джеймса, как ни странно, очень благотворно. Отца уже не хотелось убивать, хотелось просто слегка покусать, но оставить в живых на некоторое время.
-Что со мной случилось? Сколько времени я здесь пробыл? И где отец? - Тихо проговорил Чарли подслеповато щурясь и глядя на врача. Джеймс для себя решил не вмешиваться в этот разговор, надеясь что Чарльз все-таки тоже его перепутает с Джеффри и всё будет в порядке. По крайней мере до того момента, когда приедет отец.
-Вы здесь находитесь около полутора суток. Что с вами случилось можете даже не спрашивать - как обычно ничего хорошего. А насчет отца не беспокойтесь. Все под контролем. Он вас на Джеффри оставил. - Мужчина улыбнулся и глянул на верхнюю полку, изучающе глядя на Джеймса.
-Да-да, спасибо что за ним проследили. Сейчас мы поедем домой и всё будет в порядке. - Приветливая улыбка, казалось, приклеилась к лицу Дюфора и теперь её уже свести будет невозможно никакими средствами.
-А я бы настоятельно рекомендовал полежать еще денечек. Все таки мальчику нужны силы, чтобы восстановить энергию. - Врач задумчиво поглядел на Чарли, а затем на Джеймса. -Я думаю, вас это вполне устроит. И, кстати, можете идти домой. Теперь то ваш брат очнулся и ему ничего не грозит, кроме пары процедур. - Мужчина постучал пером по пергаменту и вновь посмотрел на Чарли.
-Хотя, в честь праздников мы можем его и отпустить...
-Буду премного благодарен. Да и папа обрадуется наверное. - Джеймс наконец-то рискнул сползти с полки и потянуться. Неужели все же всё обойдется? -Черт, как же курить хочется..
-Простите, что? - Врач с нескрываем удивлением уставился на старшего брата. Правда что-либо еще кроме удивления прочитать на лице у мистера Хорна было невозможно. Демоны, так глупо спалиться..
-Да говорю крутить так хочется.. Обруч. Давно физкультурой не занимался. - Парень обаятельно улыбнулся и встал чуть-ли не по "стойке смирно".
-Ну-ну.. Но я все же попросил бы вас пойти домой. А Чарльза мы еще подлечим. - Врач так же мило улыбнулся и и показал пером на выход. Так, я сейчас не выдержу, почему именно он тут главврач?!
-И вообще Чарльзу нужен покой и отдых а вы тут шумите. Не ужели ваша аспирантура настолько портит людей? - Джеймс подозрительно прищурился но все же решил идти до конца.
-Ну почему же портит? Наоборот наставляет на путь истинный. И может прекратите уже обсуждать мою жизнь, посмотрите что тут с братом и не будете нарушать покой?
-Конечно, да только я думаю нужно будет позвонить вашему отцу. Пусть все-таки он вас заберет. Так надежней... Или все же не волновать почем зря его? - Врач еще раз посмотрел на капельницу, затем взглянул на окровавленного Чарльза. -Какая-то странная у него простуда, скажу я вам по секрету. У нас при таких симптомах обычно немного другой диагноз ставят. - Глядя прямо в глаза Джеймсу проговорил врач, а затем, еще раз поклонившись, вышел.
И вот теперь попробуй его пойми. - Парень с интересом посмотрел на закрывшуюся дверь и с тихим вздохом сполз по стеночке вниз, украдкой зевая. Ничего говорить не хотелось. Хотелось просто молча продолжить спать, да только белые стены больницы вновь начали вызывать нервную дрожь - слишком уж неприятна была Дюфору эта обстановка и слишком уж хорошо он уже выучил эти самые стены.
-Ну как ты, очухался? - Джеймс нервно постучал костяшками пальцев по полу и нервно усмехнулся - наконец-то не надо было ни от кого скрываться и прятать чувство за фальшиво-приветливой улыбкой.

0

20

-Какого Джеффри? - встрепенулся Чарльз, - Где Джеффри? Это вы про него, что ли? Да вы перепутали, это же не Джеффри, это Дже...
-Да-да, спасибо что за ним проследили. Сейчас мы поедем домой и всё будет в порядке. - быстро перебил его брат.
Чарли оставалось только переводить изумленный взгляд с Джеймса на Хорна и обратно.
-Я думаю, вас это вполне устроит. И, кстати, можете идти домой. Теперь то ваш брат очнулся и ему ничего не грозит, кроме пары процедур.
-Нет! - Чарли попытался приподняться на локтях, но упал обратно на подушку, - Я пойду, пожалуй... - Мунго и так стала для Чарли вторым домом, причем, не очень приятным, поэтому не хотелось задерживаться здесь дольше, чем можно.
Поняв, что на него не обращают внимания, Чарли уставился в потолок и начал считать трещинки. Все равно делать ничего другого не оставалось - Джеймс и доктор болтали, как старые друзья, целиком и полностью игнорируя саму причину их беседы. Причина тем временем опять прикрыла глаза и начала тихонечко посапывать.
-Ну как ты, очухался? - голос брата резко выдернул Дюфора из полудремы и вернул обратно в реальный мир.
-Да что со мной станется-то?
Мальчик посмотрел на Джеймса сквозь ресницы и отвернулся. Зажмурившись, он негромко всхлипнул, вздохнул и рывком встал. Не обращая внимания на недоуменный взгляд брата, он откинул одеяло. По телу толпой пробежали мурашки и убежали куда-то в район шеи, улетев оттуда в неизвестном направлении.
-В общем так. Ты как хочешь, а я здесь торчать не собираюсь, - стиснув зубы, Чарли взял в левую руку провод капельницы и выдернул ее из вены, негромко вскрикнув. По локтевому сгибу пополз ручеек крови, Дюфор вытер его одеялом и встал босиком на грязный больничный пол. Путаяс в отвратительной болничной робе, в которую его всегда переодевали, стоило ему сюда попасть, он подошел к стулу, на котором были сложены его вещи.
-Я не знаю, куда, честное слово. Домой я не пойду. Что ж, скорее всего, в Хогвартс, вызову Ночного рыцаря и буду молиться, чтобы мне по шапке не надавали, - прокряхтел он, затягивая ремень джинсов не последнюю дырочку.
Из воротника ярко-зеленой футболки высунулась растрепанная голова.
-Я готов. Пошли? - зашнуровав кроссовки, Чарли посмотрел на брата, - Ну да, ну да... Я знаю, мне надо отлежаться... - он еще раз вытер кровь с локтя, теперь уже ладонью, - Но меня здесь уже тошнит, если честно. Теперь я постараюсь как можно реже сюда попадать.
Пихнув руки в задние карманы и подпрыгнув несколько раз для бодрости, Дюфор направился к двери.
-Вы далеко собрались? - дверь открылась прежде чем Чарли успел протянуть к ней руку и навстречу ему с ехидной улыбкой вышел доктор Хорн.
-Я домой. - безапеляционно заявил мальчик, пытаясь обойти врача, - Вы можете даже не пытаться меня остановить. Если вы меня не выпустите, я через окно сбегу.
-И обратно к нам же и попадешь. - усмехнулся Хорн
-Все, доктор, я пошел домой. Где моя верхняя одежда? - Чарли уже начал немного сомневаться в том, что его все-таки сегодня отсюда выпустят.
Вдруг о себе напомнил желудок, давно всеми позабытый, причем напомнил громким урчанием на всю палату.
-Хотя, нет. Сначала мне все-таки стоит заглянуть в кафетерий...

0


Вы здесь » Semantics: The Conweb Of Words » На долгую память » Братская любовь